Дело мэра Нюрбы обрастает новыми немаловажными деталями

25 марта, 2014 в 14:09
Мэр Нюрбы в ВС

5 марта в Верховном Суде РС (Я) началось судебное заседание апелляционной инстанции по уголовному делу в отношении Гаврила Дмитриевича ВАСИЛЬЕВА, мэра Нюрбы, по апелляционной жалобе адвокатов.

В отношении Гаврила Васильева было возбуждено уголовное дело по двум статьям – покушение на получение взятки и незаконное хранение оружия.

 По решению Нюрбинского суда он был признан виновным по этим статьям и приговорен на 7 лет 6 месяцев лишения свободы условно, в качестве дополнительного наказания – с выплатой штрафа в сумме около 6 млн рублей. Александр Иванов, второй фигурант резонансного дела, получил в качестве наказания 1 год лишения свободы условно с выплатой штрафа в сумме около 2 млн рублей.

Верховный Суд республики по отношению Васильева изменил условный срок на реальный с увеличением суммы штрафа.

Вчера 25 марта в Верховном Суде началось рассмотрение дела по апелляционной жалобе судебной коллегией в составе Алексея Пинигина, Анджелы Стрекаловской и Руслана Иванова (председатель). В качестве государственного обвинителя выступила прокурор Наталья Потапова.

На утреннем заседании адвокат Г.Васильева Василий Копылов подал ходатайство о допросе свидетеля Алексея ОБОЕВА, находившегося в розыске и журналистки газеты «Вести Якутии» Айталины НИКИФОРОВОЙ, взявшей у него интервью, на основании которого написала материал «Кто подставил мэра Нюрбы?». Он просил суд приобщить к материалам дела показания Обоева. На что выразили свое возражение прокурор, потерпевший и его новый представитель, ссылаясь на то, что это якобы частное мнение журналиста, Обоев – не свидетель, а подозреваемый, правовой статус у него другой. Прокурор:

— Сторона обвинения считает, что нет необходимости в участии новых свидетелей. Иного они не могут сказать.

Защита со своей стороны считает, что ходатайство обоснованное:

— Это ДОКАЗАТЕЛЬСТВО. Оно должно быть рассмотрено судом. По данному уголовному делу имело место фальсификации фактов.

Выходило, что именно ОБОЕВ является главным связующим звеном в этом запутанном деле.

Однако судебная коллегия решила отказать ходатайству адвоката, т.к. Обоев находится в розыске, а статья А.Никифоровой не является материалом, вещественным доказательством. Судьи отклонили и другие ходатайства.

В своем слове Гаврил Васильев был верен себе:

— Уголовное дело было сфабриковано с первого дня возбуждения. Дело было заведено на основании того, что мы были задержаны при передаче денег, а такого не было.

У меня и в мыслях не было вымогать денег. Прошу суд дать справедливую оценку.

Не было никакой договоренности с Ивановым и Обоевым. А Тимофеев то, что заработал, то получил. У него не доставали документы, мы отказали в той сумме, которую он озвучивал.

Все должно быть в рамках правового поля. Василий Тимофеев четыре раза приходил, четвертая запись в деле отсутствует. 

Иванов же признал свою вину частично:

— Деньги брал в других целях. Хотел обманным путем получить у потерпевшего (Василия Тимофеева. авт.) деньги. Деньги хотел взять себе. Но после я добровольно отдал деньги сотрудникам, что было засвидетельствовано понятыми. В момент задержания проводилась видеосъемка, где я добровольно передаю денежные средства, к сожалению, эта запись не была предоставлена суду. 

Прошу пересмотреть дело, дать правильную правовую оценку.

Защитник Васильева Алексей Соловьев высказался о том, что Нюрбинский суд допустил полное игнорирование 89-й статьи УК, прослушивание телефонных разговоров было произведено без какого-либо судебного решения, стенограмма же разговоров велась на якутском языке, а перевод был весьма вольным, выводы суда не имеют доказательной базы.

— Ни суд, ни следственные органы не установили, что Обоев и Васильев договорились о совершении преступления.

Семен Романов, защитник Иванова:

— Приговор Нюрбинского суда основан только на предположениях, а обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

На втором дневном заседании были прослушаны аудиозаписи, проведенные в рамках следственных действий. Тут же другой переводчик синхронно переводил каждое озвученное в записи предложение.

Защитник Васильева Алексей Соловьев еще раз обратил внимание судей на то, что в предыдущем переводе были допущены грубые ошибки.

 

Выходит, богатый на полутона якутский язык прослужил основой для возбуждения уголовного дела. Судя по записям, были разговоры, но никто из сторон не говорит напрямую о тех самых деньгах, если и говорит, но речь-то не идет о взятке, откате и других малоприятных вещах.

Сегодня суд продолжил свою работу. 

На прениях Гаврил Васильев высказал некоторые претензии:

— Почему-то не был опрошен действовавший в то время мэр, также не был опрошен юрист, составивший договора.

Он еще раз заявил:

— Я не совершал никаких преступлений, никакого уговора ни с кем не было. Хочу попросить уважаемый суд вынести в отношении меня оправдательный приговор, так как преступления я не совершал.

Второй, по сути, самый главный фигурант дела, Александр Иванов высказал следующее:

— В то время я нуждался в деньгах. Воспользовавшись случаем, в тайне ото всех, в первую очередь от Васильева, получил обманным путем деньги. Я не был посредником передачи каких-либо денег. Следователь же заявил: «Откуда ты взялся? В НАШИХ ПЛАНАХ тебя не было». Я очень раскаиваюсь. К сожалению, получилось вот таким образом.

Его адвокат Семен Романов:

— Мой защитник ранее сказал, что взял деньги ДЛЯ СЕБЯ. Он не отрицает, что взял деньги. Он добровольно отказался от преступных умыслов, потому за отсутствием состава преступления прошу суд оправдать моего подзащитного.

В прения вступает адвокат мэра Нюрбы Василий Копылов:

— Тимофеев фактически дал взятку Иванову. Спрашивается, при чем тут Васильев? А Иванова в кабинет мэра привели с силой. Его не задержали при передаче денег в кабинете мэра.

Я считаю, что ДЕЛО СШИТО БЕЛЫМИ НИТКАМИ. И приговор Нюрбинского суда от 23 августа является несправедливым.

Он указывает на противоречивость показаний Василия Тимофеева. И что в записях телефонных разговоров нет ни одного слова о взятке, вымогательстве, а именно эти разговоры и явились основанием для данного уголовного дела. Он считает, что стенограмма телефонных разговоров составлена не в полном объеме, возможно даже, местами смонтирована.

Слово имеет защитник Гаврила Васильева Алексей Соловьев:

— Прошу суд принять оправдательное решение. В системе правоохранительных органов Нюрбинского района творится беспредел! Я очень надеюсь, что вы дадите критическую оценку и их работе.

Судом первой инстанции, Нюрбинским районным судом, не были учтены доказательства, оправдывающие нашего подзащитного. Нюрбинский суд даже не дал должную правовую оценку показаниям Иванова о том, что денежные средства получил он по своей инициативе, будучи обремененный долгами. Суд должен был хотя бы опровергнуть показания Иванова.

Он обращает внимание на то обстоятельство, что передача денежных средств происходила под контролем правоохранительных органов. И еще одна деталь. Соловьев: «Такое ощущение, что следователь переписал стенограмму и дал подписать переводчику Сивцевой».

И такие деталей в деле, к сожалению, много, что не помешало суду первой инстанции вынести обвинительный приговор.

Представитель потерпевшего Василия Тимофеева Юрий Ларионов был краток:

— Показания моего подзащитного вызывают доверие. А перевод не имеет значения.

Зато сторона обвинения была щедра на словесные обороты и выдавала свои доводы весьма эмоционально.

— Не верить показаниям Тимофеева оснований не нахожу. Приговор законный и обоснованный.

Предложение прокурора – оставить приговор без изменений.

Сторона защиты осталась при своем мнении. Гаврил Васильев же замечает напоследок:

— Я уволил родственника Тимофеева. Сейчас только начал понимать, что у Тимофеева есть цель и мотив…

 

Вот так даже на апелляционной инстанции дело обрастает все новыми и немаловажными деталями. Ведь коль было преступление, то должен же быть и мотив. И странно, что мотив есть не у обвиняемого, а у потерпевшего.

Завтра 27 марта суд продолжит свою работу. Оглашение и последнее слово – и это будет завтра.

 

 

25 марта, 2014 Новость дня

Добавить комментарий

*