Заговоры при дворе и под ковром, или А вдруг монарх состарится

2 мая, 2015 в 2:26
заговор

На почве последних мировых и внутрироссийских скандалов теория заговора расцветает пышным цветом, того и гляди — пойдут ягодки. Предлагаем с этой точки зрения рассмотреть ещё один возможный вариант развития событий, разворачивающихся вокруг противостояния играющих немалую роль в современной России персонажей.

Было бы странно, если бы созданный в отдельно взятом регионе и оставшийся фактически безнаказанным прецедент не был использован и во второй, и в третий раз. Было бы ещё более странно, если бы этим прецедентом не воспользовались те, кто въехал в историю на плечах больших любителей суверенитета — в любых смыслах этих слов.

Речь идёт о всё том же пресловутом прецеденте перевода региона из одного государства в другое «простым волеизъявлением народа». Акцентируем: не обретения самостоятельности, а именно перехода «из рук в руки» — без малейшей оглядки на те «руки», в которых регион находился прежде. О Крыме. И о другом регионе, который ни много, ни мало, а через две очень серьёзные войны прошёл уже в самой наиновейшей истории, добиваясь независимости… или шантажируя государство якобы желанием оной. О Чечне.

Вскоре после присоединения Крыма к РФ глава новообретенного региона встретился с так сказать наследным президентом Чечни. По сообщениям официальной прессы, два главы субъектов Российской Федерации нашли, чем поделиться друг с другом — к обоюдному удовольствию.

В отношении того, какую «полезную информацию» мог получить глава Крыма от главы Чечни, сомнений как-то не возникает. Горячему горскому парню есть чем гордиться, и ему есть, чему поучить любого регионального руководителя, желающего иметь как можно более аппетитный кусок пирога с общего государственного стола. Тут как бы вопросов не возникает.

Но, если немножко подумать и присмотреться к последним событиям, вполне можно заподозрить и обратный интерес. У Крыма таки тоже есть кое-что в загашнике, от чего может случиться очередная польза отдельно взятой республике. Правда, пойдёт ли это на пользу отдельно взятой стране — уже вопрос совершенно другой…

Присмотримся вместе.

Итак, в исходных данных у нас — молодой амбициозный политик очень древневосточного склада характера. В прошлом — силовик, взращенный отцом на боевом опыте противостояния не только между собственно чеченскими кланами, но и двух настоящих войн внутри империи. Сын фактически «посаженного на княжий престол великим московским князем» князя младшего, если использовать исторические параллели. Наследник, после смерти отца получивший у того же великого князя ясак на правление унаследованной провинцией. Человек, получающий небывалые федеральные выплаты, льготы, дотации и преференции. Человек, создавший внутри светского де-юре государства собственную насквозь религиозную, абсолютно независимую в правовом и даже военном отношении страну, в которой даже органы юстиции федерального центра не могут получить права на задержание, да что там задержание — допрос! — находящихся в федеральном (и даже в международном) розыске людей.

Этот молодой политик, в полном соответствии с канонами восточной мудрости, всячески славословит своего благодетеля, громогласно клянясь ему в личной преданности и готовности выполнить любой приказ, вплоть до ухода в отставку или на любой имеющийся в наличии фронт солдатом. О других канонах классической восточно-самодержавной традиции мы пока благоразумно промолчим, отсылая читателя к богатой исторической литературе.

Но вот какие интересные привходящие обстоятельства наложились на такую сусальную картинку преданности и вассального верноподданничества:

Обстоятельство первое. Уже достаточно давно не только бойцы личной армии этой маленькой, но гордой республики шалят на просторах как Первопрестольной, так и других регионов нашей необъятной Родины. Случается, и похитят кого, или убьют, а то и пытать могут на предмет получения полезной информации или наличности. И федеральные правоохранители клянутся-божатся наказать виновных, да только те шасть! — и уходят в родные города и селенья, и правоохранителям приходится изворачиваться, как ужам на сковородке, стараясь замять и выбросить из памяти такие неприятные факты. Но тут вдруг — бах! трах! — и из соседнего региона отряд силовиков достаёт-таки одного из таких «ускользнувших», некоего Дадаева. Да так достаёт, что аж убивает его при задержании. А убитый известен тем, что, в свою очередь, явно пытался убить, но «всего лишь» очень опасно ранил (из-за спора за ну очень выгодный тендер) очень известного в определённых кругах очень влиятельного, скажем так, дона. Дагестанского дона. Правда, ранил отнюдь не за день-другой до попытки задержания, а за срок, достаточный для того, чтобы его представители-друзья успели, как минимум, дважды пообщаться с потерпевшим и выяснить: ни убивать, ни вообще мстить тот не собирается. Да и не до того ему пока что — он после двух очень серьёзных ранений и на сегодня еще весьма нездоров. Тем не менее, это именно про подстреленного «авторитета» из соседнего региона говорил глава республики, когда на всю Российскую Федерацию заявлял, что силовики-чужаки работали за деньги «богатых людей». То есть выходит, что кто-то врёт — или упомянутые переговорщики, или господин Кадыров. Кстати, когда он сделал прогремевшее заявление, что-де чеченским силовикам вменяется в обязанность стрелять на поражение по силовикам других регионов, если они «не согласуют свои действия» с местными УВД, он вообще-то подразумевал именно соседей из Дагестана: «По имеющейся информации, подкупленные сотрудники УВД Ставропольского края выполняли заказ уроженцев Дагестана, с кем ранее Дадаев вступил в конфликт. Операция силовиков больше напоминает работу киллеров. Они не стали бы просто так рисковать, видимо, им хорошо заплатили», — это слова Нухажиева, уполномоченного по правам человека в Чечне. Что господин Дадаев дважды стрелял на поражение (правда, несколько неудачно) в конкурента по бизнесу, а потом пустился в бега к себе домой, откуда его, находящегося в федеральном розыске, никто не собирался выдавать — он как-то и не вспомнил… А самое главное — по сведениям федералов, операция согласована всё-таки была! То есть опять кто-то врёт, или федералы, или Кадыров.

Итак, резюмируем: потихоньку устами президента Чечни и его ближнего круга в общество пытаются вбросить мысль, что соседний Дагестан является этаким рассадником криминала, покушающимся на чеченских предпринимателей и распростёршим свои щупальца аж в органы правопорядка соседних регионов. А чеченские предприниматели, вступившие в конфликт с дагестанскими «спрутами» и «попавшие под раздачу», есть наглядный пример жертв этого криминального образования. Особо пикантно в этой ситуации выглядит глава Дагестана, вставший в противостоянии на сторону Кадырова, а не Бастрыкина… Правильно сделал, вообще-то: маслом огонь не тушат.

Ну и ещё. То, что возмутился СК МВД России — понятно. Потому что он-то знает, что подобные заявления есть призыв к неповиновению государственным органам России в наигрубейшей форме, и что, к тому же, операция от 19 апреля была согласована с местными силовиками. И что громкое заявление было де-факто указанием, практически санкционирующим вооруженное сопротивление при любой федеральной операции на территории Чечни, которая могла бы руководству республики или силовиков не понравится. Само собой, это безмерно возмутительно. Но то, как СК возмутился — это лишний аргумент в пользу версии, что у Рамзана Кадырова влияние на органы правопорядка России куда существеннее, чем у кого бы то ни было. Потому что заяви подобное любой губернатор, да хоть даже и другой региональный президент, его мгновенно скрутили бы в бараний рог за экстремизм как минимум, а как максимум — за открытый призыв к вооруженному сопротивлению. С соответствующими последствиями. А тут — «Министерство внутренних дел России осудило слова главы Чечни Рамзана Кадырова о необходимости открывать «огонь на поражение» по силовикам, проводящим спецоперации на территории республики без согласования с Грозным». Головой осуждающе покачали. И то — не на Кадырова, а на его слова.

И это подводит нас к обстоятельству номер два. Господин Кадыров теперь уже точно знает, что может позволить себе практически всё. Или вообще всё. И ничего ему за это не будет, кроме укоризненного качания головой. А менталитет «следующих традициям» горячих южан в этом отношении очень прост и описан еще в глухом феодализме: пока сюзерен может «дать по рогам» вассалу за излишнюю «бодливость» — вассал верен и трепетен. Но как только сюзерен начинает безропотно сносить выходки вассала — ему стоит начать готовиться к неприятностям. Большим неприятностям.

Почему глава республики, ещё недавно доставлявшей России немалую головную боль, собственно, и поставленный ради того, чтобы с этой болью покончить, так распоясался? — А потому, вероятно, что возникло привходящее обстоятельство номер три: экономике страны грозит длительный визит белого пушного северного зверька. При этом визите «дары Аллаха» могут весьма существенно оскудеть, да ещё и перераспределившись в пользу «новой наложницы» — Крыма. И возможностей поправить собственную экономику расширением каких-нибудь международных отношений в качестве всего лишь части страны, подверженной остракизму со стороны практически всего более-менее экономически благополучного мира, как-то в обозримом будущем не предвидится. А прямой обязанностью главы Чечни по отношению к своему конкретному народу является защита его интересов от любых неудобств и любыми средствами, если он хочет и дальше оставаться «отцом нации» и «авторитетом среди мусульман». То есть РФ имеет в своём составе не просто дотационный сверх меры регион, а государство в государстве, которое в ближайшее время не получится «привести в чувство» ни силой (ибо воевать с Чечнёй сегодня для страны есть форменный суицид), ни деньгами (которые и так приходится коробчить по всем карманам, вплоть до чиновничьих), и которое имеет все возможности в любой момент подложить России огромную и упитанную свинью.

Остаётся угадать, что же за поросёночек, вероятно, ждёт своего часа, чтобы в подходящий момент всем устроить развесёлую жизнь?

Просто так, ради красного словца и неприкосновенности беглецов от закона бодаться с федералами и «наезжать» на Дагестан Кадырову смысла нет. Может, он надеется стяжать себе лавры борца за правопорядок в стране потому, что решил побороться за верховный трон всего государства Российского? Дескать, вон и оборотней в погонах из соседней республики разоблачает, не то, что их собственный президент, и наркоторговцев то и дело задерживает, и за мораль печётся неустанно; такого молодца — да на престол бы, всем на пользу… На первый взгляд, эту версию делают более-менее возможной известные настроения части населения РФ, жаждущей «твёрдой руки» и громко одобряющей высказывания главы Чечни на темы вроде шоу в ХСС и разгрома редакции французского сатирического журнала. Но это только на первый и невнимательный взгляд. Потому что ортодоксальному мусульманину, позиционирующему себя чуть ли не в качестве реального, а не номинального вождя всех российских почитателей Пророка, воссесть на престоле тщательно обряжаемой в православные одежды России элементарно «не светит». Даже с учётом того, что православных значительно меньше, чем заявляется РПЦ, стоит принять во внимание и другие конфессии, в том числе многочисленных атеистов и «верующих для себя». А военной силой такую махину этому господину и тем паче не оседлать, тут ОМОН да личная гвардия не помогут. Что ещё? Политико-экономический шантаж? Угрожать «третьей чеченской», параллельно инициируя теракты то здесь, то там? Да хоть заугрожайся — «денег нет — так и не будет», как пел Тимур Шаов, потому как брать их негде, а господа члены ближнего круга президента РФ скидываться из своих кубышек на умиротворение Чечни не будут ни под каким соусом. Что же тогда?

И вот тут вспоминается Крым. Небольшие усилия «в правильном направлении» с поддержкой вежливых зелёных человечков — и регион «без шума и пыли» переходит к новому владельцу. Прецедент создан; осталось повторить фокус. Если он сработает у Чечни, уверенность в том, что мировое сообщество проглотит бегство республики из состава РФ в объятия к кому-то другому, имеет под собой основания: ну как же — «накормить» Россию тем же блюдом, каким она сама накормила мир — разве не сладко? И уверенность в том, что сама Россия ничего сделать при этом не сможет (а солидная часть населения встретит такую новость ещё и с удовольствием, дескать «хватит кормить», и далее по тексту) — есть тем более. Закавыка в малом: ну не в Грузию же проситься! Ведь других границ с иностранными государствами у Чечни нет. А находиться в окружении регионов России и быть при этом частью другой страны, или даже просто независимым государством — это и вообще из области ненаучной фантастики. Никакой референдум не поможет.

Зато если для начала замутить небольшой референдум в «страдающем от коррупции и произвола силовиков» Дагестане, вбросив идейку объединения двух соседних (как раньше говорили — братских) народов под одной рукой, способной навести порядок и обогатить облагодетельствованный бывший «рассадник терроризма»… Это может и сработать. Тем более, если такой референдум будет проходить с одобрения столь нежно любимого и почитаемого Верховного Владыки. Что пообещать соседнему народу, живущему как на пороховой бочке, в случае административного объединения — это уже дело науки и техники, не вопрос. А дальше… У Дагестана-то есть та самая граница, причём с самым что ни на есть мусульманским миром — с Ираном.

Наконец, обстоятельство номер четыре состоит в следующем: совсем недавно наш герой гулял по ОАЭ и Иордании. Причём по промелькнувшим тогда слухам, кунаки верного последователя Президента России что-то такое там, в Иордании, искали, какие-то закулисные переговоры вели. Те, кто эти слухи в глобальной сети обсуждал, на тот момент полагали, что Кадыров пытался найти в близком по духу государстве потенциальное убежище. Ну, на случай, если Солнцеликий Вождь вдруг по какой-то причуде отвернётся от своего верного вассала. На тот момент резон в таких предположениях был, поскольку в течение недели президент Чечни не мог связаться со своим «старшим товарищем» и очень по этому поводу дёргался. Но есть и другой вариант. Это могли быть поиски единомышленников, которые помогли бы в будущем провернуть аналог «операции Крым» с Ираном. Объединённая Чечено-Дагестанская республика могла бы быть вполне аппетитным приобретением для исламского мира, а в Иордании и в Эмиратах легко найти контакты с официальными представителями любых государств региона.

Уважаемый читатель скажет: «вилами по воде писано, слишком сложно для такого простецкого академика, как Рамзан Кадыров, слишком непредсказуемы результаты, если ввязываться в такую авантюру». Что же, соглашусь. Вероятность того, что хитроумный восточный «князь» задумает и, главное, осуществит такую многоходовку, не слишком высока. Но ещё меньше вероятность того, что преданность «верного пехотинца» переживёт утрату федеральных золотых дождей и невозможность стать чем-то большим, чем удельный князь, чьё существование целиком и полностью зависит от пребывания у власти стареющего императора, рассорившегося со всем светом. Золотые пистолеты, как ими не козыряй, всё-таки не страхуют от политической нестабильности.

© NewsBabr.com

http://newsbabr.com/msk/?IDE=135358

2 мая, 2015 Главные новости Особое мнение

Добавить комментарий

*