Закрыть на Байкале, построить на Лене

24 мая, 2015 в 4:33
Усть кут

Лесохимический комплекс годовой мощностью 700 тыс. тонн белёной хвойной и 200 тыс. тонн вискозной целлюлозы может появиться неподалёку от Усть-Кута.

Идея построить подобное производство в одном из самых «лесных» районов области неоригинальна, но не раз обсуждавшиеся прежде целлюлозные проекты пока оставались на бумаге. На этот раз всё иначе, утверждают участники компании «Сибирский лес», говоря о будущем проекта стоимостью около 2 млрд. долларов. Но пока не могут найти компромисс с местными властями относительно места для производства.

 № 1 из 1
Муниципальные власти Усть-Кутского района пытаются оградить Лену от индустриальной угрозы, но, в принципе, не против развития целлюлозной промышленности на вверенной территории
Автор фото: Дмитрий ДМИТРИЕВ

Круговорот целлюлозных заводов 

Чуть меньше года прошло с последнего заявления областных властей о планах строительства целлюлозного производства в Усть-Кутском районе. В ноябре 2012-го пресс-служба регионального правительства распространила заявление о том, что в 38 км от районного центра появится предприятие, которое после ввода в эксплуатацию в 2016-м сможет выдавать 700 тыс. тонн белёной хвойной целлюлозы и 300 тыс. тонн белёной химико-термомеханической массы в год. На тот момент неназванные инвесторы уже потратили около 1 млн. долларов на предпроектные работы. Назывался и срок окупаемости проекта общей стоимостью от 40 до 50 млрд. рублей – 8–10 лет. Предполагалось, что на новом заводе будет создано до 1000 рабочих мест. Инвесторы обещали также построить рабочий посёлок с больницей, детскими садами и другими объектами инфраструктуры, в том числе церковью.
Сегодня завод по-прежнему в предпроектной стадии, но интерес региона к нему, считают собеседники «Конкурента», вновь возник после остановки БЦБК и обострения ситуации в Байкальске.

За это время объём предполагаемых инвестиций вырос до 60 млрд. рублей, несколько изменились и другие параметры: владелец проекта, ООО «Сибирский лес», сообщает, что гипотетический лесохимический комплекс сможет выпускать 700 тыс. тонн белёной и 200 тыс. тонн вискозной целлюлозы в год. Проект включает собственное производство химикатов для отбелки, лесовосстановительные мероприятия и создание генерации тепловой и электроэнергии. Объём производства основной продукции может быть и больше заявленного, рассказал изданию главный технолог проекта – начальник отдела комплектации оборудования «Сибирского леса» Даниил Гузев. Производство предполагает 400 рабочих мест для высококвалифицированных сотрудников со средней зарплатой до 55 тыс. рублей, примерно 3200 человек могут быть заняты в лесу. «Скорее всего, со следующего года мы начнём развивать собственную лесозаготовку и будем набирать сотрудников, – заявил Гузев. – Если всё будет нормально, то в конце 2017-го можно будет запуститься. Хотелось бы начать строительство в 2014 году. К сентябрю планируем получить заключение госэкспертизы по проекту».

Между плато и Леной

Как правило, основным барьером для западных инвестиций в Россию становится то, что внутри страны называется административным ресурсом. С областными органами власти у «Сибирского леса» есть взаимопонимание. Работа с перестойными лесами и отходами лесопиления в Усть-Кутском, Киренском, Казачинско-Ленском районах принципиально важна, подтверждает министр экономического развития области Руслан Ким, называя будущее производство «проектом-санитаром».

А вот с муниципальной властью «Сибирскому лесу» пока не удаётся договориться. Камнем преткновения стал выбор площадки для производства.
Администрация района предлагает земли на плато в районе железнодорожного разъезда Чудничный, говорит мэр Владимир Сенин, рядом с границей пяти районов: Усть-Кутского, Киренского, Казачинско-Ленского, Нижнеилимского и Жигаловского. «Сибирский лес» предпочитает разместиться ближе к городу, в береговой полосе реки Лены.

Участок в районе Чудничного потребует больших энергозатрат на подъём воды на высоту 400 м, утверждает Даниил Гузев, и инвестиций в выравнивание холмистой поверхности: «Эта площадка находится довольно далеко от города, на другом берегу Лены, там нет никакой инфраструктуры. Работникам добираться до места будет проблематично». Строительство жилого посёлка рядом с производством, по мнению представителя «Сибирского леса», – необоснованные инвестиции: «Мы эти же деньги с удовольствием вложим в строительство жилья в Усть-Куте для работников предприятия и тех людей, которые приедут строить сам завод, а это до 6–8 тысяч человек в пиковый период.

Такую массу народа надо кормить и размещать, это хорошее подспорье для малого бизнеса города». Участок, выбранный администрацией, тяготеет к железной дороге, по территории проходит автодорога, есть ЛЭП 220 кВ от Северобайкальска, возражает Владимир Сенин, плато на удалении от Лены довольно ровное. «Мы уже приняли решение, зарезервирован этот участок, как только будет принято решение, можно будет двигаться дальше», – говорит глава территории.

Инвесторов волнует экономика: выбор участка на плато увеличит стоимость проекта примерно на 3 млрд. рублей, а район тревожит экология: «Мы не против строительства данного предприятия, наоборот, за, но при определённых условиях», – комментирует председатель комитета по охране окружающей среды и природным ресурсам Усть-Кутского МО Василий Морозов. Имеются в виду экологичность и использование древесных отходов от существующих предприятий. Площадка около Усть-Кута попадает чуть ли не в водоохранную зону, отмечает Морозов. Все химические производства будут находиться за пределами защитных двухсот метров, говорит представитель «Сибирского леса»: «С точки зрения экологии никакой разницы нет, что наверху в горах, что на берегу реки, – всё равно забор и сброс воды будут примерно в одном и том же месте. А выбросы в атмосферу, в соответствии с розой ветров, на город попадать не будут в любом случае».

Проектом предусмотрена комплексная лесозаготовка до 5 млн. кубометров в год. В муниципалитете же рассчитывают на то, чтобы основными поставщиками сырья были действующие предприятия, поскольку порядка 30% заготавливаемой древесины сейчас остаётся в лесу. В проекте заложена полная утилизация своих коро-древесных отходов, парирует Гузев, и до 1 млн. кубометров отходов в год с ближайших лесопильных предприятий.
Балансовую древесину, которую сейчас бросают в лесу, и так называемую низкосортную древесину «Сибирский лес» намерен забрать в том объеме, в котором его предложит рынок ее закупка сэкономит собственные средства на заготовку, подчеркивают в компании, добавляя, что целлюлозный завод будет по сути утилизатором побочных продуктов заготовки древесины для лесопиления.

Компания намерена до конца этого года провести общественные слушания по проекту в Усть-Куте. Он будет рассматриваться и на областном уровне, говорит Руслан Ким. «Две недели назад мы обсуждали с Министерством природных ресурсов РФ и заместителем председателя правительства РФ Аркадием Дворковичем необходимость введения такого понятия, как главэкологическая экспертиза, в Российской Федерации. Вероятно, скоро появятся соответствующие изменения в нормативных документах. Нарушения, уверяю вас, точно не пройдут», – заявил чиновник.

Создание подобного производства в России без риска для экологии вполне реально, считают аналитики, приводя в пример ЛХК «Череповецлес», имеющий высший экологический рейтинг А+, присвоенный рейтинговым агентством «Эксперт-РА». Но сама экологическая составляющая изначально является проблемной, указывает Филипп Чебышев, аналитик «Lesprom Network», и экологическая безопасность в значительной степени зависит от используемых технологий. В Усть-Куте планируется применять сульфатный способ варки и отбелку по методу ECF (Elemental Chlorine Free – без использования элементарного хлора).

«Построить можно ещё, если есть деньги»

В настоящее время компания ведёт проектирование (над этим работает «Сибгипробум»), переговоры с поставщиками оборудования, идёт оформление проекта как приоритетного в области освоения лесов. Проведены некоторые инжиниринговые работы, в частности предварительная оценка воздействия на окружающую среду, экономические выкладки, продолжаются переговоры с потенциальными стратегическими партнёрами.

В числе участников проекта – ГК «Регион», которая отвечает за организацию финансирования, ООО «НПК» – комплексный инжиниринг, IPIDC – привлечение экспортного финансирования. Эти компании имеют многолетний опыт работы в отрасли, только по проектам «Сибгипробума» введено в эксплуатацию около 20 целлюлозно-бумажных производств, отмечает Роман Гринченко, аналитик «Инвесткафе». Между тем в совет директоров «Сибирского леса» входит и Дмитрий Котенко, возглавлявший ООО «Усолье-Сибирский силикон», печально известное в Приангарье своим пока не удавшимся проектом по выпуску поликремния. С 2011 года он руководит ООО «НПК», а на его счету, согласно информации на сайте компании, «успешная реализация десятков инвестиционных проектов в химической промышленности от проектирования до запуска производств в эксплуатацию».

Руслан Ким воздержался от комментариев по поводу возможного участия Дмитрия Котенко в проекте, но отметил, что любой топ-менеджер работает с большим количеством проектов и не всегда их успех зависит от одного человека. В любом случае, подчеркнул министр, проект пройдёт мелкое сито оценки и проверки учредителей и финансирования с учётом возможностей регионального правительства и силовых структур. «Мы не имеем права запускать мертворождённые проекты, а потом неимоверными усилиями их возрождать», – заключил министр.

Возможные стратегические партнёры, говорит представитель «Сибирского леса», – иностранные компании с опытом производства такой продукции и реализации её на рынке, наработанными связями: Финляндия, Швеция, Канада, есть «глобальный» партнёр, который присутствует в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

Потенциальный круг инвесторов, сообщил «Конкуренту» заместитель генерального директора инвестиционной компании «Регион» Анатолий Ходоровский, – «международные инфраструктурные финансовые организации, крупнейшие мировые профильные индустриальные компании, институциональные инвесторы». Рассматриваются возможности привлечения долгового финансирования на организованном рынке.

Найти финансы профессиональных инвесторов для этого проекта будет сложно, так как рентабельность целлюлозного производства проигрывает в сравнении с другими возможностями применения средств, считает Филипп Чебышев: «Построить завод можно, если есть деньги, а их, похоже, у организаторов проекта нет. Скорее всего, они попробуют продать готовый проект стратегическому инвестору, возможно, китайской компании».

Стандартная ориентация на Китай

На стандартные финансовые риски, в том числе ухудшение рыночной конъюнктуры, указывает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. Согласно данным Росстата, индекс производства целлюлозы в России в первом полугодии составил 92,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. За шесть месяцев целлюлозы древесной и целлюлозы из прочих волокнистых материалов было произведено 3,511 млн. тонн (-7,55%), целлюлозы товарной – 1,039 млн. тонн (-11,39%). Стагнация в экономике не обошла стороной и целлюлозно-бумажную индустрию. Не исключено, что негативная динамика производства и потребления продолжится до конца года, а рост начнётся лишь в 2014-м, да и то не в начале, считает Дмитрий Баранов.
По данным ФАС на 2010 год, на территории Российской Федерации 83,39% рынка сульфатной белёной целлюлозы из хвойной древесины занимало ОАО «Группа «Илим» (филиалы в Усть-Илимске и Братске), 4% приходилось на Архангельский ЦБК. 

Общая проектная мощность 

подразделений группы «Илим» в Приангарье – более 1,75 млн. тонн хвойной целлюлозы в год. Единственным производителем сульфатной вискозной целлюлозы до недавнего времени был Байкальский ЦБК.

Российский рынок обеспечен целлюлозным сырьём, отмечает аналитик «Инвесткафе» Роман Гринченко, импорт целлюлозы в страну составляет всего 110 тыс. тонн, значительная доля его – эвкалиптовая целлюлоза, которую здесь производить невозможно.

Основным и ближайшим рынком сбыта целлюлозы из Усть-Кута должен стать Китай, продавать белёную хвойную крафт-целлюлозу «Сибирский лес» намерен также в Японию и даже Европу. Конкурентным преимуществом сибирской целлюлозы Даниил Гузев назвал длинное волокно: по его словам, финны, выпускающие подобную продукцию, используют деревья, которые растут меньший срок, их волокна короче. А производство вискозной целлюлозы рассматривается как компенсация мощностей остановленного БЦБК.

Спрос на целлюлозу есть, отмечает Филипп Чебышев из «Lesprom Network». Однако на спрос давит увеличение производственных мощностей, в том числе и в самом Китае. Негативными факторами также являются замедление экономического роста в Поднебесной и планы китайского правительства по сокращению мощностей по выпуску бумажной продукции.

Нужно заметить, что о планах строительства целлюлозного производства в районе Усть-Кута сообщалось по меньшей мере дважды. В 2007 году перспективами создания производства интересовалась корпорация из Китая «ШаньдунБоСеньюань», инвестпроект даже был согласован в правительстве КНР и рассматривался в Банке развития Китая. Тремя годами позже появились сообщения уже о двух ЦБК – в Усть-Куте и Тайшете. Ни один из проектов так и не вырос в действующее производство.
Алена МАХНЕВА.Усть кут
— See more at: http://www.vsp.ru/economic/2013/10/21/536876#sthash.U8mZBKtb.dpuf

24 мая, 2015 Главные новости

Добавить комментарий

*