Как страшно быть геем в России

25 марта, 2015 в 2:09
images

«Первый гей-парад прошел в Москве в мае 2006 года, через 13 лет после того, как гомосексуализм был декриминализован в России», — пишут журналисты Нора Фитцджеральд и Владимир Рувинский в статье для Politico. В тот день произошло столкновение участников шествия ЛГБТ с полицией, которая попыталась прекратить мероприятие.

Мы растревожили что-то глубоко укорененное в российском обществе, какую-то очень злую силу нетерпимости и насилия», — говорит участник того марша, известный ЛГБТ-активист Николай Баев.

«Дмитрий Чижевский пострадал от этого насилия в ноябре 2013 года, когда он присутствовал на еженедельной встрече ЛГБТ-сообщества и сочувствующих ему в Санкт-Петербурге под названием «Радужное чаепитие», — говорится в статье.

«Я увидел двух парней рядом с дверью, они были в масках, — вспоминает Чижевский. — После этого я услышал выстрелы. Первый повредил мне глаз». Один из нападавших ударил Чижевского несколько раз бейсбольной битой. Затем они скрылись. «Одна из пулек [из пневматического пистолета] осталась у меня за глазным яблоком», — рассказывает пострадавший, перенесший в результате несколько операций. «Полиция провела довольно вялое расследование, и никого не арестовали», — отмечают авторы статьи.

«В большинстве стран Запада в ситуации с правами геев за последнее десятилетие произошел заметный прорыв. Россия не только осталась позади, но ситуация там заметно ухудшилась и стала более опасной, как сказали нам более двух десятков человек, с которыми мы побеседовали в пяти российских городах за шесть недель работы над этим репортажем», — пишут Фитцджеральд и Рувинский.

«И для Чижевского, хотя он думал, что останется у себя на родине, российская цена нетрадиционной ориентации в итоге оказалась слишком высокой», — говорится в статье. В июле 2014 года, через полгода с небольшим после нападения Чижевский приехал в Нью-Йорк.

«Он оказался одним из многих российских геев и лесбиянок, которые идут по этому пути», — отмечают авторы. Просьбы о предоставлении убежища в США от россиян выросли на 15% в 2014 году, говорится в статье. «Правительство США не разглашает причины, по которым люди просят об убежище, но такие соискатели, как Чижевский, говорят, что этот подъем, по крайней мере отчасти, является результатом наступления на ЛГБТ-сообщество», — сообщают журналисты.

«ЛГБТ-активисты, опрошенные в Москве, Санкт-Петербурге, Казани и Архангельске, утверждают, что оставшиеся в стране испытывают гораздо большее чувство тревоги, чем раньше», — говорится в статье.

«Внезапно люди начали называть нас содомитами», — рассказывает 41-летняя Татьяна Винниченко, лесбиянка и сотрудница НКО «Ракурс». Ракурс — это некоммерческая негосударственная организация, которая предоставляла юридическую консультацию и места для проведения мероприятий ЛГБТ-сообществу в Архангельске, поясняют авторы.

По словам Винниченко, она ожидает увольнения в этом месяце с преподавательской должности в Северном (Арктическом) федеральном университете из-за ее общественной деятельности. Первый проректор университета Леонид Шестаков утверждает, что «с Винниченко имели место беседы личного характера», но они были связаны только с исполнением ее обязанностей, передают журналисты.

«Олег Клюенков считает, что он также столкнулся с проблемами из-за сотрудничества с «Ракурсом», где он является руководителем проекта», — говорится далее. Его трудности начались, когда он вернулся из поездки в город-побратим Архангельска Портленд, штат Мэн. По словам Клюенкова, он был уволен с должности преподавателя философии в Северном (Арктическом) федеральном университете из-за его деятельности в ЛГБТ-сообществе. Шестаков оспаривает этот рассказ, утверждая, что Клюенков был уволен «в строгом соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации».

В прошлом месяце суд Архангельска оштрафовал «Ракурс» на 300 тыс. рублей за отказ зарегистрироваться в качестве «иностранного агента». «Это происходит по всей стране, ЛГБТ-программы закрываются систематически», — отмечает Винниченко.

«Выстрелы в Чижевского — один из десятков случаев нападения, которые произошли в России в последние годы, особенно после того, как президент Владимир Путин подписал закон против пропаганды гомосексуализма в 2013 году», — пишут журналисты.

«В конце 2014 года Human Rights Watch зафиксировала рост количества избиений, преследований и похищений геев «народными бдителями» в метро, на улицах и в клубах. Из 78 жертв насилия, направленного против геев и транссексуалов, опрошенных в ходе расследований, 22 человека побоялись заявить о нападении», — говорится в статье.

Оскорбления и преследования лесбиянок и геев стали не единственными последствиями антигейского законодательства, подчеркивают Фитцджеральд и Рувинский: эти законы также оттеснили в подполье разъяснительную работу по ВИЧ и СПИДу, по данным медицинских работников и активистов.

Павел Коськин, которому сейчас 45 лет, лечился в наркологической клинике Санкт-Петербурга от наркозависимости в возрасте с 20 до 30 лет. Теперь он является социальным работником в той же больнице, рассказывают журналисты. По его словам, в ходе реабилитации 20 лет назад он осознал свою гомосексуальность. А в этой статье он хочет открыться и как человек ВИЧ-инфицированный, пишут журналисты.

После разрыва со своим давним компаньоном, рассказывает Коськин, «у меня был случайный секс три или четыре раза два года назад. А теперь я ВИЧ-инфицирован. Я знал все. Я работаю в медицинской сфере. И я получил ВИЧ».

«Время пришло, — говорит он, имея в виду решение обсудить свою ситуацию публично. — Я не признавался на работе в том, что я ВИЧ-инфицирован, отчасти потому, что я вижу, как врачи здесь относятся к инфицированным. Но они, наверное, догадываются».

Коськин не единичный пример, комментируют авторы статьи. На самом деле Россия и Восточная Европа — одни из немногих регионов в мире, в которых ситуация с эпидемией ВИЧ/СПИД ухудшается, по данным Центров контроля и профилактики заболеваний США.

Такие правозащитники, как Баев, говорят, что российское Министерство здравоохранения приуменьшает масштаб эпидемии. Они указывают на интервью министра здравоохранения Вероники Скворцовой в октябре 2014 года, в котором она сказала: «У нас практически больше нет детей, больных СПИДом». В то же время «Роспотребнадзор» сообщил о совершенно других выводах, отмечают авторы публикации.

«Количество зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции у детей в возрасте до 14 лет в 2014 году выросло на 32%, как сообщает этот орган; случаи инфицирования подростков от 14 до 17 лет также увеличились на 32%», — говорится в статье.

Хотя она редко покидает Нижний Тагил, Лена Климова произвела впечатление на свою страну, которое вышло далеко за пределы Урала, повествуют далее Фитцджеральд и Рувинский. 26-летняя девушка отвечает за спорный онлайн-проект, который поддерживает ЛГБТ-подростков в России. Она называет свой сайт «Дети-404».

Проект «Дети-404» имеет 47 тыс. подписчиков подросткового возраста в соцсети «ВКонтакте», большинство из которых сообщают, что они геи, лесбиянки или транссексуалы, говорится в статье.

Климова вместе с психологами, которые направляют подростков на консультацию или лечение, поощряют их пройти тестирование на ВИЧ. В декабре против Климовой были выдвинуты обвинения в соответствии с общероссийским законом о пропаганде гомосексуализма, сообщают журналисты.

Сейчас Чижевский, бежавший в Нью-Йорк, слушает радио, чтобы улучшить свой английский, пишут авторы статьи. Он мечтает стать радиоведущим и хотел бы вернуться к своей работе программиста. «Но я действительно счастлив, что я здесь, — говорит он. — Я чувствую себя, как будто вскочил на подножку последнего вагона поезда».

Источник: Politico
http://www.inopressa.ru/article/24Mar2015/politico/russia.html

25 марта, 2015 Главные новости

Добавить комментарий

*