Матвей Ганапольский о последних событиях

14 июля, 2014 в 12:35
images

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: До начала программы мы говорили с коллегами, что вначале нужно сказать о Валерии Ильиничне Новодворской.

Но как-то говорить о ней – это не вяжется с почти цирковым началом нашей передачи. Но подумал, и решил, что вяжется, потому что Валерия Ильинична была человеком веселым, остроумным, и происходящее в нынешней России воспринимала, собственно, как цирк, — иначе не скажешь. А поскольку у нас заставка цирковая, есть о чем говорить.

В цирке, как известно, все поставлено с ног на голову, — так и в России. Собственно, об этом всю свою жизнь Валерия Ильинична и говорила. У фокусника нет ничего в котелке, но раз, — и оттуда извлекается кролик, который, вроде бы, был запрятан туда давно и фокусник уже много лет доказывает, что его там и в помине нет. Для Новодворской таким кроликом был коммунизм и следующий за ним большевизм. Для Новодворской эти близнецы-братья были в России живее всех живых, и она продолжала с ними бороться до самого ухода.

Всю жизнь она требовала суда над коммунизмом как над идеологией. Она считала, что без этого суда критерии добра и зла в России размыты, что заменив марксизм-ленинизм на деньги, власть идет по тем же стопам угнетения и репрессий в обществе.

И говорила это Новодворская прямо и непривычно резко, — так говоришь правду, не ограничивая ее внутренними цензорами боязни власти.

Уход Новодворской это потеря не для российской оппозиции. Ну, конечно, и для российской оппозиции, все понятно. Но собственно, это грандиозная потеря для всего общества, потому что должен звучат хотя бы один бесстрашный голос, напоминающий о том, что любой гражданский конформизм имеет свои пределы. А это был голос истинного просветителя.

Она останется в памяти всех тех, кто любит и ценит свободу в России. А памятник ей обязательно появится. Между прочим, рукотворный. И уверен, и улица будет ее имени. Потому что, конечно, прав Станислав Ежи Лец, написавший, что в каждом веке есть свое Средневековье, но также справедливая мысль, что Средневековье не может продолжаться целый век. Уверен, что многие будут помнить Новодворскую, и будут стараться следовать ее безукоризненной гражданской морали.

В студии Матвей Ганапольский, Алексей Нарышкин и Андрей Позняков. Начнем с первой темы – ҺСобытие неделиһ.

А.НАРЫШКИН: Не знаю, как обозначить несколькими словами то, что произошло на этой неделе – в каком-то смысле это поражение непарламентской оппозиции на выборах в Мосгордуму. Выборы будут только в сентябре, но на этой неделе закончился в Горизбиркоме прием подписей от тех людей, которые хотели выдвигаться. В итоге подавляющее большинство тех, на которых либеральная оппозиция возлагала определенные надежды на предстоящих выборах в Мосгордуму, они не смогли донести до Избиркома подписи, потому что, попросту, их не собрали.

Внимание было приковано к коалиции ҺЗа Москвуһ, там среди известных людей был Илья Яшин, Николай Ляскин, Любовь Соболь, Ольга Романова, Константин Янкаускас, который, кстати, под домашним арестом. В итоге этим людям не удалось ничего собрать.

Кто-то признает свои ошибки, кто-то говорит: плохо мы работали, неэффективно собирали подписи, кто-то считает, что это наше репрессивное законодательство – Госдума позаботилась, чтобы на выборы никого не прошел, создавались неприемлемые условия, при которых могут пойти на выборы только нужные власти кандидаты.

Впрочем, есть независимый оппозиционный кандидат, который все-таки этот фильтр, — нужно было собрать примерно 5 тысяч подписей, — некоторые кандидаты смогли преодолеть этот барьер – Мария Гайдар и Максим Кац. Мария Гайдар, в отличие от других кандидатов, принимала участие в праймериз ҺМоя Москваһ, и тем самым она в каком-то смысле себя попиарила, — видимо, это ей принесло определенные дивиденды.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хочу Познякова спросить – скажи, а что, вдруг граждане разлюбили оппозицию, что вяло давали подписи, все вдруг стали плохие?

А.ПОЗЯНКОВ: А мне кажется, у нас оппозиции не так сильно и любили всегда. Мне кажется, что у нас любили некоторых деятелей оппозиции – они до сих пор популярны, в частности, мэрская кампания Навального показала, насколько он сильный политик и кандидат. А люди, которые были рядом с ним – ну, Максим Кац, который от него откололся показал, что на самом деле он может организовать технически сбор подписей. А другой соратник Навального, Николай Ляскин, жаловался на постоянных провокаторов на встречах – то с камерами, то в нетрезвом виде, и называл порог в 3% сбора подписей Һсумасшедшимһ. Но мне кажется, тут речь идет о некоторой политической пассивности граждан, и о том, что они с некоторым презрением относятся к многим оппозиционным деятелям.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но вспомним – были митинги, там собирались по 150 тысяч человек. Неужели теперь 5 тысяч не найдется для оппозиционеров? На ваш взгляд, виноваты в этом оппозиционеры или привносные факторы? Давайте спросим Андрея и слушателей.

А.ПОЗЯНКОВ: Мне кажется, что здесь и то и то. Во-первых, сами оппозиционеры несколько недорабатывают. И пример Каца, который сумел собрать подписи, показателен, — необходимо работать, быть хорошими менеджерами. С другой стороны, у Путина сейчас зашкаливающий рейтинг, у нас произошёл Крым, который расколол оппозицию достаточно серьезно, даже удивительным образом лимонов у нас теперь чуть ли не в сторонниках Путина оказался, — ну, на время, пока Путин не отвернулся от Новороссии.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Представьте себе гражданина Икс, который не любит власть и хочет голосовать за оппозицию. Как вы считаете, его что-то повернет, и нужно ли устаревать эффективную предвыборную кампанию, если ты не любишь власть и хочешь голосовать за оппозицию. Нужно тебе, чтобы транспарант был не 3 на 4, а 5 на 6?

А.ПОЗЯНКОВ: Конечно, нужно. У нас оппозицию не очень хорошо знают. Знают Навального — это знамя.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну как, знают Ольгу Романову.

А.НАРЫШКИН: Но Ольга Романова – это ҺФейсбукһ, а подписи собирали не в этой аудитории. Кстати, за нее высказались много представителей интеллигенции.

А.ПОЗЯНКОВ: Мне кажется проблема, что фамилии неизвестны широкой публике.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я считаю, что есть идеальный способ сделать так, чтобы избиратель не дошел до оппозиции – нужно просто начать войну с соседом. Начните войну, и будет не до оппозиции. Когда 165 миллионов лет назад, по утверждению ученых, падал метеорит, то динозаврам было ни до чего остального, — было дело только до метеорита. Для меня это абсолютно понятно: пусть появится агрессор снаружи, и тогда ходить голосовать за оппозицию будет как-то неуместно. Потому что страна в окружении врагов.

А.НАРЫШКИН: Вы так говорите, будто что-то специально затевалось на востоке Украины.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, просто так элегантно совпало.

А.ПОЗЯНКОВ: Я с вами принципиально не соглашусь. Мне кажется, ситуация тут несколько иная, у нас выборы в Мосгордуму, которая не воспринимается широкой публикой никак политический орган. Когда у нас выбирали мэра, это была борьба мэра-политика и мэра-администратора — Навального и Собянина. Вы рассказываете о событии, которое политизирует ситуацию в стране и естественно, когда все это политизируется, у политиков появляется больше шансов, чем было бы при других условиях. Вопрос, как они могут распорядиться этими шансами.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Безусловно, власть не начинала войну специально. Власть. Например, сделала 3% вместо 1%, — этого было достаточно, чтобы не пройти. Но не будем забывать – где сейчас оппозиционная жизнь? Ее нет.

А.НАРЫШКИН: Как ее нет? Она же была и есть. Ну, немножко скукожилась.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Она была и закончилась. Скукожилась в связи с войной. Я помню, как навальный говорил важную фразу: теперь, следующий этап это будет Мосгордума, где уже можно будет пройти и решать какие-то вопросы. И он говорил, что необязательно он сам пройдет в Мосгордуму, — потому что понимал, где он будет находиться — ну, может, в тюрьме, а не под домашним арестом, но он абсолютно точно говорил об этом, и все об этом помнят. Просто как-то неуместно выступать против своей собственной страны и критиковать власть, в то время как страна под ударом. Для меня это абсолютно очевидно, — как говорят в просторечии, это просто не в голову.

А.ПОЗЯНКОВ: Соглашусь, кроме слова Һнеуместноһ, — мне кажется, что все замерли глядя на то, что происходит на Украине и считают, что в принципе все эти выборы и локальные вопросы оказываются неуместными на фоне глобальных исторических процессов, которые происходят рядом.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, есть еще одна вещь – думают, что Украина свергнет Путина.

А.ПОЗЯНКОВ: Мне кажется, так думают только в Киеве.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В Киеве вообще так не думают, им все равно, Путин или не Путин, им бы Луганск и Донецк. Просто международные санкции, может быть, окружение Путина будет недовольно международными санкциями, может, они его свергнут, — внутренней политической жизни нет. Война не только все списывает, как мы потом убедимся, когда она закончится, но она еще все сметает. Вот такая история. И заметьте: ничего абсолютно. Все умерли, замерло все до рассвета. А рассвет это окончание то или иное, этой войны. И тогда все опять появится, я в этом уверен.

А.НАРЫШКИН: Зададим вопрос радиослушателям – кто виноват в том, что оппозиционеры в Москве не будут участвовать на выборах – сами оппозиционеры, — 660-06-64, или война на Украине, которая отвлекает общественность от наших столичных забот, — 660-06-65.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хочу напомнить, — вот как бы нет российских новостей. Телевидение не показывает российских новостей, потому что это и не надо, — зачем? В кои веки Украина списывает все, нет политикой жизни. Есть Путин как факт российской политической жизни. Но были какие-то вещи – стало известно, что изымаются деньги из Пенсионного фонда. Оппозиция могла бы сказать: смотрите, деньги изымаются. Но какие деньги, если идет война? Или: деньги пошли на Крым, — ну, пошли на Крым, да. Абсолютный паралич российской политической жизни.

А.НАРЫШКИН: Вы обвиняете оппозиционеров, что им активнее надо было использовать эту тему?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, они не могут. Потому что все спорят о Крыме, о Донецке.

А.НАРЫШКИН: А почему бы это не использовать в своей избирательной кампании, если эта тема актуальна?

А.ПОЗЯНКОВ: Почему не политизировать это?

А.НАРЫШКИН: Почему во внутреннюю избирательную кампанию не добавить внешнюю политическую повестку?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы имеете в виду Крым? Потому что тогда ты предатель родины. Даже Навальный очень аккуратно говорит по поводу Крыма. Потому что выступить против войны, сказать, что это преступная война, что не надо было начинать эту войну, что Крым России был не нужен, — это может только Новодворская. Обречен тот, кто это скажет. Потому что он не патриот. А наши оппозиционеры очень аккуратные.

А.ПОЗЯНКОВ: То есть они набрали бы ещё меньше подписей, чем сейчас?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Безусловно. Скажи, у кого война в Крыму была хотя бы пунктом в предвыборной кампании? Московские выборы позволяли вести себя политкорректно – это московские выборы, а федеральные проблемы нас не касаются.

А.НАРЫШКИН: результаты голосования: 64% слушателей защищают оппозиционеров, говорят, что виновата война на Украине, а 36% считают, что сами оппозиционеры плохо работали.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще скажу в защиту. Вот представьте, стоит куб, на нем написана фамилия оппозиционера, что такое набрать 5 тысяч голосов? — как говорил Зощенко, Һплюнуть и растеретьһ — нет в этом проблемы. Но рука не поворачивается, проходишь мимо, думаешь – не сейчас, баламутить будут. Есть такое, от этого никуда не денешься.

А.НАРЫШКИН: А если бы Навальный не сидел под домашним арестом?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ничего бы не поменяло. Потому что он ничего не говорил бы о войне и о Крыме.

А.ПОЗЯНКОВ: Получается, Навальному повезло?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, повезло, он выведен из-под удара. Если бы говорил, был бы изменником, тут же сработала бы пропагандистская машина. В общем, меня радует голосование – невозможно было себе представить, что оппозиция просто стала вдруг профнепригодной. Переходим к следующей теме – ҺНе в фокусеһ. Я за то, чтобы била политическая жизнь, чтобы все игроки были бы на месте. На выборах мне плохо, что нет ҺЕдиной Россииһ, нет коммунистов, — если их нет. Надо, чтобы люди учились выбирать, — то, о чем всегда говорила Новодворская, которая отделяла население от граждан.

А.ПОЗЯНКОВ: И кстати, нужно, чтобы было как можно меньше тем Һне в фокусеһ, а их становится все больше из-за этой самой Украины, которая заполоняет все пространство. У нас два сюжета таких, один связан с Украиной: Игорь Коломойский, украинский миллиардер, губернатор Днепропетровской области, требует вернуть инвестиции, которые утеряли предприниматели в результате присоединения Крыма к РФ. Он направил Дмитрию Медведеву письмо с требованием возместить 15 миллионов долларов владельцам аэродрома Бильбек в Крыму. Он шутил, что обратился к российскому правительству как заочный арестант из заочной тюрьмы, – намекал на свой арест заочный Басманным судом. Между прочим, грозился международным судом – обещает через 6 месяцев подать иск в Гаагский трибунал по коммерческим делам, — на самом деле он имеет в виду международный суд. И собирается собрать украинцев под своими знаменами, чтобы начать борьбу за возвращение денег, которые люди потеряли в результате того, что Россия присоединила Крым и Севастополь к федерации.

А.НАРЫШКИН: И что тебя заинтересовало, хочешь поглумиться над Коломойским? Маленький губернатор собирается судиться с большой Россией.

А.ПОЗЯНКОВ: Нет, на самом деле, мне кажется, это интересная история – неожиданный удар.

А.НАРЫШКИН: Для кого?

А.ПОЗЯНКОВ: Тут, конечно, много юмора, сам Коломойский говорит об этом с некоторым юмором. Но все-таки это неожиданный удар и неожиданная претензия. Есть много людей, которые потеряли свои средства, и это не государство Украина, а огромное количество предпринимателей и представителей бизнеса, которые могут начать против России какие-то действия. Кстати, мы знаем, что история с ЮКОСом закончилась для России достаточно серьезными проблемами, — в Европе рассматривается многомиллионный иск.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут есть о чем сказать. Сделаем паузу и вернемся в программу.

НОВОСТИ

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Продолжаем программу. Какие у вас соображения по поводу Коломойского?

А.НАРЫШКИН: Когда Коломойский говорит, что у него есть претензии к России, думаю, на Украине это воспринимается отлично, — это часть риторики всех политиков на Украине, говорить, что Крым мы вернём, Россию засудим. Россия еще получит.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Расскажу кое-что интересно. Радио ҺВестиһ, где я веду сейчас программу, работает на русскоязычные регионы. Харьков и Днепропетровск. Не далее как в пятницу я проводил опрос слушателей – как вам Коломойский? Просто герой Соцтруда, лауреат Ленинской премии. Когда мы говорим Һесли не Путин, то ктоһ, — я не имею в виду Коломойского, но появляется персона Гиркина. Сейчас все понимают, что Гиркин там побудет, и если его не убьют, то в 2018 г. будет серьезное мочилово Путина по патриотической линии справа.

А.НАРЫШКИН: Если Гиркин доживет до 2018 года.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не об этом. То, что делает Коломойский, такая логика: Путин – паркетный главнокомандующий, а Гиркин – настоящий, понюхавший крови, пороха. Так и здесь. У Коломойского были серьезный шаги – он по 10 тысяч долларов назначал за Һзеленых человечковһ, — правда, их никто ему не принес, но неважно, дорого яичко к Христову дню.

Он воспринимается как человек, который реально предотвратил сильнейшую катастрофу. Напомню, — начиналось все не в Донецке, а в Харькове и Днепропетровске. И то, что Днепропетровск абсолютно нормально себя чувствует, и ему удалось все это разрулить, делает его таким Гиркиным. Плюс ему дает популярность Россия, которая сейчас его заочно арестовала — это дает ему поводу смеяться над этим делом. Короче говоря…

А.НАРЫШКИН: Короче говоря, Коломойский — будущий президент Украины?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, у Порошенко гораздо больше возможностей. Славянск, Донецк. Луганск, — посмотрим, что получится, присоединение к Европе, это тоже важные шаги, которых ждала вся Украина. Посмотрим. Но обращаю внимание – начинается крутой поединок. А в Украине немного другое отношение: у нас не любят олигархов, а в Украине к ним привыкшие, там все время при олигархах живут. И понятие патриот-олигарх вполне нормально вмешается в голову украинца.

А.ПОЗЯНКОВ: Приведу слова самого Коломойского – он говорил и о других олигархах: я их не рекламирую, они не очень хорошие, а я герой. Вы же не станете спорить, что я герой? Он ощущает это геройство и активно его педалирует, уверенно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень многие выставляют эту историю как борьбу чисто олигархическую, что Коломойский объединится сейчас с Порошенко и начнут отжимать бизнес у Ахметова бизнес-бизнесом, но цена вопроса выше – цена президентства. И это сейчас на наших глазах медленно и аккуратно движется.

А.ПОЗЯНКОВ: У нас есть еще одна тема в ҺНе в фокусеһ, история интересная и достаточно болезненная – в начале этой недели, в понедельник, стало известно о смерти фигуранта громкого дела о массовом убийстве в станице Кущевская, предполагаемого лидера преступной группировки, Сергея Цапка, человек был найден мертвым в одиночной камере следственного изолятора.

А.НАРЫШКИН: Говорят, что его никто не убил и смерть его естественная.

А.ПОЗЯНКОВ: Дело не в этом, а в реакции потерпевших – они выступили с заявлением, они были возмущены тем, что Цапка могут похоронить в Кущевской, на кладбище, где похоронены жертвы преступлений. Люди сказали, что нельзя хоронить Цапок рядом с людьми, которых они убили. В итоге эта история сегодня завершилась: спешно тело Цапка забрали из морга и кремировали.

А.НАРЫШКИН: Причем, кремировали, на всякий случай, в Волгограде.

А.ПОЗЯНКОВ: И все уверены, что он не будет похоронен в Кущевской. ҺЛайф.Нюьзһ сообщает, что скорее всего, его захоронят в Ростове, — такая история о преследовании человека после смерти, смерть не поставила точку в этой истории.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я только против слова Һпреследованиеһ — это не преследование, тут какое-то иное слово надо найти. Проголосуем?

А.ПОЗЯНКОВ: Надо ли было разрешить хоронить Цапка на кладбище в Кущевском? Если надо — 660-06-64, если вы считаете, что все произошло правильно — 660-06-65.

А.НАРЫШКИН: То есть, потерпевшие попросили адвоката написать жалобу кубанскому прокурору, просили не допустить захоронение Цапка на Кущевском кладбище.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здесь действуют не правила, а мораль. И здесь нет никакого преследования — просто это невозможно, оскорбительно, общество это не стерпело бы.

А.НАРЫШКИН: А как закон? Мы должны поступать так же, как с митингами – прокуратура должна была согласовывать похороны Цапка, отклонить заявку, или наоборот, поддержать, предложить другое место? Прокуратура же не мыслит категориями морали.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Прокуратура, видимо, мыслила верно. Как ты видишь, не доводя дело до судов, криков, перестрелок, его кремировали и отдали родственникам. Но ясно, что местная власть, и это очень хорошо, в данном случае поняла, что история не закончится никогда, и никогда рядом с жертвами не будут похоронены Цапки – слишком страшные преступления, они не могут лежать в одной земле.

А.ПОЗЯНКОВ: У меня двойственные чувства на этот счет. С одной стороны, я хорошо понимаю родственников погибших от деятельности этих людей, но у меня всегда было ощущение, что смерть уравнивает людей, или нет? Мне тут сложно провести грань, и я даже не понимаю, почему.

А.НАРЫШКИН: Смерть всех уравнивает? Я представляю, что в годовщину смерти Цапка на кладбище пришли какие-нибудь братки, принесли бы цветочки, и родственники потерпевших. Встретились бы, посмотрели друг на друга, вздохнули и разошлись? С точки зрения морали это невозможно, а закона нет. И хорошо, что каким-то образом прокуратура или власти станицы, наверное, убедили родственников Цапка, сказали — не надо.

А.ПОЗЯНКОВ: А может быть, было бы правильно, когда братки пришли бы на кладбище, посмотрели в глаза людям, которых они лишили детей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Красивая сказка. Посмотрели в глаза?

А.ПОЗЯНКОВ: Чтобы люди поняли, что произошло.

А.НАРЫШКИН: А то они не знают.

А.ПОЗЯНКОВ: Думаю, что они не осознают до конца.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И придя на кладбище, осознают? Им давно надо было приползти, денег дать, слова сказать, — смешно. Не уравняет. Когда хоронят ребят, которые воюют в ДНР и ЛНР и когда гибнут ребята со стороны Украинской армии, — вот эта смерть уравнивает. Тут смерть за идею, одна идея — ДНР, другая идея единой унитарной Украины. А здесь — кровавое преступление за деньги, уничтожение всей семьи, детей, — кто такое может простить? Фамилия Цапок будет гулять как Герострат, как символ безумной вакханалии крови.

А.ПОЗЯНКОВ: То есть, хорошо, что не выстрелили прахом из пушки?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет у нас такой традиции.

А.НАРЫШКИН: 94% радиослушателей считают правильным, что не разрешили Цапка хоронить на Кущевском кладбище.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Целый фильм снят о Цапке Тенгизом Абуладзе, ҺПокаяниеһ, в 1984 г. Сталина помните, выкапывают? Не может Сталин лежать в земле, — не может, по мнению его жертв. Это невозможно, потому что это оскорбительно для земли, других людей, которые лежат. Не может такой преступник лежать рядом со своими жертвами. Целый фильм про это снят, абсолютно правильно. Я поддерживаю, и хочу хорошие слова сказать про неизвестную мне местную власть, которая, на мой взгляд, все сделала правильно, на мой взгляд.

А.НАРЫШКИН: Ну да, когда фигуранты этого дела умирают в изоляторах, теперь они молодцы?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, ладно. Едем дальше. ҺГерой неделиһ.

А.ПОЗЯНКОВ: ҺГероем неделиһ мы выбрали Романа Селезнева, сына депутата Госдумы от ЛДПР Валерия Селезнева. На этой неделе с ним приключилась неприятная история — на Мальдивах в аэропорту, когда он собирался уже улетать, его попросили пройти в комнату для выяснения каких-то деталей. Туда вошли люди в штатском и увезли в США. Кончилось это тем, что он сейчас в заключении на острове Гуам, в тюрьме. Но тут дело даже не в самой новости, а в реакции на нее людей. Обвиняют его в хакерской деятельности.

А.НАРЫШКИН: Он крал данные о кредитных карточках.

А.ПОЗЯНКОВ: Да, там раскрыта целая группировка спецслужбами американскими, он был одним из ярких членов этой группировки. И тут развернулась история – Москва заявляет, что это похищение.

А.НАРЫШКИН: Нарушение международных норм всевозможных.

А.ПОЗЯНКОВ: Депутат собирает пресс-конференции. И обратная реакция на все это в социальных сетях, процитирую несколько комментариев к этой новости: ҺНе воруйһ. ҺСкладывается впечатление, что российские дипломаты оперативно реагируют только на ситуации с международными преступниками российского происхожденияһ, Һ Вот правосудие и добралось до избранных – российскому суду об этом только мечтатьһ. Даже какая-то радость.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не радость. Это называется злорадством. Все, что происходит плохого с властью и с их родственниками, — это хорошо. У россиянина право на злорадство, — это неприятно, но это так.

А.ПОЗЯНКОВ: А это человек, который имеет инвалидность, — он потерял руку в результате теракта в 2011 г. в Марокко, у него проблемы со здоровьем, он нуждается в лекарствах. Условия содержания в тюрьмах на самом деле везде не самые лучшие. Говорят, что в этой тюрьме сырые камеры, бетонный пол, холодно по ночам, — можно себе представить, что там действительно не рай. Но мне кажется, что его презирают именно за то, что он сын депутата, — какая-то такая странная история.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте проголосуем.

А.НАРЫШКИН: Стали бы вы осуждать Романа Селезнева, если бы он не был сыном депутата? Если бы все равно стали, — 660-06-64, если бы не стали — 660-06-65.

А.ПОЗЯНКОВ: Хочу вспомнить мнение наших коллег, которые говорят, что мы часто привносим в наши истории политику. Есть события и есть люди, — мы знаем, что до этого теракта сын и отец не очень контактировали, злорадствуют именно потому, что он сын депутата.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы не будем давать злорадству в нас проникать, — человек похищен в международной зоне аэропорта на Мальдивах. Его взяли и увезли в США. Я считаю, что это самое обыкновенное похищение человека и в этом смысле США ничем не отличаются от России, которая похитила и вывезла летчицу Савченко.

А.НАРЫШКИН: И с Развозжаевым что-то похожее было.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И неважно, что он инвалид, сын депутата, был ли он в хороших или плохих отношениях. Мы смотрим фильмы американские, ссылаемся на то, что она сильна в процедуре, а здесь я не вижу никакой процедуры.

А.НАРЫШКИН: То есть, если мы так делаем, то почему бы так не поступать американцам? Правил нет?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Для американцев преступление в сфере Һай-тиһ на уровне невыплаты налогов, но такая депортация, — не знаю, насколько она соответствует даже американским законам. Я вижу здесь несоблюдение собственных американских законов. То, что произошло, тут одно слово – безобразие.

А.НАРЫШКИН: Американцы – редиски. Вот какая для них рубрика должна была быть.

А.ПОЗЯНКОВ: На самом деле не имеет значение, чей он сын, когда речь идет о нарушении его прав и законов.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Абсолютно. И я бы проголосовал, что острая реакция граждан ровно потому, что он сын депутата.

А.НАРЫШКИН: Результаты голосования: 64% радиослушателей говорят, что все равно стали бы осуждать Селезнева, даже если бы он не был сыном депутата. 37% поменяли бы свою точку зрения.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как? Но они же лгут.

А.ПОЗЯНКОВ: А то, что у нас на сайте невозможно найти альтернативных точек зрения это вообще меня шокируют.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушатели лгут. Они потому и наезжают на него, что он сын депутата. Вот и все. Это тема нравственная, тема, что мы сами, люди, которые критикуют власть, не должно уподобляться власти. И конечно, злорадство есть. Власть безответна и безответственна. И с ней ничего невозможно сделать, и ты злорадствуешь, когда что-то подобное происхоидт: ага, объявили новую волну санкций, теперь они никуда не поедут, — вот хорошо, будут знать.

Ну да, Навальный публикует знаменитый пост: давайте сравним дворцы, — кто-то же должен поэтому поводу ответить, что это за дворцы и как эти дворцы построены. Тут держи его под домашним арестом, или в психушке, как держали Новодворскую, — тут как угодно. Но ответить на этот вопрос надо – люди же увидели. Но сын за отца не отвечает, — так даже тов. Сталин вроде бы говорил. Поэтому мне очень смущает это голосование и не нравится.

А.НАРЫШКИН: А мне нравится, что наш любимый персонаж в политике, Жириновский, за всю неделю эту ситуацию не прокомментировал. Ни единого высказывания. Устранился.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он готовится.

А.НАРЫШКИН: наверное, хотя по другим поводам всегда высказывается, даже когда не спрашивают.

А.ПОЗЯНКОВ: Печально осознавать, что у нас какие-то ярлыки и стигматы пытаются создавать с одной и с другой стороны наших политических баррикад.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Спасибо вам большое. До скорой встречи.
http://www.echo.msk.ru/programs/ganapolskoe_itogi/1358536-echo/

14 июля, 2014 Главные новости

Добавить комментарий

*