Мэр Нюрбы Гаврил Васильев: Дело сфабриковано

11 февраля, 2014 в 15:27
Отвечает на вопросы

7 февраля Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) отменил приговор в отношении мэра города Нюрбы, члена политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ Гаврила ВАСИЛЬЕВА. Суд, рассмотрев кассационную жалобу, постановил отменить определение судебной коллегии по уголовным делам ВС РС(Я) и направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

В тот же день мэр вышел на свободу.

11 февраля, Гаврил ВАСИЛЬЕВ провел пресс-конференцию для журналистов.

В своей краткой вступительной речи он выразил благодарность администрации города Нюрбы, что в этот сложный во всех отношениях, даже в плане погодных условий, период они хорошо проработали, не допустили аварий.

— В первый же день я соберу всех в администрации, чтоб поблагодарить их за хорошо проделанную работу. А дальше будем работать по намеченному еще в прошлом году плану.

 

В тот роковой день…

 

Далее мэр отвечал на вопросы журналистов. Их, прежде всего, интересовал один вопрос – что же произошло в тот самый, роковой для Васильева день.

— По сути, это было недавно. Этот день я очень хорошо помню. Стояли так же аномальные холода. Все были на рабочих местах, и я в том числе. Сидел, работал. Ко мне приезжает Тимофеев. И начинает объяснять, что он приехал на похороны, ненадолго. Я вызываю специалистов по благоустройству и отправляю их на замер объема проделанных работ. После этого спустя примерно два часа ко мне в кабинет заходят два оперативников с двумя понятыми — женщинами. Они зашли со словами: «Где деньги?!». Меня же поставили лицом к стене. Минут пятнадцать они обыскивали мой кабинет, да ничего не нашли. Тут зашел уже третий оперативник с Ивановым. Тот вытащил из кармана деньги и положил на стол. В это время второй оперативник уже поменял понятых. Потом они начали производить оперативные действия, подписывали бумаги. Вечером, когда я уже сидел на допросе у следователя Следственного комитета, он хотел, чтоб я подписал бумаги. Там черным по белому было написано, что мы задержаны при передаче денег Тимофееву с поличным.  

Журналисты стали спрашивать про видеозапись всего происходившего, была ли она приобщена к делу.

— Видеозапись проводилась. Когда они в первый раз зашли, у них в руках была видеокамера. Но я ее не видел, в деле ее не было.

 

Выборы

 

Тут речь заходит о выборах.  

— По закону до 20 марта должны быть поданы все документы. Но по сегодняшний день ни один кандидат еще не зарегистрировался.

— А вы не будете настаивать на том, чтобы городской совет депутатов отменил свое решение?

— На сегодняшний день я не судим. Поэтому буду настаивать на том, чтобы гордума Нюрбы отменила свое решение по поводу того, чтоб снять мои полномочия и объявить новые выборы.

 

Сфабрикованное дело

 

А с чем вы связываете произошедшее?

— Лично мое мнение – это дело сфабриковано. Было преследование. Сейчас я не могу сказать – чье именно было преследование, каких целей они добивались. Может быть, политические, может быть, личные мотивы были. Но то, что дело было сфабриковано, это сто процентов. Кто и за что меня преследует, я до сих пор понять не могу.

— Если городской совет не прислушается, и оставит в силе свое решение о перевыборах, что вы намерены делать?

— Мне остается только через суд восстанавливать свои права. Если отменяют приговор, то восстанавливают человеку все права.

— Нет ли у вас жалоб на условия содержания, не было ли попыток давления?

— Жалоб нет. Условия вполне приемлемые для того, чтобы отбывать срок.

— Тот факт, что Иванов признался, что оклеветал вас, как-то повлиял на решение суда?

— В связи с аномальными холодами суд состоялся без моего участия. Да, я думаю, то, что Иванов признал свою вину, повлияло на вынесение соответствующего решения. Все кассационные жалобы моих защитников все-таки были удовлетворены.

 

Опять про выборы

 

Но некоторые журналисты упорно хотели услышать ответы на вопросы, касающиеся именно выборов в Нюрбе, вплоть до того, что они хотели услышать из уст действующего главы фамилии возможных кандидатов.

— Мой источник информации, как и у большинства людей, это интернет-сайты. Там много чего пишут, даже о том, что собираются выдвинуть кандидатуру не существующего человека, и тому подобное. Там упоминаются многие известные фамилии, на мой взгляд, все достойные люди.

— А вы можете их озвучить?

— Если честно, я не могу озвучить, их очень много.

— Представители каких партий?

И далее в таком же духе. На что Гаврил Дмитриевич предложил тут же зайти на форум и посмотреть там.

 

Вновь обретенная свобода

 

— Из ваших близких больше никто не пострадал?

— К счастью, нет. Конечно, были нападки и со стороны правоохранительных органов, но чтоб кто-нибудь пострадал, такого не было.

 

Гаврил Васильев заметил, что уже второй раз ощущает, каково это вновь обрести свободу, как за время его вынужденного отсутствия подросла дочь, как оживился сын. Тоска по дому, по родным, боль жены, беспокойство родителей, дни и месяцы томительного ожидания – все это и многое другое осталось за кадром.

 

О справедливости и несправедливости

 

— Пройдя все испытания, вы продолжаете верить в справедливость судов?

— За все то время, пока я находился в СИЗО и колонии, я все-таки верил в правосудие. Я и сейчас верю в российский суд.

— Вам дают условно, затем реальный срок дают. Насколько это вас ошарашило?

— Мы подавали апелляцию для реабилитации, а тут… Это я в лагере перестал удивляться. Теперь после всего этого я не могу сказать, что только со мной так несправедливо поступили. Есть там люди.

— Но в суд верите?

— Я в душе был уверен, что все равно найдутся люди, которые увидят, что дело сшито белыми нитками. Ведь нет никакой доказательной базы. Я рад, что сегодня сижу перед вами, что не зря верил.

 

Тень прошлого

 

Васильев ответил на все вопросы, в том числе о его, якобы, криминальном прошлом, его принадлежности к ОПГ. Тут он напомнил случай, что ссылаясь на ряд комментариев на интернет-форумах, его устраняли от должности.

— Это просто смешно. Тот же интернет-форум может некоторых в космос отправить, других вообще опустить.

Не было никакого криминального прошлого, тем более ОПГ, не объявляли его в федеральный розыск. НЕ БЫЛО и точка. На форумах могут писать что угодно. Анонимные завсегдатаи готовы растоптать доброе имя человека, вешать на него всех собак. На то и анонимы.

 

Письмо президенту

 

— Для меня сто процентов ясно, что дело сфабриковано. Это и есть преследование. Значит, люди преследуют какую-то цель.

— А кто?

— Даже примерно предположить не могу. Но это все только закалило меня. Я верю, продолжаю верить, что есть справедливость.

— Каковы, по вашему мнению, реальные причины перенесения выборов?

Опять – двадцать пять! Такое впечатление, что некоторые из журналистов, успели соскучиться по выборам.

— Находясь там, в колонии информацию я черпал только из газет. По пятницам их привозили, и мы читали в библиотеке. На свободе я всего четыре дня и информирован настолько,  насколько и вы.

Мы пишем письмо президенту России Путину, как гаранту Конституции, о том, что он был неправильно информирован. Не прочь встретиться с ним лично, но насколько это возможно, я не знаю.

— А будете ли вы принимать какие-то дополнительные меры, чтобы обезопасить себя впредь?  

— Я уже обжегся, и, конечно же, буду стараться обезопасить себя от всяких провокаций. Но до фобии дело не дойдет.

 

 Гаврил Васильев провел, по его словам, свою первую пресс-конференцию. Неплохо держался. Сколько бы пресса его не прессовала, самое худшее, будем надеяться, уже позади.

Он верит в правосудие и справедливость. А вы?

Венера ПЕТРОВА.

 

 

  

   

11 февраля, 2014 Без рубрики

Добавить комментарий

*