Нацгвардию сбрасывают с неба

16 июня, 2014 в 4:20

Ополченцы ДНР и ЛНР перехватывают у Киева инициативу в воздухе

Ополченцы Новороссии начинают отвоевывать у киевских силовиков контроль над небом. В ночь на субботу около 1:00 (2:00 мск) при попытке зайти на посадку в аэропорту Луганска был сбит военно-транспортный самолет, перевозивший украинских десантников. Погибли все 49 человек – 40 десантников и девять членов экипажа. Украинская прокуратура придерживается версии, что военный «транспортник» был сбит ракетой из переносного зенитно-ракетного комплекса.

В пресс-службе ЛНР подтвердили факт уничтожения Ил-76. Напомним, за несколько дней до этого, руководство сил самообороны республики заявляло о том, что взяло под контроль небо над аэропортом в Луганске. Сама территория воздушного порта оставалась в руках боевиков из нацгвардии. Однако представители освободительной армии ЛНР заверили, что это не помешает им в добровольно-принудительном порядке «сажать» несанкционированные рейсы дистанционно. Как мы видим, ополченцам пока удается задуманное.
А днем в субботу пришло еще одно сообщение о значительном успехе повстанцев в битве за воздух. Ополченцам из Горловки (Донецкая область) удалось сбить украинский бомбардировщик Су-24, который в 4:30 утра нанес удар по зданию городского управления внутренних дел.

Надо сказать, что наметившийся перелом на воздушном фронте спровоцировал еще один раскол в и без того деморализованные ряды киевских силовиков. Как сообщил пресс-секретарь Луганской народной республики Алексей Топоров, днепропетровская часть, расквартированная на территории луганского аэропорта, вступила в бой с львовскими десантниками. «Днепропетровцам» удалось водрузить на территории аэропорта российский флаг. После чего часть ушла в лесополосу в сторону Антрацита. «Сейчас мы пытаемся наладить с ними контакт, узнать их лояльность. Но сам факт поднятия флага России говорит о многом», – подчеркнул Алексей Топоров.
Не исключено, что последние события приведут к тому, что в повестку переговоров об урегулировании ситуации на Украине все же будет включен вопрос о введении т.н. no-fly zone (бесполетной зоны) над Донецкой и Луганской областями. Как мы уже рассказывали, такая возможность обсуждалась отечественными и зарубежными политиками, а также экспертами. Однако Москва не стала выносить этот вопрос на рассмотрение Совбеза ООН, указывая на его изначально непроходной характер. Действительно, нетрудно предположить, что западные спонсоры киевского режима заблокировали бы российскую инициативу. Поскольку полное доминирование в воздушном пространстве давало Киеву ощутимое преимущество в первый период активной фазы противостояния с Юго-Востоком.

В свете последних событий становится очевидно, что ситуация постепенно меняется. Теперь от авиаударов погибают не только мирные жители (как это было при обстреле с воздуха неуправляемыми снарядами здания ОГА в Луганске). Несут серьезные потери и сами налетчики. При введении бесполетной зоны всех этих жертв можно было бы избежать. Не дожидаясь, пока силы самообороны установят no-fly zone «явочным порядком».
В одностороннем порядке ввести бесполетную зону России в любом случае не удастся, считает военный эксперт, полковник Михаил Тимошенко.

– Все-таки мы не Соединенные Штаты, окруженные роем сателлитов. Провести это решение через ООН тоже не получится – Украина не Ливия. Да и по Ливии такое стало возможным только потому, что Москва тогда откровенно «зевнула», воздержавшись от голосования. Конечно, можно говорить о том, что силы ополчения в какой-то мере и так справляются с ликвидацией воздушных целей. Если бы у них были установки ПВО войскового звена типа «Тор», тогда они бы вообще «смахнули» все, что летает над головой.

«СП»: – Какие технико-тактические ограничения имеет обычный ПЗРК?

– ПЗРК имеет дальность по горизонту 5 км, а по высоте 3 км. То есть ты должен видеть цель. Стрелков из переносных зенитно-ракетных комплексов в рамках полка координирует тот, кто отвечает за противовоздушную оборону. Здесь координации, конечно, никакой не может быть. Допустим, есть у одной или двух групп пара ПЗРК. Когда кто-то видит цель, тогда ее можно попытаться атаковать. Но тебе нужна открытая местность. Из-под деревьев по цели «пульнуть» не получится: объект не поймает головка ракеты. Тем не менее, ополченцы-умельцы как-то справляются. Задачу облегчает то, что свои цели они стараются накрыть в непосредственной близости от аэропорта. То есть на подлете. Здесь и расстояние соответствующее, и открытая местность.

Ил-76 при нормальном горизонтальном полете одной ракетой не свалить. В данном случае при заходе на посадку (на глиссаде) попали в двигатель. Возможно, перебили осколком тягу элеронов или закрылков. Машина завалилась на бок, экипаж не смог ее выправить (не было ни высоты, ни времени).

«СП»: – Можно ли говорить, что войска киевского режима серьезно подавляют ополченцев с воздуха?

– Для ополченцев принципиально важно исключить возможность со стороны Киева уничтожать объекты инфраструктуры. Например, водопроводы, системы водоснабжения, очистки сточных вод и линии связи.

«СП»: – Эти объекты уничтожают с воздуха?

– В основном они уничтожаются артиллерийским огнем.

«СП»: – Есть ли возможность прописать отдельным пунктом запрет на использование тяжелой артиллерии в no-fly zone?

– Включить-то можно. Проблема, кто будет контролировать соблюдение режима бесполетной зоны. Мы же понимаем, что сразу пойдут двойные стандарты и попытки подыграть своим. Допустим, Запад будет обвинять ополченцев в использовании тяжелой артиллерии, а майданная армия получит карт-бланш. Так что еще не факт, что бесполетная зона сыграет на руку представителям ДНР и ЛНР. Другое дело, что в дипломатических целях этот вопрос следует продвигать. Хотя бы для того, чтобы лишний раз продемонстрировать миру лицемерие американцев, которые продавили аналогичное решение по Ливии, а здесь отказываются. Напомню, и над Ираком была бесполетная зона.

Особое значение приобретает тема провокаций против России. Мы видим, как украинская БМП спокойно заехала на российскую территорию. Можно сколько угодно говорить, что экипаж был слепо-глухо-немым. То есть просто заблудился. Это ложь. Потому что в любой БМП есть навигационное оборудование.

«СП»: – Это была провокация?

– Разумеется. Дескать, они «случайно» заедут на территорию РФ, чьи пограничники ее сожгут, экипаж погибнет. Можно себе представить, какой крик подняли бы киевские силовики. Нас автоматически обвинили бы в агрессии.

«СП»: – Глава Донецкой народной республики Денис Пушилин высказался за введение миротворцев из России и ЕС. Наши дипломаты не спешат поддержать эту меру, объясняя, что у Порошенко еще есть кредит доверия и потенциал остановить бойню на Юго-Востоке.

– Москва давит на Брюссель тем, что число жертв т.н. АТО продолжает увеличиваться, а мир продолжает закрывать на это глаза.

«СП»: – Апеллировать к совести «общечеловеков», похоже, бессмысленно…

– Нам достаточно получить от ЕС официальное признание того, что действия Киева на Юго-Востоке неправомочны. Поскольку они подпадают под статью «преступления против человечества». В Славянске было 110 тысяч жителей, осталось примерно 50 тысяч. Среди них пять тысяч детей. Хотя украинская пропаганда уверяет, что в этом городе остались одни ополченцы. Сейчас десятки тысяч остались без воды, света и продуктов – скоро пойдут эпидемические болезни (холера, дизентерия). Люди будут умирать десятками и сотнями.

«СП»: – Судя по всему, Западу это малоинтересно. Почему США и ЕС выступают категорически против совместной с Россией миротворческой операции на Украине?

– Главным образом потому, что они глубоко убеждены – если РФ войдет на Украину, она там и останется.
Президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков также не рассматривает введение no fly zone над городами Новороссии решающим фактором в противостоянии с киевскими силовиками.

– России нужно искать способы, чтобы легитимировать свое вмешательство в этот конфликт. Если дело будет и дальше продолжаться таким образом, как оно идет, вооруженная борьба плавно перетечет на территорию России. Предпосылки для этого имеются. Доказательством этому может служить последний инцидент с нарушением российской государственной границы украинской БМП. Киев говорит, что вторжение было «случайным», но я предполагаю, это был «пробный шар».

Что касается сбитого Ил-76, то в нем были не военнослужащие ВС Украины, а, скорее всего, боевики национальной гвардии, которых следует рассматривать как представителей незаконного вооруженного формирования, которые убивают мирных людей. Так что их ликвидация была абсолютно оправдана. Повторюсь, сейчас нужно не столько о бесполетной зоне беспокоиться, сколько максимально содействовать, помогать и поддерживать добровольцев. Причем хорошо вооруженных. Только это обеспечит возможность Юго-Востоку Украины выстоять. Необходимо создать такие условия, чтобы силы самообороны могли проводить наступательные операции против войск хунты.

«СП»: – Успех силовиков в Мариуполе объясняется нехваткой людских ресурсов у ополченцев?

– Киеву удалось взять этот город. Судя по количеству потерь, сил самообороны там было немного. По моим оценкам в пределах 60 человек. То есть атаковали их превосходящие силы. Естественно, что они были разгромлены. Это произошло потому, что бойцы самообороны сосредоточились на защите других городов Новороссии, а Мариуполь остался незащищенным. Необходимо наладить такой поток добровольцев, чтобы создать если не сплошной фронт, то хотя бы сплошную зону контроля.

«СП»: – Может ли Россия помочь ополченцам взять под контроль небо над Донецком, Луганском, Славянском и другими городами?

– Бесполетную зону наши не введут, зато криков об «агрессии России против Украины» будет более чем достаточно. Бесполетная зона имеет смысл только в случае масштабного использования авиации. Сегодня она не играет большой роли с точки зрения исхода вооруженной борьбы. Основной центр тяжести в противостоянии приходится на боевой контакт сухопутных войск. В принципе, у ополченцев и так есть мощные системы ПВО. Как показывает случай с ликвидацией Ил-76, они могут нанести ощутимый урон киевским силам. По сути дела, активисты Новороссии сумели блокировать луганский аэропорт силами ПВО.

«СП»: – Какие технические средства для этого используются?

– Тот же ПЗРК легко может разобраться с самолетами на подлете. Когда машины идут на посадку, дальнобойные системы не нужны.

«СП»: – Есть мнение, что ополченцам все же не помешали бы установки «Тор» .

– «Тор» в данной ситуации — это комплекс избыточной мощности. Он предназначен для отражения массированных авиационных ударов. Когда в авианалете принимают участие несколько десятков самолетов или крылатых ракет. Если же идут одиночные цели, вполне достаточно новых ПЗРК.
Фото: EPA/ИТАР-ТАСС

http://svpressa.ru/war21/article/89931/

16 июня, 2014 Новость дня

Добавить комментарий

*