«Нужен просто приказ – не повышать»

23 августа, 2014 в 0:37
m701333

Медведев потребовал от глав регионов контролировать рост цен на еду

Премьер Дмитрий Медведев потребовал от глав регионов мониторить ситуацию с ценами на продовольствие. Министр сельского хозяйства попросил предоставить регионам возможность влиять на цены. По мнению экспертов, у губернаторов есть для этого все возможности, в том числе неэкономического характера. А пока в ФАС и Общественную палату поступают сотни жалоб на спекулянтов.

«Можем делать у себя»

«Речь идет просто о переориентации с одних рынков на другие, поэтому долго это продолжаться не будет»
Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил министерствам промышленности и торговли, сельского хозяйства, экономического развития и ФАС координировать деятельность для недопущения роста цен. Медведев также заявил, что попытки спекулятивно заработать на ситуации будут жестко пресекаться

В пятницу глава правительства провел совещание по развитию сельского хозяйства, где заявил, что переориентирование на импортозамещение не означает отказа от достижений цивилизации: многое можно производить в России. По его словам, приобретение их за рубежом, «вне зависимости от каких-то там санкций, это нерационально, это дорого, и нужно создавать подобные мощности у себя».

«Нам нужна новая программа увеличения производства молока и наращивания объемов производства мяса. Мы этим занимались, но пока там результаты – я не могу их назвать плохими, и они в целом, наоборот, хорошие, – но они недостаточные, даже безотносительно ко всякого рода санкциям и ответным ограничениям», – сказал Медведев, передает РИА «Новости».

Он отметил, что главы регионов должны мониторить ситуацию и по возможности влиять на динамику цен.

«Нужно пытаться выпрямлять сезонное колебание цен, хотя это непросто, и мы тоже это понимаем, это не связано даже с ограничениями. В любом случае любое отступление от средней цены должно быть обосновано», – сказал Медведев.

«Задача всех региональных властей – продолжать контроль за динамикой цен на продовольственном рынке. Уверен, что присутствующие здесь губернаторы внимательно за этим следят в своих регионах», – отметил правительства.

Глава Минсельхоза Николай Федоров доложил премьеру, что его ведомство подготовило предложения, позволяющие сократить импорт мяса в 2,5 раза, молока – в 1,5 раза, плодово-ягодной продукции – также в 1,5 раза.
По расчетам министерства, если оставить финансирование отрасли на нынешнем уровне, импорт скота и птицы в 2020 году сократится до 1,8 миллиона тонн с 2,5 миллиона тонн в 2013 году. При этом реализация умеренно оптимистичного сценария финансирования позволит уменьшить объем импорта скота и птицы к 2020 году до 1 миллиона тонн, отметил министр. В то же время он обратился к начальнику с просьбой ускорить принятие решения по предоставлению регионам возможности влиять на цены продуктов.

«Для стабилизации цен на пищевую продукцию и предупреждения спекулятивных эксцессов в соответствии с законодательством мы разработали проект постановления правительства, разрешающий регионам заключать с производителями и торговыми сетями соглашения, которые предусматривают мероприятия по поддержанию цен на отдельные виды продукции. Нужно решение правительства, чтобы можно было такие соглашения подписывать региональным властям», – сказал Федоров.

Люди жалуются

Ранее в Генпрокуратуре России была создана межведомственная рабочая группа для противодействия правонарушениям, способствующим повышению цен на сельскохозяйственную и продовольственную продукцию.

За нарушениями следит и Федеральная антимонопольная служба (ФАС). В пятницу в ведомстве заявили, что за последнюю неделю поступило 574 жалобы по завышенным ценам на продовольствие, чаще всего упоминаются мясо и рыба. 14 августа ФАС открыла горячую линию, чтобы граждане могли сообщить о повышении цен на продукты. Еще одна горячая линия есть в Общественной палате (8-800-700-8-800). Как сообщили в ОП в среду, на нее поступило уже более ста обращений с жалобами на повышение цен на продовольствие в разных регионах России.

Треть жалоб на горячую линию Общественной палаты связана с повышением цен на мясо. По сообщениям граждан, во многих местах цены выросли на 30–100 рублей. Четверть граждан сообщают о подорожании молочной продукции, в основном сыра. «Увеличение цен на молоко варьируется на 15–22 рубля, на сыр – на 55–200 рублейһ, – говорится в сообщении ОП. Каждый пятый жалуется на подорожание красный рыбы (семги и форели), в среднем цены выросли на 130–200 рублей. Около 20% обращений касаются подорожания красной рыбы (семга и форель). 15% граждан заявляют о повышении цен на фрукты (яблоки, лимоны, персики и нектарины подорожали на 60–100 рублей, овощи, помидоры – на 20 рублей). ҺПо сообщениям граждан, факты увеличения цен были зафиксированы преимущественно в сетевых магазинах», – отмечают в ОП.

«Посадить по другим нарушениям»

«Главная причина высоких цен – высокий уровень монополизма, – заявил в интервью газете ВЗГЛЯД член комиссии ОП по социальной поддержке граждан и качеству жизни Сергей Марков. – У нас же цены на все выше, чем в других странах. Бюрократия сажает на всякие бизнесы своих личных знакомых, и те снимают монопольную ренту, делятся с бюрократией, и от этого высокие цены».

Исполнять правительственные обещания (не допустить повышения цен на продовольствие и осаживать спекулянтов) он предлагает простыми методами: «Нужно посмотреть, где больше всего цены повысились, да и посадить по другим нарушениям: у них нарушений полно», – сказал Марков, отметив, что «объективные причины к повышению цен минимальные».

«Реально воздействовать в правовом поле на предпринимателя очень сложно, – такое мнение в интервью газете ВЗГЛЯД высказал председатель Общества защиты прав потребителей Михаил Аншаков. – Одно дело – доказывать, что ценовой сговор существует между продавцами бензина, когда 2–3 игрока в регионе одновременно поднимают цены, при том, что поставщики цены не поднимают. Но когда на рынке десятки игроков, это сложно. Вызывать на ковер, как раньше партийные органы вызывали хозяйствующих субъектов, – сейчас не те времена».

«У нас были налажены логистические потоки, продукция уже была закуплена, зафрахтованы суда, фуры, транспорт, и все это встало на таможне. Часть товара просто выкинули, часть – испортилась, часть – пошла в переработку. Логистические схемы рухнули. Это резко увеличивает зарплаты, это расходы, которые понесли предприниматели. Из чьего кармана-то оплачивать за сгнившие овощи и фрукты, которые не пустили таможенники?» – так, по мнению Аншакова, объясняется повышение цен.

«Послать пожарных, санэпидемстанцию, начать расследование по другим делам – и озвучить это, чтобы все знали, что это за повышение цен. Да и отобрать у него этот бизнес», – возражает на это Марков, по мнению которого, значительная часть предпринимателей использует запрет на импорт как предлог для повышения цен. – Нужно подавлять это административным образом. Чтобы рынок нормально работал, ему нужно оказывать административную помощь, иногда окриком, кулаком. Нигде в мире не существует Һчистого рынкаһ, везде есть определенная доля административного регулирования. Нужен просто приказ – не повышать цены. Кто повысит – тем пошлем санэпидемстанцию и пожарных».

По мнению Маркова, гиперинфляции и перемещения продуктов на черный рынок, сопровождающих со времен Римской империи попытки законодательно определять цены, не случится, поскольку в данном случае речь идет о временных мерах, а после того, как замена будет найдена, ситуация нормализуется.

«Объективный рост цен все-таки будет, – заявил газете ВЗГЛЯД президент Национального союза экспортеров продовольствия Дмитрий Булатов. – 15 млрд долларов, на которые мы обрезали импорт, – 1,5% всего мирового продовольственного рынка. Казалось бы, не так уж много, но цены на продовольствие очень чувствительны к ситуации на рынке. Скажем, если предложение какого-то продовольственного товара уменьшается на 2%, то цены возрастут не на 2%, а на 10%».

«Сейчас Минсельхоз просто мониторит ситуацию с ценами. Воздействия на рынок они не оказывают. Федеральная антимонопольная служба может оказать такое воздействие, но только если будут замечены признаки монопольного сговора», – добавил он.

«Чтобы заместить импортное продовольствие, его нужно вначале произвести, а это процесс долгий – скажем, корова растет три года. Нужно провести переговоры с десятками стран, определить объемы, смогут ли они полностью заменить европейский импорт», – отметил эксперт.

«Российский рынок очень привлекательный. Заполнить брешь на рынке готовы очень многие», – пояснил он.

Наиболее критичным, по мнению экспертов, является ситуация с рыбой и с молочной продукцией.

«Мы импортируем рыбу примерно на 3 млрд долларов, из них треть приходится на одну страну – Норвегию. Как мы дошли до жизни такой? Мы импортируем яблок на 1,2 млрд долларов, из них 400 млрд долларов приходились на Польшу», – приводит примеры Булатов.

«Нужно предусмотреть в законодательном порядке, чтобы крупные сети отводили какой-то процент площадей под российскую продукцию. Сейчас импорт для них удобнее – с крупными поставщиками легче иметь дело», – предлагает он.

«Самые критичные позиции – молочная продукция и обычная рыба, не устрицы и рыбные деликатесы, а обычная рыба, – говорит Аншаков. – С овощами мы еще можем как-то перебиться, обойдемся без яблок, будем есть нашу капусту. Но рыбные продукты тоже важны для сбалансированного питания. Обычная рыбная продукция для нормального полноценного питания, особенно в детском возрасте, очень важна. По крайней мере на обычную рыбу, не на какие-то деликатесы, запрет надо снимать: мы просто столкнемся с дефицитом этой продукции.

«Мы на 30% зависим от импорта сухого молока, из них 20% был импорт из ЕС и США. Заменить нечем – сухое молоко и вообще молочная продукция – дефицитный товар, его производство нельзя быстро нарастить. Вы не можете разместить заказ в Аргентине и через год получить в два раза больше сухого молока», – добавил он.
http://www.vz.ru/society/2014/8/22/701333.html

23 августа, 2014 Главные новости Новость дня

Добавить комментарий

*