«ОБОРОНСЕРВИС» ПЕРЕЛОЖИЛИ НА СЕРДЮКОВА

11 июля, 2014 в 9:41

Пресненский суд Москвы в четверг приступил к рассмотрению дела экс-главы департамента имущественных отношений Министерства обороны Евгении Васильевой.

По версии следствия, она распродавала имущество дочерних предприятий госкомпании ҺОборонсервисһ по заниженным ценам. Васильева отрицает свою причастность к инкриминируемым ей преступлениям и утверждает, что все сделки были санкционированы руководством военного ведомства. Её адвокаты настаивают, что всего два объекта Минобороны из 600, проданных под руководством Васильевой, ушли по цене ниже рыночной. ҺЭхо Москвыһ следит за одним из самых громких дел в истории современной России.

Птица, клетка, стихи

Подступы к Зоологической улице были оккупированы журналистами ещё до того, как в суд начали пускать посетителей.
Машинам с символикой телекомпаний приходилось искать свободные места почти за полкилометра от здания. Большинство съёмочных групп, впрочем, внутрь не спешили, предпочитая ловить главную фигурантку дела на улице, чтобы запечатлеть её выходящей из Лады-Калины, на которой она передвигается в сопровождении сотрудника ФСИН. Этот автомобиль уже стал объектом шуток со стороны телевизионщиков и даже обвинений в адрес Евгении Васильевой: во время предварительных слушаний корреспонденты нескольких каналов утверждали, что она пытается обмануть СМИ, передвигаясь на бюджетном авто.

1278076
Евгения Васильева, фото из её инстаграма

Симптоматично, что к сути разбирательства внимание прессы приковано куда в меньшей степени, чем к тому, что окружает слушания.
Ещё не начавшись, суд успел превратился в PR-битву. Васильева рассказывает о своих картинах, которые эксперты якобы причисляют к авангарду, предлагает ознакомиться с последними работами, заглянув в её твиттер, анонсирует выставку полотен, утверждает, что готовит мюзикл, и продолжает писать стихи.

Ей отвечает представитель Следственного комитета Владимир Маркин.
За последние полтора года он успел насчитать среди изъятого у Васильевой имущества 19 килограмм драгоценностей, обвинить её в плохом художественном вкусе, заявить, что Васильева отказывается помогать правоохранительным органам, и намекнуть, что от суда снисхождения ждать не стоит.
Очередная речь Владимира Маркина появилась на лентах агентств в день старта предварительных слушаний. Адвокаты Васильевой, по его словам, Һв регулярных эпатирующих публику PR-акциях попытались убедить общественность в том, что следователи привлекают к ответственности невиновного, талантливого и очень ранимого человекаһ.

1278078
Евгения Васильева, ҺАвтопортретһ, холст, масло, 80×90

Само дело тем временем получилось поистине эпохальным и по своим объёмам превзошло, например, Һвторое дело ЮКОСаһ: более 360 томов, свыше 80 тысяч листов, десятки свидетелей и целая бригада прокуроров.
В начале месяца на закрытой от прессы стадии присутствовали пять гособвинителей, включая и Бориса Локтионова, известного по делу об убийстве Анны Политковской. Сегодня в зале появились лишь трое, однако среди них неожиданно оказался Виктор Антипов. Он участвовал в рассмотрении дел экс-главы Минатома Евгения Адамова, ҺТрёх китовһ и банды Цапка. Председательствующая – судья Татьяна Васюченко, которая вынесла обвинительный приговор в отношении бизнесмена Алексея Козлова, мужа журналистки и общественного деятеля Ольги Романовой. По словам источника ҺИнтерфаксаһ, Васюченко получила этот процесс, поскольку Һона опытная, не боится какого-либо давления извне и, главное, не любит растягивать процессыһ.

В первые же минуты заседания Васюченко смогла подтвердить эту характеристику.
Защита просила время до 1 сентября, чтобы завершить ознакомление с материалами, однако получила отказ. Вслед за этим слово взял прокурор Антипов. Ему предстояло кратко изложить суть обвинительного заключения, занимавшего 20 томов. Антипов начал свою речь в 10.40. Завершать выступление пришлось его коллеге, это произошло примерно в 16.30. Почти 6 часов превратились для Евгении Васильевой в настоящую пытку.

Её внимание было сконцентрировано на процессуальных оппонентах не более 10 минут.
В остальное время она зевала, отчаянно боролась со сном, подправляла макияж, роняла голову на грудь, так что пышная прическа скрывала её практически целиком, и с неподдельным интересом читала свой собственный сборник стихотворений.

– … Продажа земельного участка, стоимость которого… – монотонно вещал Антипов. Васильева посмотрела на него с лёгким изумлением.
– … К тому времени, как я уже сказал… – продолжал гособвинитель. Васильева слегка приоткрыла рот.
– … Второго сентября генеральный директор… – не останавливался прокурор. Васильева улыбнулась и потянулась на скамье.
– … Закутайло по предварительному сговору… – не отвлекался Антипов. Васильева сделала пометку в своих записях и, снова зевнув, углубилась в чтение книги.
– … Заключил договор купли-продажи имущества … – гособвинитель отложил очередной лист и взял со стола следующий. Васильева принялась смотреть по сторонам, а потом достала зеркальце.

Так продолжалось в течение нескольких часов.
Наконец, судья Васюченко объявила перерыв на 45 минут. На выходе участников процесса уже поджидала толпа журналистов. Долго уговаривать Евгению Васильеву не пришлось: бывшая глава департамента имущественных отношений в ответ на просьбу одного из корреспондентов раскрыла сборник и принялась искать стихотворение о любви, которое она хотела прочитать. Однако в результате её выбор пал на другое произведение. Напомнив, что на эти стихи уже написана песня, Васильева начала читать. Наизусть своё творение она не помнила.

Птицу в клетке заперли, крылья погубили,
Тяжесть нацепили, под замок закрыли.
И свободно птица больше не летает.
Трепетно отныне птица увядает.

И не может птица ничего поделать.
Стая та сильнее, не спасает смелость.
И взмахнула птица крыльями своими.
Клетка эти крылья сразу погубила.

И теперь без крыльев птица погибает.
Больше красотою птица не пленяет.
И летают перья, им всё хуже, хуже.
И свободно ветер гонит их по лужам.

Отлетала птица, только перья кружат,
У неволи прутья голые от стужи.
И теперь безвольно тело её дышит,
Ничего не может, не поёт, не слышит.

Васильева призналась, что в зале ей было тяжело сидеть и слушать скучные истории в изложении прокуроров, поблагодарила поклонников, которые интересуются её картинами, и ответила на вопрос, который редко можно услышать в суде.

– Скажите, Евгения, у вас сегодня такая прекрасная укладка. А вы сами наводите такой блеск на своей голове?
– Да, сегодня сама.

1278088
Евгения Васильева, фото из её инстаграма

Девушка, проявившая любопытство, потом ещё несколько минут объясняла коллегам, что самостоятельно так хорошо прокрасить корни волос невозможно, здесь явно поработал стилист.
Пока она оправдывалась, закончился перерыв, и участники процесса вернулись в зал.

5 фигурантов

Евгения Васильева сменила три должности в военном ведомстве.
В начале 2010 года она была принята на работу советником министра Анатолия Сердюкова, с которым познакомилась во время учёбы на юридическом факультете СПбГУ. Затем она возглавила департамент имущественных отношений, а через полтора года начала руководить аппаратом министра. На скамье подсудимых она не одна. Её соучастниками следствие называет ещё четырёх человек, которых Васильева назначала на руководящие должности в дочерние предприятия ҺОборонсервисаһ и с их помощью добивалась необходимых решений.

1278090
Максим Закутайло, Юрий Грехнёв, Евгения Васильева и Ирина Егорова. Фото ИТАР-ТАСС.

– Максим Закутайло, директор ҺОкружного материального склада Московского округа ВВС и противовоздушной обороныһ, также возглавлял ещё несколькими дочерними предприятиями ҺОборонсервисаһ. Васильева, Закутайло и его супруга Екатерина Сметанова учились на одном факультете. Сметанова руководила правовым центром ҺЭкспертһ, который должен был искать покупателей на собственность военного ведомства, однако, по данным СК, клиентов определяла лично Васильева. Она же была и бенефициаром ҺЭкспертаһ. Сметанова в этом процессе в статусе обвиняемой не участвует. Она заключила сделку со следствием и дала показания на Васильеву. ТАк же поступила и экс-гендиректор ООО ҺМираһ Динара Билялова. Её уже приговорили к трём годам колонии.
– Лариса Егорина, сокурсница Васильевой. Она возглавляла Һдочкуһ ҺОборонсервисаһ – компанию ҺОборонстройһ.
– Юрий Грехнёв, работавший ранее в строительной фирме. При Васильевой он стал гендиректором Һ31-го Государственного института спецстроительстваһ.
– Ирина Егорова, подруга Васильевой, финансовый директор ООО ҺМираһ.

12 эпизодов

– Первые два эпизода связаны с реализацией земельного участка в поселке Пересыпь Краснодарского края. На этой земле Васильева, по данным СК, планировала построить VIP-комплекс для отдыха. Ущерб – 4,6 миллиона рублей
– Следующие четыре эпизода касаются Һ31-го Государственного проектного института специального строительстваһ. Продажа здания по заниженной стоимости – ущерб 506 миллионов. Перечисление центру ҺЭкспертһ вознаграждения – 81,3 миллиона. Продажа акций – ущерб 2 миллиарда 109 миллионов. Организация перелётов за счёт института – 650 тысяч.
– Седьмой и восьмой эпизоды касаются магазина ҺМосвоенторгһ на Арбате. Продажа помещения – ущерб 27 миллионов. Хищение средств – почти 6 миллионов.
– Девятый и десятый эпизоды – попытка похитить имущество ҺУправления торговли Московского военного округаһ и перевод вознаграждения ҺЭкспертуһ. Сделка сорвалась, поэтому ущерб составил лишь 375 тысяч рублей.
– Последние два эпизода связаны со средствами ҺГлавного управления обустройства войскһ. Ущерб – 123,5 миллиона рублей. Часть украденных денег потом была легализована.

На этом обвинительное заключение, как заметили прокуроры, было Һкратко изложеноһ.

Гособвинители особо подчеркнули, что экс-глава ведомства Анатолий Сердюков ничего не знал о преступной деятельности: ҺПри исполнении своих служебных обязанностей Васильева имела беспрепятственный доступ к министру обороны, пользовалась его неограниченным доверием и оказывала влияние на принятие им решенийһ.
У самой Васильевой, которую с Сердюковым связывали романтические отношения, иное мнение на этот счёт.

– Следователи попытались обычную деятельность министерства обороны представить как преступную. В частности, министра обороны. Он единственный принимал решения по всем этим сделкам. Складывается ощущение, что на место министра обороны был назначен какой-то дурачок, который попал в непонятную зависимость от Жени Васильевой, – отметила главная фигурантка дела. Следствие, по её словам, пытается опорочить военное ведомство, создать образ коррупции и воровства.

– Понятно ли вам обвинение? – дежурно поинтересовалась судья Васюченко.
– Нет, ваша честь, – ответила Васильева.
– Вы не понимаете русский язык?
– Понимаю. Но я не понимаю, о чём именно сказал прокурор.

Васильеву поддержала и Лариса Егорова
– Все решения принимались лично министром обороны. У меня не было никакой заинтересованности при принятии решений.

1278092
Бывший министр обороны Анатолий Сердюков

– Подписанные мной решения попадали ко мне не из подполья, мне их приносили на подпись после решения вышестоящего руководства, – вторил им Юрий Грехнёв.

Лишь Максим Закутайло признал свою вину, но то только в части растраты.
Остальные вменяемые ему преступления он отрицает.

С понедельника суд приступит к исследованию доказательств.
На одном из заседаний будет допрошен и Анатолий Сердюков, попавший под амнистию и избежавший уголовной ответственности. Однако показания он даст, вероятно, лишь через несколько месяцев.
http://echo.msk.ru/blog/akselenc/1357594-echo/

11 июля, 2014 Главные новости

Добавить комментарий

*