Особое мнение. Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала «TheNewTimes»: «Мир – это война»

6 августа, 2014 в 3:02

О.БЫЧКОВА – Добрый вечер, добрый день! Это программа «Особое мнение», у микрофона Ольга Бычкова. С особым мнением Евгения Альбац, главный редактор журнала «TheNewTimes». Добрый вечер!
Е.АЛЬБАЦ – Добрый вечер!
О.БЫЧКОВА – Роскомнадзор не исключил, что может заблокировать Русскую службу ВВС за нарушение законодательства. Это свежая новость на тему марша о федерализации Сибири. Мы знаем, что уже некоторое количество СМИ получили предупреждение по этому поводу. Само мероприятие было запрещено. Если кто-то о нем еще не успел узнать, то он теперь точно в курсе, не куда не денется. Но бог с ним, с маршем, но Роскомнадзор теперь что?
Е.АЛЬБАЦ – Я был на месте Роскомнадзора вообще теперь все бы запретила и заблокировала. Останется один сайт Роскомнадзора и весь советский народ, как один будет заходить на сайт Роскомнадзора, пока его не обрушит.
О.БЫЧКОВА – А, когда обрушит, то будем читать?
Е.АЛЬБАЦ – Не будет Роскомандзора.
О.БЫЧКОВА – Читать будет совсем нечего.
Е.АЛЬБАЦ – Послушайте, люди начнут читать книги. Я думаю, это замечательно. Һ1984һ, Оруэлла – очень полезно. Министерство правды» очень интересно прочитать.
О.БЫЧКОВА – «Мир – это война».
Е.АЛЬБАЦ – «Мир – это война» надо будет прочитать. Вообще, Оруэлл «1984» сегодня вновь абсолютно актуален.
(…) Вот вся эта пропаганда на тему «Запад – враг» обрушила туристические потоки. Люди испугались и часть людей испугались ехать, потому что решили, что а) они не получат визы, б) что они туда приедут, а им скажут: «А вы враги, русские».
(…) На 30% сократился туристический поток в этом году. Как говорит Ирина Тюрина, пресс-секретарь Российского союза туриндустрии, в результате ситуация на рынке туриндустрии хуже, чем была в самый плохой год для тур-индустрии – в 2009 году, когда был кризис.
О.БЫЧКОВА – Дмитрий Медведев сказал, что бюджет на следующий год и еще два года после должен учитывать текущее положение дел в российской и мировой экономике. Вполне возможно будут увеличены налоги, «но на это мы пойдем, — сказал Медведев, — лишь в самом крайнем случае». Как вы расшифровываете это заявление? Что мы пойдем на это, или мы на это все-таки не пойдем?
Е.АЛЬБАЦ – Пойдут и обязательно. Конечно, они будут повышать налоги, потому что другого выхода у них нет, потому что экономика выходит в рецессию, потому что необходимо в популистских целях поддерживать рубль. Центральный банк вынужден все время заниматься регулированием курса рубля, чтобы он не стал 38 сразу, а что бы все это постепенно происходило. Поэтому все время происходит скупка валюты – это дорогое очень удовольствие. Соответственно, есть проблема растущей инфляции – она неизбежна абсолютно. Я, кстати, замечу, что, когда результат мировых санкций против Ирана был в том числе в том, что в десятки раз поднялась инфляция. А реал иранский обесценился на 42%. Это вот, что происходит, когда страна объявляется изгоем и мировые финансовые институты перестают взаимодействовать с финансовыми институтами конкретной страны.
О.БЫЧКОВА – У нас каждый день приходят новые сообщения о санкциях. Вот сегодня стало известно, что Швейцария выпустила свой список, и там разные люди и крымские компании, включая «Массандру». Но вы понимаете до конца цель, которую эти санкции преследуют, чего хотят все от нас добиться?
Е.АЛЬБАЦ – Это очень хороший вопрос, потому что, как мы помним, когда произошла аннексия Крыма, то есть разрушение послевоенных границ в Европе впервые после 45-го года, и Крым – территория другой страны – оказался территорией России, что бы мы про это не говорили и не думали, тем не менее, это так: с осени 91-го года Украина суверенное государство, — то сначала реакция была очень сдержанная. Там было много криков-криков, но с санкциями крайне осторожно обращались. Потом, когда начались военные действия на востоке Украины, то стали больше говоритьо санкциях, особенно США, а Европа держалась и пыталась все время уговорить Путина. А потом произошел малайзийский самолет. И вот тут произошел ценностный разрыв между западным миром и я не хочу говорить – Россией – руководителем российского государства. Потому что, когда 298 невинных жертв, то это уже серьезно.
Но всякое бывает, случилась трагедия. Для меня совершенно очевидно, что не было преднамеренного террористического акта. Мы, конечно, должны дождаться расследования, но по тем данным, которые уже есть, судя по всему, никакого преднамеренного террористического акта не было. Произошла трагическая ошибка: собирались сбить украинский военно-транспортный Ан-26, а сбили пассажирский самолет, судя по всему, что тот радар, который прилагается или там команда, которая управляет командой ҺБукаһ — то ли ее не было, то ли не было радара и поэтому не было данных, что это именно пассажирский самолет.
О.БЫЧКОВА – Ну, какая-то ошибка.
Е.АЛЬБАЦ – Произошла трагическая ошибка. (…)
То, что произошло после крушения малайзийского самолета произвело отчаянное впечатление, если судить по европейским и американским газетам – я их внимательно читала – просто отчаянное произвело впечатление. Ну, как же так? Сначала думали, что Путин приостановит действия сепаратистов на юго-востоке Украины. Понятно же, что там периметр катастрофы 35 километров; что будут предоставлены возможности исследователям разобраться во всей этой истории. Дальше пошли сообщения о том, как некие люди в камуфляже распиливали хвост самолета, распиливали другие части самолета. Пошли сообщения о мародерстве, которое началось, о том, как обращались с трупами. Понимаете, есть вещи, которые для цивилизации 21зго века совершенно невозможны. Это, когда с останками погибших обращаются как с коровьим мясом – это так аккуратно сказать. Это произвело дичайшее впечатление. Ведь о чем это говорит? Ведь Европа вдруг увидела, что существует ценностный разрыв. Вот то, к чему мы относимся, склонив голову, потому что погибли невинные люди и там были дети – здесь, в России реакция была совершенно другая. Путин, действительно, заявил, что мы сделаем все, чтобы было проведено расследование, а после этого туда ни ОБСЕ, никто еще сколько времени не могли пройти, потому что там продолжалась стрельба, и их обстреливали, когда тем не менее они появлялись.
О.БЫЧКОВА – Эти санкции – это что? Это наказание за все это, или это выражение призрения или, что это такое?
Е.АЛЬБАЦ – Это понимание того, что режим в России стал абсолютно непредсказуем; что в ситуации, когда базовые человеческие ценности нарушаются, можно ждать все, что угодно. И больше всего Европа боится, что это может привести к большой войне. Особенно, конечно, кстати, так это совпало, что сейчас столетие Первой мировой войны, и все вспоминают, что это была первая война индустриальных держав, что впервые был использован газ, что погибло больше 10 миллионов человек и так далее; что было чудовищное обращение с мирным населением. Короче, вот эти санкции – это попытка не только надавить на российскую власть, но в значительно большей степени это обращение к российской элите, что «вы должны понимать, что вам очень дорого встанет такое по ведение руководителей вашего государства. Либо вы их остановите, либо мы их будем останавливать».
Теперь, какие есть варианты у Европы и США? Ну, собственно, там не только… Будем говорить: Вашингтон, Брюссель, Токио… Какие у них есть варианты? Понятно, что никто воевать с ядерной державой не будет. Войны не может быть, поэтому они отрезают хвост по частям. Сначала были одни санкции против конкретных людей. Но не только. Это уже обращение к российскому населению, которое всячески поддерживает «Крым наш» и кричит, что «восток Украины – это Новороссия, и она тоже должна быть наша». Это и обращение к российскому населению. За все приходится платить. Вот пустых коврижек не бывает. (…)

И, конечно, я думаю, что российское население со временем начнет понимать, что за эти свои ура-патриотические лозунги «Крым наш» и «одобрямс!» приходится платить. Именно российское население будет за это платить своим карманом. Но потребуется какое-то время, прежде, чем российское население это поймет, как поняли иранцы, что крики на тему: «Мы такие ядерные, мы замечательный, мы сейчас отправим ракеты на Тель-Авив и на Вашингтон» — что это заканчивается ужасно неприятно, а жизнь одна.

http://echo.msk.ru/programs/personalno/1373160-echo/

6 августа, 2014 Главные новости

Добавить комментарий

*