Особое мнение: Ситуация на Украине, мат, Саркози

3 июля, 2014 в 0:15

С.КОРЗУН –Всех приветствую! Я вас ведущий Сергей Корзун. В гостях у меня сегодня Андрей Фефелов — главный редактор интернет-канала «День». Здравствуйте!

А.ФЕФЕЛОВ — Добрый день!

С.КОРЗУН – Украина по-прежнему, наверное, будет первой темой. Банкиру Коломойскому предъявлено заочное обвинение. В Следственном комитете России считают, что за гибелью оператора Первого канала Анатолия Кляна стоит именно губернатор Днепропетровской области. Что думаете про эту ситуацию?

А.ФЕФЕЛОВ — Он мне кажется такой декорационной. Вот это заочное объявление в розыск, эти заочные аресты – это все неэффективно и достаточно наивно.

С.КОРЗУН – То есть, рассчитано только на публику – так я понимаю?

А.ФЕФЕЛОВ — Ну, это некая декларация, декорация, это часть какого-то политического шоу всего лишь. Реально, конечно, Коломойский должен быть обезврежен, он должен быть найден, он должен быть судим, но это делается по-другому. Как когда-то советские спецслужбы могли похитить генерала Кутепова из Парижа и привести на суд. Они его не довезли, правда, по каким-то причинам.

С.КОРЗУН – Но, вообще, Коломойский – на секундочку – не гражданин Российской Федерации.

А.ФЕФЕЛОВ — Ну, Кутепов тоже не был гражданином Советского Союза, однако же, его похитили.

С.КОРЗУН – То есть для вас не имеет значения, в чью юрисдикцию он входит, кто может его судить? Или международный суд, может Гага, Женева…

А.ФЕФЕЛОВ — Например, Гитлера, например, тоже было задумано привезти в Москву в клетке, посадить в клетку на Красной площади – тоже был такой проект – или казнить публично.

С.КОРЗУН – Но все-таки нацистских преступников судил Нюрнбергский трибунал международный.

А.ФЕФЕЛОВ — Да, но это было потом, а изначально был план-то другой у товарища Сталина. И Коломойского, я думаю, вполне можно было судить в Москве, предъявить ему, например, уничтожение людей в Одессе. Если расследовать это дело по-настоящему, обязательно всплывут уши или я не знаю, какие части тела товарища Коломойского непременно.

С.КОРЗУН – Много вопросов по Украине. Мелисса-77 спрашивает: «Почему Порошенко прервал перемирие». На ваш взгляд?

А.ФЕФЕЛОВ — Ну, во-первых, никакого перемирия не было – это тоже блеф Порошенко. И, во-вторых, у него не было никакого другого выхода, как пытаться продолжать или пытаться продолжать эту операцию, так называемую контртеррористическую, потому что, как только он объявляет перемирие, как только он ведет какие-то переговоры, сразу сзади, со спины, с тылу начинает, жужжать и яриться новый Майдан. И, собственно говоря, никакие мирные инициативы Порошенко, они не пройдут, поскольку это его политическая смерть. Но, политическая смерть в любом случае. Куда ни пойдет: направо, налево или прямо – он везде попадет в политический ад.

С.КОРЗУН – «Ваше отношение, — спрашивает Зырянов, — к отзыву разрешения на возможность ввода войск на всей территории Украины. Не кажется ли вам, что Путин подставил юго-восток Украины?»

А.ФЕФЕЛОВ — Путин ведет сложную очень игру. Он то погремушкой погремит, то спрячет ее, но снова погремит. В этом смысле – я вот отвечал уже на этот вопрос, по-моему, в эфире «Эха Москвы» – что моментально собраться в Совете Федерации и снова объявить о возможности ввода войск на Украине – это не такое сложное дело для нашего президента и для нашей власти.

С.КОРЗУН – Учитывая, что Совет Федерации управляемый или почему, не такое сложное дело?

А.ФЕФЕЛОВ — Он быстро мобилизуется, Совет Федерации: встает быстро, надевает кеды и бежит голосовать, как надо – это правильно, потому что Совет Федерации… когда-то это было сборище сановных региональных губернаторов, которые очень были медлительными, медленно собирались, строили какие-то заговоры против центральной власти. Сейчас это сенаторы довольно-таки шустрые на подъем.

С.КОРЗУН – Могу ли я сказать, что это как бы карманная гвардия президента Российской Федерации?

А.ФЕФЕЛОВ — Что значит, «карманная»? Это не очень правильно. А, что такое был Сенат в Риме? Он был карманный или он был имперский? Просто в Совете Федерации не зреет крамола, там нет фрондеров, там нет заговорщиков.

С.КОРЗУН – А должны быть? Я к этому, вы вспомнили о том самом времени. Совет Федерации, вообще, должен представлять региональных лидеров — ведь Российская Федерация, она не случайно носит названия «федерация» — и их интересы, региональные интересы?

А.ФЕФЕЛОВ — Когда это был клуб регионалов – это была бомба, это была такая мина замедленного действия. Это была очень опасная штука, когда эти люди собирались с определенной периодичностью в одном месте, начинали перемигиваться, начинали общаться. Вообще, любые клубы – тайные или явные – они чреваты какими-то действиями; и в нашей такой сложной стране, которая представляет из себя цветущую сложность этих регионов, конечно, такой Совет Федерации ельцинского извоза был очень опасен. Сейчас это нечто другое: управляемое, контролируемое.

С.КОРЗУН – На ваш взгляд – не могу понять вашей позиции – ваше отношение к этому?

А.ФЕФЕЛОВ — Я считаю, что сейчас, в условиях кризиса длящегося – это очень хорошо, что у нас нет такого бунташного Совета Федерации, на дай бог.

С.КОРЗУН – А, в чем тогда федерализм Российской Федерации?

А.ФЕФЕЛОВ — Федерализм в федерализме – что мы не являемся… мы катком, не проходимся по всем регионам, не ведется русификация, мы не навязываем этим республикам свою хохлому и свои народные русские песни. Они живут внутри своей культурной программе жизни, они получают льготы, кстати говоря. Это тоже своя отдельная тема про наш федерализм.

С.КОРЗУН – Вопрос человека, который подписался «Фрилансер»: «Сколько человек, по вашему мнению, продержатся сепаратисты на юго-востоке? Некоторые эксперты и двух недель не дают».

А.ФЕФЕЛОВ — Что значит «продержатся»? Они будут держаться, я думаю, до того момента, когда и Луганск и Донецк и Одесская и Херсонская и, конечно, Днепропетровская и Николаевская народные республики не станут частью большой России. Но это произойдет не сразу, на это уйдет…

С.КОРЗУН – То есть вы даже не говорите о федерализации Украины, а считаете, что они должны стать частью России?

А.ФЕФЕЛОВ — Я не считаю, что просто прогнозирую, что сначала они станут союзным государством Новороссия, а через какое-то время, лет через 5-7 они войдут в состав большой России, укрепивши свои позиции, в том числе, на юго-западных рубежах.

С.КОРЗУН – Любопытный вопрос, вернее, цитата от Ирании, она отмечает высказывание известное на своей странице в Фейсбуке заместителя председателя Днепропетровской области Бориса Филатова про пассионарность украинского народа – может быть, тема эта вам близка. Короткая цитата: «Пассионарность (скрытый потенциал народа),дремавшая несколько столетий, наконец, находит свое проявление в виде рождения народного духа, новой нации. Никогда не смогут люди, пережившие «революцию достоинства», смириться со старыми подходами к жизни». Новая нация украинская рождается на глазах удивленного мира», — об этом пишет Филатов.

А.ФЕФЕЛОВ — Это любопытное такое исследование, так сказать, на уровне зама Коломойского, да?

С.КОРЗУН – Зам председателя Днепропетровской области, да.

А.ФЕФЕЛОВ — Вот этот зам Коломойского – он в такую историософию и этнополитику ударился – это очень интересно. Действительно, можно об этом порассуждать, и, конечно, если мы имеем дело с этим субэтносом украинским, «западэнскими»… Такая национальность: «бандеровцы» — это уже, как отдельная национальность. Вот эти галичане – это, действительно, что-то, действительно, отдельное от основного малороссийского этноса. Это особенное появилось, прежде всего, когда эти люди приняли католическую веру, унию, пошли туда, к папе, стали папистами, он ориентировались внутренне на Запад, он как бы дистанцировались от такого большого славянства. И, если угодно, был произведен акт этно-конфессионального предательства, и этот этнос выстрелил особенным образом, поскольку, когда происходят такие резкие изменения, то в парадигме личности… допустим, личность меняет пол, так сказать, каким-то образом или свою половую ориентацию – происходит сдвиг…

С.КОРЗУН – Нация, что меняет в данном случае?

А.ФЕФЕЛОВ — Ну, в данном случае они поменяли веру и ориентацию и ушли туда, условно говоря. И это маленький, компактный, активный, очень сложный, очень жесткий и по-своему жестокий пассионарный фрагмент этой многообразной Украины. А основная часть Украины – это малороссы, это совершенно другое. И они сейчас находятся под воздействием этой Галичины. А другая часть Украины – это не малороссы, и вовсе не галичане, а это и русины со своим характером абсолютно, это и русские – огромное количество людей, которые себя, может быть, не декларируют, как русские, не бьют себя кулаком в грудь, но это русские. Они говорят на русском языке, в русской культуре находятся и так далее.

Поэтому эта пассионарность, которая на Майдане проявилась, это вовсе не пассионарность. Это тяга к приключениям, это тяга к хаосу – хаотизация. Вот устроить это огромное вече, прогнать князя, устроить бучу – это так немножко по-украински, мы знаем, и здесь противоречие между русским народом, который склонен к организации, к такому немножко молчаливому, угрюмому строительству, к созданию таких рубежей, созданию каких-то систем – народ системный — русский. Украинцы больше склонны к анархии, к таким выплескам, и это очень дорого обходится именно на данном этапе украинскому народу.

С.КОРЗУН – То есть вы русскому народу отказываете в пассионарности в этом смысле, если уж вы цитируете…

А.ФЕФЕЛОВ — Вот в этом «майданном», базарном смысле устроить такую бучу, раскачать лодку, чтобы она перевернулась, и, чтобы Украина попала вместо Европы в Африку, причем такую жесткую Африку, не Нигерию даже – такое Конго прошлого века. И в этом смысле такая пассионарность существует.

С.КОРЗУН – А 91-й или 93-й год в России не доказывает, что это возможно?

А.ФЕФЕЛОВ — Нет, мы можем устроить такой шухер и такую анархию колоссальную, но это все делается по-другому, без этого подвизга. Вот с этим подвизгом, вот этот «боевой гопак» — это все не к нам. У нас, если начинается, то это по-серьезному: от Дублина до Владивостока, то есть наши эти моторы хаоса русские, если они начинают работать, то они втягивают в эту воронку все остальное человечество. Кстати, так это и произошло, когда мы демонтировали на пустом месте – не было никаких причин – мы развалили собственнуюсуперстрану, государство. Там не было каких-то жестких моментов. Вот эта экономическая сложность, падение цен на нефть – все это чушь какая-то. Государства от этого не лопаются, соответственно, был какой-то внутренний механизм в русском народе – скука, скорей всего, было скучно – решили строить встряску.

То же самое было и в 17-м году, по сути дела. Вот от этой встряски начинаются вибрации на всю вселенную. И мы подходим к этому более фундаментально тоже. А здесь развалили страну Украину на несколько частей, сейчас будем пожинать плоды. И какая там коррупция Янукович? Такие огромные затраты! Сейчас падает вся экономика всей страны, гривна падает. Сейчас эти все эти заклинания европейские – они просто смешны. Скоро европейцы будут бежать от заклинателей, которые тянут к ним руки изнутри этого украинского Конго, из этого Сомали.

С.КОРЗУН – К России возвращаемся. Такое ощущение, что уличных выступлений стало значительно меньше последнее время. Одни это связывают с летним сезоном, другие событиями на Украине. Вы-то считаете, пассионарность русская может выплеснуться на улицы в ближайшее время? Прогноз.

А.ФЕФЕЛОВ — Может, к этому есть много оснований. Вот тот сегмент, который не высказывался уже многие годы, условно назовем его национал-патриотический сегмент – он очень обширный, он очень широкий, он очень хорошо представлен в Москве и в провинции. Это такая массовая сила, это не единицы. Этот сегмент может сказать какое-то слово в какой-то момент, потому что очень много мучительных размышлений, опасений, что власть недостаточно сильно поддерживает возникновение новых республик на юго-востоке, и идут звонки, идут мучительные всякие рассуждения с каким-то привкусом какой-то даже истерики: «Почему Путин не введет войска? Почему он не введет туда русский спецназ? Почему гибнут люди массово? Почему стреляют российских журналистов? Почему идет геноцид славян? Как можно допустить? И Путин, которые делает такие, очень жесткие заявления пространные, тем не менее: «мы используем весь арсенал наших средств для защиты…» — что это такое? И патриоты бьют в колокола. Это может вылиться все в массовое уличное шествие, и я не исключаю, что это будет очень скоро.

С.КОРЗУН – Вернемся к Украине. Вопрос от человека, который подписался «Либераст -007»: «Рогозин, Шевченко заявляли, что он готовы воевать в Украине. Как вы думаете, почему они до сих пор не в окопах?» Ну, за них вы не отвечаете. Вы-то сами на Украине были не так давно и даже там задерживались некоторое время. Вы-то готовы воевать в окопах на Украине?

А.ФЕФЕЛОВ — Это вопрос, он такой, наивный. Я готов воевать в окопах, просто вопрос: нужен ли я в окопах в данный момент? Скажем так: к нам в редакцию канала «День» и в газету «Завтра» идут люди, они хотят воевать там добровольцами; и, когда я передаю их соответствующим инстанциям, людям, которые отбирают добровольцев, они возвращаются от них не солоно хлебавши.Потому что это люди благородные, люди, видимо, смелые, люди, готовые к жертве, готовые бросить семьи, свои, дела, предприятия. Но, тем не менее, они не имеют воинской специальности. Нужны добровольцы, которые имеют воинские специальности, обстрелянные люди, которые держали автомат Калашникова не 10 и не 15 лет назад и так далее. А люди, которые очень квалифицированные и имеют боевой опыт – эти люди там востребованы, их примут, расцелуют, дадут оружие, и они начнут защищать Донецкую народную республику, Луганскую народную республику в составе вооруженных сил новых республик.

С.КОРЗУН – Должна ли Россия, как государство взять на себя функцию формирования этих вооруженных людей, и, соответственно, ответственность за их действия?

А.ФЕФЕЛОВ — Нет, Россия не вмешивается формально в эту ситуацию…

С.КОРЗУН – А как Россия может допустить наличие создания вооруженных группировок на своей, очевидно, территории?

А.ФЕФЕЛОВ — Так бывает. Она закрывает глаза на это. Этого достаточно.

С.КОРЗУН – В советское время, да – советники были в разных странах, в том числе, в местах боевых действий, естественно.

А.ФЕФЕЛОВ — А, когда шла афганская война, в Пакистане и в Иране были базы моджахедов и на это правительства закрывали глаза каким-то образом, поэтому это международная практика. Например, есть такое государство Турция, она тоже стремится в Евросоюз всеми силами, всеми фибрами души, и, кстати, сколько уже — 30 лет ее не принимают, ни в какой Евросоюз; но, тем не менее, они культивируют на своей территории базы для боевиков, которые потом направляются в Сирию свергать режим Башара Асада, но у них это не получается, они едут дальше – в Ирак.

С.КОРЗУН – То есть это нормально?

А.ФЕФЕЛОВ — Это не нормально, это есть суровые реалии современной международной политики. То же самое США делали, когда хотели сбросить сандинистов в Никарагуа: в Гондурасе формировались карательные отряды, группы – они туда забрасывались к «сандино», так что у нас все очень мягко. У нас нет баз подготовки боевиков – это очень важный момент. Здесь, в России – я говорю даже с некоторой долей разочарования – нет баз подготовки ополченцев и партизан.

С.КОРЗУН – То есть в вашей редакции — точно нет.

А.ФЕФЕЛОВ – Нет. Наша редакция – это такое место, куда они стекаются, ожидая увидеть эту базу.

С.КОРЗУН – Но не находят.

А.ФЕФЕЛОВ — Не находят.

С.КОРЗУН – О судьбе журналистов в этом конфликте Сегодняшнее сообщение руководителей трех крупнейших российских телеканалов – а мы в эти дни скорбим по журналистам, которые погибли или были ранены в последнее время на Украине – призывают освободить украинских журналистов, задержанных на юго-востоке Украины. Вы это поддерживаете, или на войне, как на войне? Журналисты пускай отвечают по полной программе?

А.ФЕФЕЛОВ — Наверное, их надо освободить, отправить восвояси в Киев. Но вопрос такой, что делать из журналистов какую-то особую касту, которая парит над всеми и молиться на них, как на неких таких существ, из другого мира прилетевших – не стоит. Жалко убитых журналистов, жалко убитых ополченцев, жалко убитых молодых юношей, которых послали туда воевать на юго-восток авантюристы киевские – всех жалко, мы скорбим по этому поводу.

Другое дело, что журналисты, которые ныряют в эту бучу, кровавую кашу со своим профессиональными внутренними задачами, они, конечно, являются потенциальными жертвами и мишенями в этом конфликте, и это не то, что нормально, это часть этой истории и так далее. Информационная война зашкаливает. Ну, как бы две силы столкнулись, в том числе, информационные. Информационная война на высоком градусе и тут вдруг ведутся разговоры, что журналисты над схваткой, это особая каста, которая должна нести правду, ощущение этого объективного освещения событий…

С.КОРЗУН – Думаете, нет?

А.ФЕФЕЛОВ — Но в реальности посмотрите.

С.КОРЗУН – Не раз последнее время слышу эти слова: «Не будем делать из журналистов особую касту». Но во всем мире считается, что все-таки миссия у журналистов есть, будь они на одной стороне конфликта, на другой, но у них есть своя миссия – информирование, неучастие в боевых действиях. Или вы с этим не согласны?

А.ФЕФЕЛОВ — Спроецируйте все на великую войну 20-го века, на великую Отечественную войну. Журналист «ФёлькишерБеобахтер» получат случайно в окоп РККА, и ему говорят: «Старик, давай, вот тебе пара пайков солдатских. Давай, иди обратно — донеси немецкому народу правду, что у нас происходит здесь, в окопах, о Катыни правду». Это все не так. И эти все гуманитарные разговоры, что журналист над схваткой – то часть такого, уже просевшего много-много лет назад либерального дискурса, который является формой умолчания некоторых суровых вещей.

С.КОРЗУН – От кого тогда будем узнавать правду, в том числе, во время войны?

А.ФЕФЕЛОВ — Надо сердцем чувствовать за кем правда, потому что все, что идет из СМИ – все обладает некой печатью ангажированности, поскольку существует ангажированность самих СМИ – это факт. Существует ангажированность самих журналистов, поскольку, если ты прошел путь с армией…. Вряд ли Немирович-Данченко, брат известного нашего театрала, который шел со Скобелевым вместе через горы и веси, он каким-то образом писал бы, с точки зрения турецкой армии.

А с другой стороны, мы помним времена первой чеченской войны, когда журналисты НТВ плотно сотрудничали с боевиками Басаева, например. Они путешествовали вместе с ним, и брали интервью у русских пленных, показывали это все на каналах, и это все тоже было необъективно. Это было стратегией врага, по сути дела. И в этом разобраться очень сложно. И журналисты на войне – он как на войне. Они являются частью…

С.КОРЗУН – Боевой единицей.

А.ФЕФЕЛОВ — Только они без оружия, поэтому, наверное, к ним надо, так сказать, мягче относится, если они попали в плен или каким-то образом на другую сторону перекатились.

С.КОРЗУН – Но объективность тогда, что – оставим новостным агрегаторам, типа «Яндекса», «Гугл» и так далее, только собирая мнения. Или объективность вы, вообще, отрицаете в современном мире; в журналисте, носителе — не один конкретный, не одно издание конкретное, а в совокупности носители объективности массовой информации – вот этот тезис вы тоже опровергните?

А.ФЕФЕЛОВ — Надо приглядываться к реальности, к сообщениям, надо фильтровать все новости. Смотреть не столько, что написано, а надо смотреть на совокупность тех исследований, тех потоков, которые существуют. Ну, во всяком случае, это тончайшая тоже сфера. Вот жизнь – колоссальная. Она имеет огромное количество всяких факторов, и учесть с помощью одного какого-то СМИ, с помощью десятков СМИ – их невозможно.

С.КОРЗУН – Хорошо. Ставим многоточие, продолжим разговор еще тогда. Перерыв на три минуты. Вернемся в студию.

НОВОСТИ.

С.КОРЗУН – Сегодня «Особое мнение» с Андреем Фефеловым, главным редактором интернет-канала «День». Ладно, к журналистам вернемся еще чуть позже. Давайте во Францию переместимся, отключимся временно от Украины и от России, и поговорим о президенте Франции Николя Саркози, которому предъявили-таки обвинение по делу о коррупции. Еще вчера были сообщения, что это чисто техническое задержание, тем не менее, он вышел после 15-часового допроса с лишним уже обвиняемым. Что думаете про эту историю? Мы вчера тут вспоминали с Барщевским, что чуть ли не каждый высокопоставленный чиновник, тем более президент в Европейский странах, так или иначе, оказывается под обвинениями. Тенденция, однако.

А.ФЕФЕЛОВ — Я думаю, что в связи с Саркози действует закон возмездия, поскольку это так до него дотянулась рука Каддафи с того света, поскольку он человек, который имел с Каддафи особые доверительные отношения, в том числе, и финансового характера.

С.КОРЗУН – Пытался французский суд это доказать – не смог. Обвинение не было предъявлено именно по этим статьям. Как раз и прослушка его телефона была ровно, чтобы распознать его какие-то связи с Каддафи. Не доказало французское правосудие ничего. Формально – чист.

А.ФЕФЕЛОВ — Возможно, формально он чист, но об этих связах, об этих отношениях говорят все, и это общее место. И то, что он был одним из инициаторов уничтожения Каддафи физического уничтожения – это говорит о том, что он такой, предатель, он Иуда по типу. Он со своим партнером, благодетелем поступил таким образом. Он списал долги, колоссальные долги – моральные и финансовые.

С.КОРЗУН – Подождите, когда СССР находит своих врагов за границей и уничтожает их – это нормально, а, когда это делает Франция – это не нормально? Двойной морали нет здесь?

А.ФЕФЕЛОВ — Нет, враги это враги. Саркози имел с Каддафи отношения, он был партнером, тайным партнером, он имел особые отношения с ним, не дипломатические, не внешние, хотя и это тоже было. Таким образом, он сдал своего благодетеля, он поступил, как Иуда, как Брут. И вот сейчас он пожинает плоды, потому что сейчас на него эта волна катится, и ударит гораздо жестче, чем по другим европейским президентам и по предыдущему президенту Франции, который тоже получил два года условно и так далее. И я думаю, что закон возмездия на нем отразиться гораздо суровее, поскольку он совершил на глазах человечества, на глазах всего политологического сообщества, которое очень внимательно следила за ситуацией вокруг Ливии – все это, мне кажется, достаточно мистично, как бы связано с судьбой, с кармой. Саркози совершил определенный акт, и сейчас будет пожинать плоды долго-долго.

С.КОРЗУН – Вот смотрите, в отношении европейских политиков действует во многом – можно найти, конечно, исключение – принцип неотвратимости возмездия. В России надо такое ввести: обязательно судить, или, по крайней мере, возбуждать уголовные дела против всех, кто был во власти недавно и ушел от нее?

А.ФЕФЕЛОВ — Конечно, у меня мысль о «деельцинизации» России давно меня гложет и преследует. Эти ельцинские преступления колоссальные перед страной, эта сдача огромных потенциалов русский, российских; и уничтожение Верховного Совета — расстрел из танков, что навсегда похоронило, по сути, идею выборное демократии в стране.И все эти стоны «болотной оппозиции» что у нас выборы не работают, после расстрела парламента, и после выборов 96-го года, которые были проведены таким образом, путем такого массового морального насилия над страной, после массовых фальсификаций, которые были в 96-м произведены — конечно, ни о каких таких парламентских механизмах чистейших говорить уже не приходится. Страна живет уже в другом режиме после 93-го, 96-го годов. И Ельцина, возможно, надо судить, но уже не его лично, а «ельцинизм», как явление – наверное, это так.

С.КОРЗУН – Но вот смотрите, каждый государственный деятель, президент крупной страны обязательно что-нибудь сделал во время своего правления, и, наверное, не все это расценивают исключительно, как хорошее. Надо ли тогда Хрущева, Брежнева, Горбачева, дальше: Путин – Медведев – Путин – вот их всех надо рассматривать? Должен Следственный комитет рассматривать через микроскоп их деяния?

А.ФЕФЕЛОВ — Я думаю, что здесь много зависит от общеисторического подхода. Если мы начнем, увлечемся таким заочным судом, то мы снова вернемся в ситуацию перестройки 89-го года.

С.КОРЗУН – Вы не хотели бы.

А.ФЕФЕЛОВ — Да. Когда расчленили русскую историю на бесконечное количество фрагментов. Все, что было до 17-го года – это все ужасно, потом говорили, что после 17-го века все было ужасно, потом, наконец-то пришли к выводу, что крещение Руси в тот период…, а вот языческая Русь! Это путь к деградации. Каждая историческая фигура, и Ельцин, в том числе, она должна быть внимательно исследована, оценена, взвешена – конечно же, это так – надо взвешивать на весах истории, на весах историков, серьезные труды должны появиться.

Но этот заочный суд — возможно, я от этой идеи уже отказался, потому что я внутренне не чувствую сейчас необходимости, чтобы вести публичный суд над Горбачевым и Ельциным, потому что такие идеи блуждают в обществе, в том числе и среди моих коллег, но важнее сохранить единство русской истории. И интересно, как после 91-го года менялось мое отношение к трехцветному российском флагу: начиная от полного неприятия, ненависти — я помню, что я со своими друзьями, братьями по оружию в 93-м году я их срывал во время избирательной кампании декабря 93-го года… И у меня есть такая коллекция этих сорванных с избирательных участков трехцветных знамен. И надо сказать, что я с ними поступил все-таки не варварски — не сжег, не превратил в какие-то тряпки — сберег, сохранил, и сейчас совершенно другое отношение к этому трехцветному флагу, постоянно я видел его в Севастополе, я видел его на юго-востоке Украины, и он обретает совершенно другое значение. Я видел, как в Чечне русские подразделения под этим флагом двигались, создавали контур, воссоздавали снова российскую державу.

Поэтому, видимо, и ельцинский период придется втаскивать на корабль русской истории, и не то, что отмывать, а создавать…, понимать его, исследовать его с более глубоких позиций, нежели с моих таких очень ожесточенных со времен 93-го года взглядов.

С.КОРЗУН – Андрей Фефелов, напомню, в программе «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVi. Насколько коротких вопросов. Вопрос от Дыбенко: «Почему наши ракеты падают? Старт «Ангары» опять отложили».

А.ФЕФЕЛОВ — Я думаю, что огромная индустрия советского космоса деградировала во много, то есть это все-таки не тот космос… Но, с другой стороны, всегда ракеты падали, потому что и в советское время, когда шли испытания, было много аварий и так далее. А еще есть третий момент, что все-таки сегодняшняя система не предусматривает тотальной ответственности должностных лиц, в том числе, руководителей конструкторских бюро заподобного рода провалы.

С.КОРЗУН – Вплоть до расстрела – было бы лучше?

А.ФЕФЕЛОВ — Ну, должен быть фактор какого-то страха, фактор какого-то серьезного наказания за разгильдяйство, за вредительство, за халатность. У нас нет статьи за вредительство. Я думаю, что мобилизация, создание более жестких каких-то механизмов ответственности среди чиновников, среди должностных лиц, которые тратят государственные средства – это часть просто программы возрождения России. Я думаю с этим согласятся и либералы, которые очень любят очень Навального и так далее. На это е тоже направлена часть либеральных усилий – чтобы чиновники – они страдали за свои прегрешения. Я – «за» тоже.

С.КОРЗУН – Как вы относитесь к закону о запрещении мата и иностранных слов? Два разных закона. Короткий ответ, если возможно.

А.ФЕФЕЛОВ — Прекрасно! Я это приветствую.Единственно, что, может быть, сами законы должны быть как-то модифицированы, но тенденция, мне кажется прекрасная, благородная и крайне важная, потому что язык формирует все: наше сознание, наше будущее и наше прошлое, потому что прошлое – оно тоже формируется постоянно, переформатируется в нашем сознании, в нашем внутреннем Я.

С.КОРЗУН – То есть вы готовы не только сами отказаться от использования матерных слов и выражений в печатной прессе, но и вообще…?

А.ФЕФЕЛОВ — Нет, я стараюсь сдерживаться. Матерный язык – это особый язык в критических ситуациях, когда в быту на нем разговаривает нация – это значит, она себя погружает в кризис. Это спецязык.

С.КОРЗУН – Самое последнее – тридцать секунд остается – Фабио Капелло придется отчитываться в Госдуме за неудачное выступление подопечных на чемпионате мира. Его пригласили на парламентские слушания в октябре. Позитив, негатив? Очень коротко.

А.ФЕФЕЛОВ — Да, мне кажется, что футбол надо выстраивать как-то по-другому. Надо действовать начинать с дворов, с дворовых команд, начинать снова систему дворцов пионеров, и вот оттуда все поднимется, с этих низов, а пытаться дрессировать какую-то команду нашу – это бессмысленно. Кто бы там ни делал – у него не получится.

С.КОРЗУН – Андрей Фефелов — главный редактор интернет-канала «День» был в «Особом мнении», спасибо вам!

А.ФЕФЕЛОВ — Спасибо!

С.КОРЗУН – Всем счастливо!

http://echo.msk.ru/programs/personalno/1351288-echo/

 

 

 

 

 

 

комментировать
153
12157
рекомендовать

3 июля, 2014 Главные новости

Добавить комментарий

*