Политическая технология. Манипулирование общественным сознанием

1 апреля, 2015 в 0:50
images

Начиная с 1991 года, Россия вступила в эпоху непрекращающейся избирательной лихорадки. Те государственные институты, в которых должности определяются результатами выборов, фактически превратились  в непрерывно функционирующие штабы избирательных кампаний. Возможно, поэтому после первых илдархановских выборов сразу же стали говорить о следующих.
Областью применения политических технологий, как мы знаем, является публичная политика, т.е. политика, направленная на внедрение в массовое сознание той или иной идеологии, политических идей и позиций, положительных образов политиков, а также на обеспечение массовой поддержки гражданами указанных идей и политиков. Именно избирательные кампании являются, пожалуй, главной областью применения политических технологий. Ведь выборы – это кульминация публичной политики, момент, когда конкуренция достигает максимального накала. Мы сегодня являемся живыми свидетелями всех происходящих изменений в выборных кампаниях, Якутия в этом пока не отстает от других регионов.

За последнее десятилетие пространство применения политтехнологий в России менялось параллельно с изменением в избирательной системе страны, а также при появлении тех или иных угроз и рисков для государства. Услуги политтехнологов были также востребованы на различных уровнях власти, в том числе муниципальной.

Само понятие “политтехнолог” возникло в России в середине 90-х годов,
В узком смысле “политтехнологами” называют политических специалистов, в чьей профессиональной компетенции сочетаются: консалтинг, креатив и менеджмент. То есть, политтехнологи – это  главные режиссеры и архитекторы политических процессов. Часто такие специалисты именуют себя “политическими пиарщиками”, “практическими политологами”. Хотя, сегодня в глазах широкой публики, политтехнологии окутаны флером романтики и таинственности. Причем явно с инфернальным оттенком.

Бытует мнение, что политтехнология – это  есть некое “гряз­ное”, но при этом волшебное и недоступное пониманию прос­тых смертных средство, позволяющее как угодно манипулировать общественным мнением. Политтехнологи же предстают в этом свете черными магами, которые “зомбируют” обывателей и, находясь в тени, пол­ностью определяют, кто и как будет править страной.

***

По мнению Игоря Минтусова, председатель Совета директоров «Никколо М», политтехнолог – это все равно что дворник, подметающий  улицы. “Они делают черную работу по выполнению конкретных задач, связанных обычно с выборами. Все политконсультанты, которых я знаю, делятся на две категории: работающие на постоянной основе внутри властных структур, политических партий или движений и те, которые работают вне этих структур, а ездят по регионам, работая сегодня на одного политика, а завтра на другого.

В связи с реформой местного самоуправления возрастает привлекательность выборов в муниципальные органы власти. В регионах стали появляться субъекты экономической деятельности, которые могут позволить себе потратить многие сотни тысяч условных единиц на выборы. Появились новые, ранее не освоенные сферы деятельности. Я имею в виду консультирование, связанное с технологическим обеспечением нового политического процесса, называемого “назначение губернаторов”, — говорит Минтусов.

        А Иосиф Дзялошинский, председатель совета директоров Независимого института коммуникативистики уверен, что политтехнологи всегда будут востребованы:— Политтехнологов рекрутирует власть для управления общественным мнением. Общество воспринимает политтехнолога как циничного специалиста по оболваниванию электората. Во-первых, политтехнологи разрушили веру народа в сакральность власти. Во-вторых, подорвали веру избирателя в исключительность его голоса, указав на его истинную цену, порой весьма невысокую. И в-третьих, именно политтехнологи посеяли в обществе фобии, такие, как ненависть к богатым, ужас перед Западом, страх перед нашествием мигрантов и неприятие любой старой власти.

Я мало верю в устойчивость нынешнего режима. В этих условиях власть возьмет на работу наиболее талантливых политтехнологов в любом качестве. Их задачей станет управление общественным мнением. Политтехнологи привыкли использовать в своей работе агрессивные технологии: манипулирование общественным мнением, разжигание конфликтов между конкурентами и т.д”.

В последнее время наиболее  востребованным политтехнологом является Владимир МАКСИМОВ, бывший кандидат на должность Ил Дархана. Во время илдарханских выборов бдительные сторонники Э.БЕРЕЗКИНА “выловили” его в попытке сокрытия информации о среднем образовании.  Кстати, об этом случае упоминает в своих публикациях один из авторов Комитета гражданских инициатив (КГИ) (фонд А.Кудрина).

***

В интернет-изданиях Владимира МАКСИМОВА именуют “политкиллером”. Это прозвище он снискал на выборах 2013 года, когда кандидат в депутаты Ил Тумэн МАКСИМОВ, меняя свои избирательные округа, преследовал и  снимал (по сговору?) с выборной гонки  Михаила ЭВЕРСТОВА. На выборах 2014 года, МАКСИМОВ стал единственным разоблаченным в “подголинге” кандидатом на пост Ил Дархана.

Муниципальные выборы 2015 года на должность главы Амгинского улуса, сделали МАКСИМОВА известным  политтехнологом. Он сумел показать на деле, что такое “манипулирование общественным сознанием”. В частности  на примере  Амгинского улуса. Блестящяя работа политтехнолога! На этот раз, можно перед ним снять шляпу.

***

Известно, что делая ставку на личность кандидата, политтехнологу необходимо решить задачу разработки и навязывания населению специфического критерия эффективности кандидата. Для этого потребуется разработать объективный критерий для оценивания своего кандидата, сопоставления его с конкурентами и сопоставления их программ. Именно такое “сотворил” МАКСИМОВ. Его “аналитику” повесили  на всеобщее обозрение  в сети Интернет. Предоставляем вашему вниманию “произведение” политтехнолога без изменений:

“Предвыборная кампания приближается к кульминации — финишу.
NationaL-Yukagir — 3 марта 21:19 1967

Что было до этого? Давайте вспомним:
Вначале админресурс спал. Он решил, что если победил на праймериз – то выборы уже состоялись и победа за ним. И в это время стартовал независимый кандидат. Первым. Уставший на праймериз народ не успел опомниться, как вышел новый кандидат. Он заметно отличался от победителя внутреннего дела одной партии, которым является праймериз. 
По внешности судить – значит, обманываться. Но, тем не менее, попытаемся сравнить двух основных кандидатов, которые «потрясли» Амгинский улус:
Итак, победитель праймериз – Артемьев:
Как и почему пошел на выборы Главы улуса, предельно понятно – амгинцы многие годы становятся свидетелями становления управленческого клана Артемьевых: видный лидер которого назначен в настоящее время министром сельского хозяйства. Для всего якутского народа – это самая весомая должность. Правда, там мало кто удерживался долго, но не в этом суть. Кандидат Артемьев долгое время работал на третьих ролях в администрации улуса, кроме него на руководящие должности постепенно выдвинулись и другие члены «семьи Артемьевых». Благо, возможности были. Кандидат долгое время был на виду у амгинцев, заслужил свою определенную репутацию и поэтому сейчас ему очень трудно снискать себе больше сторонников, чем он имеет на самом деле. Главный у него аргумент для занятия кресла главы улуса – типа, мой брат поможет. И это для всех остальных не новость – брат-министр, будучи главой улуса, всегда помогал ему и будет ему помогать впредь. Пока не падет со своего поста, с которого действительно быстро можно падать – и не потому, что ты такой-сякой, а потому, что там заранее запрограммированная ТАКАЯ система «падежа». 
Что касается второго аргумента в том, что он – строитель. И что? Во главе строительной фирмы он «брал» подряды и выполнял бюджетный заказ. Вот если бы пробивал вместо брата (кстати, если оглянуться назад – то весьма сомнительно, что «сильный брат» самостоятельно что-то лоббировал: Амгинский улус по сравнению с другими улусами заметно отставал и отстает в вопросе выбивания новых объектов строительства на республиканском уровне) эти новые объекты, находил бы внебюджетное финансирование в условиях отсутствия бюджетной росписи – то да, действительно, парень может приложиться к развитию родного улуса подобающим образом. 
Остальные его аргументы – просто минусовые: любит приложиться к рюмке, грубоват, подвержен давлению со стороны более сильных руководителей. И, связи с выдвижением достойного кандидата, возникли дополнительные напряжения.
Его агитационная кампания пошла изначально путем использования пресловутого админресурса. Это, конечно, сработает до определенной степени. Но как они смогут этот предел определить? В условиях почти 100-процентного республиканского финансирования бюджета улуса, люди действительно нуждаются в сильных сторонниках развития (читай: финансирования) Амгинского улуса на республиканском уровне. Второй момент: улус и его наслега вынужденно (другие варианты почти не остались) живут и зарабатывают внутри бюджетной сферы. Значит, основа основ бюджетного работника – послушание начальства, лояльность – ставятся во главу угла. Клан Артемьевых имеет в этом вопросе неоспоримую фору. Третий момент: укоренившееся сознание большинства в том, что не было опережающего развития в прошлом (как например, в Чурапчинском улусе) времени, так и не будет в будущем – поэтому менять начальство нет смысла. Но всему есть свой предел. Слишком много людей не видят перспективы, слишком много накопилось критического потенциала, слишком много разочарования.
Независимый кандидат – Архипов.
Прежде всего – он новый человек на политическом поприще улуса. Только своим фактом появления дал критическому потенциалу выход. Неплохой стартовый ресурс – почти равен админресурсу при умелом обращении. Можно даже так сказать – многолетнее плохое состояние улуса вызвало появление такого кандидата. 
Второй момент его новизны – он дает реальный шанс всем амбициям, затертым кланом Артемьевых на периферию руководства, влияния и т.д. Каждый «незаслуженно» забытый руководитель увидел в нем свой шанс выдвинуться. Несомненно, он мобилизует своих ближайших родственников и друзей на это дело. Опасность для противостоящего кандидата именно в этом – многолетнее «молчание ягнят» может вылиться в протестное голосование, назло «против». Значит – «за» Архипова. Других вариантов нет – у всех уже укоренилось сознание того, что кандидатов только два, и реальный выбор идет по схеме «или-или». 
Для почитателей должностей, которых в якутской народной психологии немало, в отношении этого кандидата имеется неплохой приз: он работает на должности федерального уровня. Заранее понятно, что на такую должность могут быть отобраны люди, соответствующие достаточно высоким требованиям, чем просто республиканский уровень. И в этом заключается бомба, которая до сих пор не раскрыта. 
Возможно, новый кандидат в своей агитационной кампании пошел не теми путями. Какие они у Архипова:
Первый неправильный путь: в своей предвыборной кампании твердо решил не очернять своего оппонента. Этим он решил работать на него. Ведь, если что-то хочешь поменять в улусе, надо начинать с анализа реального состояния дел. А этот анализ камня на камне не оставляет на предвыборных позициях кандидата от местного админресурса. Артемьевские тезисы отличаются эклектичностью и самозамкнутостью: «создадут условия», «выполнят решения…». Рядовой избиратель не понимает, что программы как таковой нет – есть чиновничий экстаз и упражнение на тему дальнейшего развития. Это то, которое с настоящей жизнью прямо не связано. Постановления и протоколы совещаний, как правило, корректируются основательно, или вообще не выполняются. Трезво думающим людям такая «программа» работает на пользу Архипову.
Второй неправильный путь: на прямые и конкретные вопросы кандидат вынужденно не отвечает. Ибо начнет опять-таки очернять своего оппонента. Ведь, куда ни кинь, всюду клин – и в сельском хозяйстве, и в дорожном строительстве, и в организации сотовой связи. Если начнешь отвечать, что собираешься сделать, везде придется признавать, что до этого работа была «просто контрреволюционная». И придется эту гидру «контрреволюции расстреливать» (разумеется, эта фигура речи). Если поднять вопрос подсоединения частных домов к центральному отоплению – придется вступать в конфронтацию с ГУП «ЖКХ РС(Я)». Они тоже хотят жить и получать бюджетные вливания. 
Третий неправильный путь: молчание про резервы роста. Архипов, наверное, просто боится, что его неправильно «поймут». Ведь ситуация настолько накаленная, что любые мало-мальски подходящие тезисы подвергаются со стороны сторонников кандидата-оппонента остракизму. И поэтому с обоих сторон царит тишина по этому направлению мыслей. А зря. Ведь коню понятно, что бюджет улуса – это бюджет поддержки штанов. Не более. Бюджет развития – это внебюджетное финансирование. Как его организовать – оба кандидата молчат. Кандидату Артемьеву, быть может, в силу его чиновничьего образа мыслей не дано в принципе, а вот кандидату Архипову надо было сформулировать это дело. 
Четвертый неправильный путь: у любого человека есть такое понятие: родной наслег, родной улус, родные места. Амга – это жемчужина всей Республики. Этот тезис на удивление оба кандидата не эксплуатируют. Патриотизм, гордость – эти вещи есть в душе каждого. Если кандидат Артемьев очень долго жил проблемами улуса, то это не означает, что он не патриот улуса. Хотя бы заявил бы об этом. Но нет, не заявляет и не обосновывает свои будущие действия своей патриотичностью. В этом он работает на Архипова. А вот Архипову об этом надо уже говорить во весь голос: я – патриот Амги. Именно поэтому я вернулся. Как еще по-другому объяснить? Нет другого понятного объяснения, кроме этого.
О чем молчат кандидаты?
Они оба молчат на одну и ту же тему – как вытащить улус на путь развития. Нет тезисов. Нет идей. Нет лозунгов. 
В Сунтарском улусе, если бы нашелся кандидат против победителя праймериз партии власти, он обязательно бы исходил из основного своего тезиса: «вперед на захват республиканской власти!». И он был бы понятен каждому сунтарцу, и мил егосердцу. Ибо каждый сунтарец живет с обидой на республиканскую власть – когда-то выходцы из Сунтара руководили Автономной Республикой, а сейчас – нет. 
В Хангаласском улусе кандидат против победителя праймериз партии власти обязательно должен использовать очень сильный тезис: местную (причем очень развитую!) промышленность – на службу хангаласцам! И он был бы понятен каждому хангаласцу – завод базальтовых утеплительных материалов, цементный завод, куча местных производителей стройматериалов – вот где сила. Финансово-экономическая. Для развития. 
В Амгинском улусе кандидат против победителя праймериз партии власти обязательно должен использовать сильный тезис: восстановление былой «Якутской Украины» и начать обирать дикие толпы туристов в пользу казны улуса. 
Архипову надо перечислить конкретные меры:
Сеять заброшенные поля – и организовать субсидии на них. Проще некуда объяснять. Поднять свой голос: я буду бороться вместе со старшим Артемьевым на эту тему. А если он задавлен своими министерскими обязанностями – то пойду один. Типа, бояться и буксовать – не собираюсь, не для того работал федеральным чиновником генеральского ранга, чтобы бояться и тормозить. 
Диким и неорганизованным эксплуататорам природы красавицы Амги – дам решительный бой. Везде, где можно, установлю видеорегистраторы. На уровне улусного собрания депутатов приму местные правовые акты, касающиеся штрафов и платы за посещение природы Амги. Видеорегистратор покажет – кто больше нарушает и наносит ущерб природе Амги – и он должен платить. Для народа это понятные тезисы. Почему они не звучат – странновато. Ведь эти меры реальнее реального, проще простого. 
Плохая связь? Послушайте, это просто недоразумение. Значит, на уровне республиканского руководства (госкомитета по связи) еще не доказывали это. Просто бурчать под нос”.

***

Как говорится, деньги тратить не надо, закон переступать тоже, а самое главное, народ читает и обсуждает!  Изначально была поставлена именно такая задача. И неважно,  соглашается или не соглашается народ, главное, чтобы “аналитика” обсуждалась и была на устах.  Только после этого бережно был “посажен” кандидат, с подправленным имиджем,  на заранее подготовленную почву, удобренную внедрением в сознание электората — критерия эффективности политика. Технология сработала и благодатная амгинская земля из “ростка” АРХИПОВА вырастила “главу, с федеральной должностью”. А народ повелся… Важно было показать цель, доказать ее значимость для избирателей. Показать, что избрание кандидата в органы власти и управления — равнозначно передаче в руки избирателей ключей от их судьбы. 

Таким образом, судьба амгинцев была передана тому кандидату, на которого грамотно работал политтехнолог. Такое возможно, когда выборы идут на муниципальном уровне. АРХИПОВ шел самовыдвиженцем, ни к какой партии он не примкнул (кстати, это был первый его плюс). Следовательно, был свободен от притязаний властьимущих, и он  имел право выбирать технологию, команду и вести самостоятельную борьбу.

Например, для властьимущих иерархия существует и в принятии решений. В этом был второй плюс АРХИПОВА, он выглядел перед избирателями самостоятельным, как от  власти, так и от “клана Артемьевых”.

А партия власти своего ставленника – победителя праймериз АРТЕМЬЕВА, не смогла защитить и подать на стол с “зазывающей, манящей оберткой”. У АРТЕМЬЕВА было немало плюсов, но ни партия власти, ни “семья” не смогли поставить в противовес начинающему политику АРХИПОВУ. Одним словом, партия власти то ли не захотела, то ли не имеет профессионализма. “ЕР” проиграла еще одни выборы, и это надо  им признать.

***

Инна МАКАРОВА

Источник: aartyk.ru

http://aartyk.ru/obshestvo/item/5668-politicheskaya-tehnologiya-manipulirovanie-obschestvennym-soznaniem-2

1 апреля, 2015 Главные новости

Добавить комментарий

*