Путин сдаст Донбасс?

18 июня, 2014 в 1:18

Дискутируют Илья Пономарев и депутаты Верховной Рады Сергей Соболев и Борис Тарасюк.

С депутатом Государственной Думы России Ильей Пономаревым,
побывавшим в Украине, лидером фракции «Батькивщина» в Верховной Раде Украины Сергеем Соболевым и депутатом Верховной Рады, бывшим главой МИДа Украины Борисом Тарасюком обсуждаем, готов ли сейчас Кремль прекратить поддержку сепаратистов Донбасса?

Есть ли общее между Восточной Украиной и Чечней? Не повторяет ли власть в Киеве ошибок властей России, усмирявших Чечню силой?

… С территорий, контролируемых сепаратистами, из так называемых ДНР и ЛНР, звучат все более настойчивые призывы к Путину об оказании прямой военной помощи. Предрекает «гибель восстания» публицист Максим Калашников.
Идеолог «Русского мира» Александр Дугин уже обвиняет в «сдаче Донбасса» помощника президента Владислав Суркова.
Утверждают, что близкие Кремлю бизнесмены — братья Ротенберги, Ковальчуки и Тимченко добиваются невмешательства России в войну в Восточной Украине.

Может ли Россия выйти из конфликта, быть заключено перемирие и начаться переговорный процесс между властями Украины и элитами Востока страны?

Вел передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Сегодня в нашей студии депутат Государственной думы России Илья Пономарев, член фракции «Справедливая Россия». Мы будем говорить о ситуации в Украине. Мы надеемся, что к нам присоединится депутат Верховной Рады Украины и один из лидеров партии «Батькивщина» Сергей Соболев.

Нас интересует сейчас, конечно, ситуация в Восточной Украине, то, что там происходит, а происходят там масштабные военные действия. Об этом мы поговорим и о том, как можно найти выход из кризиса в Украине, из кризиса в российско-украинских отношениях.

Я к Илье обращусь с вопросом о его поездках в Восточную Украину, в Донбасс. Какое у вас сложилось впечатление, насколько серьезно зашел конфликт между частью населения Донбасса и той властью, которая имеется сейчас в Киеве?

Илья Пономарев: Он зашел довольно далеко и чем дальше, тем глубже эта проблема. Потому что, на мой взгляд, совершенно неправильную политику ведет центральное киевское руководство по отношению к части своей территории. Повторяются на самом деле в самой худшей форме все те ошибки, которые совершала Россия в Чечне, отрицается наличие серьезных проблем, которые привели к этому противостоянию.

Многие из этих проблем являются, прямо скажем, вымышленными и наведенными российской пропагандой, то, что мы постоянно слышим по нашим телеканалам, но тем не менее, проблемы есть, они волнуют без каких-либо преувеличений миллионы человек. Потому что даже если считать, что 20-25% населения Луганска и Донбасса в момент, когда все это началось, по социологическим опросам действительно были настроены пророссийски, то это означает, что между миллионом и двумя миллионами человек хотели отделиться от Украины и присоединиться к России. На то, соответственно, были какие-то причины.

Михаил Соколов: Но все-таки это меньшинство, наверное?

Илья Пономарев: Нет, безусловно, меньшинство. Самая большая цифра, которую я видел — это было 30% по Луганской области и 25% по Донецкой области в момент, когда это все началось. Но дальше по моим ощущениям, по общению с людьми эти цифры скорее росли. Потому что даже те, кто настроен не пророссийски, видели вот этот шаг присоединения к России как способ остановить военные действия, хаос, насилие, а для большинства людей это самое важное. Потому что, какая разница, где страдать, под какими олигархами, под российскими или под украинскими, главное, чтобы не стреляли.

Михаил Соколов: А сейчас, когда стреляют регулярно, есть такое ощущение, что какая-то часть населения тех же двух областей, которая оказалась с другой стороны линии фронта, она скорее желает, чтобы эти самопровозглашенные республики куда-нибудь исчезли, разве не так?

Илья Пономарев: Там есть разные люди и у них есть разные устремления. Важно то, что применение армии, применение институционализированного и массового насилия в ходе так называемой антитеррористической операции, во-первых, для населения является оскорбительным, потому что оно приравнивает их к террористам, а понятно, что люди себя такими не считают и они такими, вне всякого сомнения, не являются. Они могут где-то заблуждаться, где-то искренне хотеть каких-то других вещей, но, безусловно, они не являются террористами. Могут быть отдельные вооруженные люди, но это не является массовой историей, а получается, их всех записали в разряд террористов. Каждый погибший порождает мстителей, которые встают за то, чтобы отомстить — это тоже происходит каждый день. Поэтому эта волна только ширится, она не может затихнуть. Собственно, мы это сейчас и видим.
Если первоначально это был очень маленький узкий локальный плацдарм Славянска, город, который, на мой взгляд, был выбран нашими политтехнологами благодаря своему названию символическому, плюс близость к границе, что удобно, соответственно, туда-сюда ходить и главное — это битва за Славянск.

Михаил Соколов: За «Русский мир»?

Илья Пономарев: Теперь это все расползалось очень сильно. И чем дальше, тем больше, это не затухает.

Михаил Соколов: Если говорить о социальной базе сепаратизма донецкого, что вы об этом думаете? Я, например, читал довольно интересные тексты, где говорят о том, что, собственно, та часть населения, которая поддерживает то ли сепаратизм, то ли соединение с Россией, она не России хочет, а Советского Союза в каком-то смысле, то есть возвращения тех времен, когда Донбасс был особым регионом Украины с очень высокими по сравнению с другими зарплатами, социальной защищенностью, уважением к труду шахтеров, а не регионом, мировым разделением труда обреченным на постепенную деградацию, по крайней мере, в сфере добычи угля.

Илья Пономарев: Я с этим согласен на сто процентов. Мы должны понимать, когда наши страны разделились в 1991 году, тогда еще был Советский Союз, поэтому память о России и о статусе Украины в составе Советского Союза — это память именно об СССР.

Михаил Соколов: Хотя не будем забывать, что в Донбассе население голосовало, кстати, как и в Крыму, за независимую Украину на референдуме декабря 1991 года.

Илья Пономарев: Более того, насколько мне известно, там были более высокие цифры за независимую Украину ровно потому, что Донбасс считал, что он кормит весь Союз. Как он сейчас считает, что он кормит всю Украину, что по всей вероятности неправда, так же тогда было ощущение, что он кормит весь Союз, и поэтому люди хотели отделиться, чтобы денежки оставались у них.

Сейчас эта ностальгия поднялась, она сильна именно в люмпенизированных слоях населения, в данном случае без негатива употребляю это слово, а сугубо в политологическом контексте, то есть те, которые живут на социальные пособия, те, которые на бюджете, то есть те, которые не вовлечены в реальное производство.

http://www.svoboda.org/content/transcript/25424898.html

18 июня, 2014 Главные новости Мнение Политика

Добавить комментарий

*