Совместное заседание Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку

20 мая, 2015 в 4:58
загруженрусский язык

Владимир Путин провёл совместное заседание Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку.

Заседание посвящено роли русского языка и языков народов России в укреплении государственности, совершенствованию мер по сохранению и развитию национальных языков.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Сегодня мы проводим совместное заседание Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку. Такой формат используем впервые, но в принципе я думаю, что вы согласитесь, это обоснованно, поскольку два Совета имеют целый ряд общих или пересекающихся задач, решение которых требует тесного взаимодействия и согласованных подходов.

К таким системным задачам, безусловно, относится и сбалансированная, эффективная языковая политика. Для России с её этническим, культурным разнообразием и сложным национально-государственным устройством это, безусловно, один из очевидных приоритетов.

Вопросы сохранения и развития русского, всех языков народов нашей страны имеют важнейшее значение для гармонизации межнациональных отношений, обеспечения гражданского единства, укрепления государственного суверенитета и целостности России.

В нашей стране проживают представители 193 национальностей, и они говорят на почти трёх сотнях языков и диалектов. Здесь отмечу, что письменность для многих языков была разработана лишь в советское время силами выдающихся русских учёных, лингвистов, филологов. С 1920 по 1940 год своя письменность появилась у 50 национальностей. До этого письменности у этих народов не было.

Напомню и о богатых традициях литературных переводов на русский книг, стихотворений, чьи авторы писали на своём родном языке. И благодаря переводу на русский их произведения становились известны всей стране, да чего там всей стране – всему миру. Достаточно вспомнить Расула Гамзатова.

Без всякого преувеличения можно сказать: подобной поддержки, настоящего сбережения национальных языков, как в нашей стране, никто никогда в мире не обеспечивал.

Добавлю, что Конституция России прямо гарантирует право всех народов на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития. В том числе республики вправе устанавливать свои государственные языки и использовать их в работе органов государственной власти и местного самоуправления наряду с государственным языком России. В качестве примера приведу Крым, где действуют три равноправных языка: русский, украинский, крымскотатарский.

Но мы знаем и другие примеры, когда в ряде стран право значительных этнических общин на использование родного языка игнорируется или ограничивается, когда проводится жёсткая, агрессивная политика языковой и культурной ассимиляции. И мы видим, к каким последствиям это приводит: к разделению общества на «полноценных» и «неполноценных» людей, на «граждан» и «неграждан», а то и к прямым, трагическим внутренним конфликтам.

Уважаемые коллеги!

Для каждого народа вопрос сохранения родного языка – это вопрос сохранения идентичности, самобытности и традиций. И комплексная, всесторонняя работа по изучению, поддержке языков народов России, безусловно, должна продолжаться. В том числе важны фундаментальные и прикладные исследования в этой области, глубокий научный подход. Это залог качественного образования, продвижения национальных языков, нашей культуры в мире в целом. Считаю, что такое направление могло бы стать одним из приоритетов для Российского научного фонда при выделении грантов на гуманитарные науки. Тем более что тема языкознания сегодня и актуальна, и востребована.

Далее. Важный вопрос – дальнейшее развитие многоязыкового образовательного, информационного пространства. Речь в том числе идёт о поддержке печатных и электронных СМИ, издания литературы на языках народов России.

Особое внимание необходимо уделять школьному образованию. Здесь у нас задействованы 89 языков, из которых 30 в качестве языка обучения, а 59 как предмет изучения.

Дети и их родители имеют гарантированное Конституцией право на свободный выбор языка обучения. И подчеркну, что администрации школ, власти региона это право обязаны обеспечить.

При этом мы должны понимать, что информационное, культурное, государственное единство страны, единство российского народа напрямую зависит от освоения нашими молодыми людьми, от состояния, распространения русского языка.

Это государственный язык нашей страны, язык межнационального общения. На русском у нас говорят более 96 процентов граждан. Именно он, русский язык, по сути, вместе с культурой сформировал Россию как единую и многонациональную цивилизацию, на протяжении веков обеспечивал связь поколений, преемственность и взаимообогащение этнических культур.

Свободное, грамотное владение русским языком открывало для представителей любой национальности больше возможностей для самореализации, для образования, для достижения профессионального успеха. И конечно, государство должно постоянно повышать качество обучения наших детей русскому языку независимо от их места жительства и специализации школы.

И в этой связи не могу не согласиться с теми специалистами – филологами, учителями, общественными деятелями, – которые считают, что необходимо выделить русский язык и литературу в самостоятельную предметную область в системе общего образования. Сегодня русский язык и литература включены просто в общее понятие «филология».

Убеждён, серьёзный импульс развитию, поддержке русского языка даст и проводимый сейчас Год литературы. Мы вправе ожидать, что запланированные инициативы, программы не только помогут возродить интерес к книге, к чтению, но и станут частью системной работы по повышению общего уровня языковой культуры. Проблемы здесь, к сожалению, видны не только в результатах школьных сочинений или ЕГЭ по русскому и литературе, но и в общем состоянии существующей языковой среды.

Сейчас её формируют прежде всего СМИ, интернет, телевидение, где всё чаще нарушают языковые нормы, элементарную грамотность, используют необоснованные, явно избыточные иностранные заимствования.

Да, конечно, глобальное информационное пространство сейчас формируется по известным правилам, общемировым правилам, всё это вносит в эту сферу объективные изменения – это всё понятно. Но, решая эти проблемы, конечно, важно соблюсти чёткий баланс. С одной стороны, сохранить традиционные ценности, самобытность, а с другой – не допустить самоизоляции от мировых культурных процессов.

Уважаемые коллеги!

В заключение хотел бы подчеркнуть следующее. Учитывая роль языка в жизни народа, общества, государства, не допустим ведомственный, отраслевой подход к формированию и реализации языковой политики. Предлагаю сегодня обсудить, какая модель здесь наиболее оптимальна, как необходимо расставить приоритеты, как скоординировать усилия государства, регионов, гражданского общества в этой сфере.

Такой же межведомственный, консолидированный, содержательный характер должны иметь и соответствующие разделы планов реализации стратегии государственной национальной политики, а также федеральных целевых программ, прежде всего таких как «Культура России», «Русский язык» и «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России».

И ещё один важный момент. Наша языковая политика основана на нормах Конституции, а также законах «О языках народов России» и «О государственном языке». Первый принят в 1991 году, второй – в 2005-м. Очевидно, что вопрос совершенствования законодательной базы в этой сфере более чем актуален. Тоже предлагаю над этим подумать.

Однако делать всё это нужно, конечно, взвешенно и при самом широком общественном обсуждении. Своё видение, предложения должны высказать представители всех народов России.

И, наконец, хотел бы отметить, что вопросы языковой политики следует закрепить и в числе приоритетов недавно созданного Федерального агентства по делам национальностей. Сегодня здесь присутствует его руководитель Игорь Вячеславович Баринов. Прошу, уважаемый Игорь Вячеславович, внимательно проанализировать и учесть в работе все решения сегодняшней нашей встречи, сегодняшнего разговора.

Благодарю вас.

Слово председателю Совета по русскому языку Владимиру Ильичу Толстому. Пожалуйста, Владимир Ильич.

В.Толстой: Спасибо большое.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Друзья!

Тема, вынесенная сегодня на обсуждение, имеет поистине всеобъемлющий, государственный характер и затрагивает интересы буквально всех граждан нашей многонациональной и многоязыкой страны. Мы не всегда в повседневной жизни задумываемся о роли языка. Он как воздух – есть и есть. На родном языке мы думаем, излагаем свои мысли, общаемся, воспринимаем информацию. А ведь мудрая, взвешенная и глубоко осмысленная языковая политика – едва ли не самое сложное, деликатное и важное условие сохранения целостности многонационального государства, единства его народа, передачи от поколения к поколению устоев, традиций и ценностей.

В применении к внешней политике язык и культура, безусловно, главные инструменты «мягкой силы», распространения, влияния и создания благоприятного образа России – нашей великой Родины. Богатство русского языка, его неисчерпаемые возможности – это золотой запас, который необходимо по достоинству ценить и всемерно оберегать. Чем выше уровень знаний и использования языка в обществе, чем выше культура речи, тем мощнее интеллектуальный уровень нации, потенциал ее развития. Так же и у конкретной личности: примитивный язык почти всегда отражает примитивное мышление. И, наоборот, владение образной, литературной и грамотной речью резко увеличивает конкурентное преимущество человека, высоту его положения на социальной лестнице да и просто определяет его общую культуру.

Говорю эти очевидные, в общем‑то, вещи только с одной целью – подчеркнуть важность сегодняшнего разговора, принципиальность тех решений, которые будут приниматься по его итогам.

Основой государственной языковой политики, по моему мнению, является двуединство её целей и задач. С одной стороны, безусловное и равное уважение ко всем народам России, их языкам, диалектам, традициям, ко всему так называемому нематериальному наследию любой, пусть самой малочисленной народности. С другой стороны, признание русского языка главным фактором единства Российской Федерации, обязательность владения русским языком всеми гражданами России вне зависимости от их национальности, места рождения и проживания.

Решение первой задачи требует полноценного обеспечения конституционного права на выбор языка обучения; особое внимание к изданию и лицензированию всех видов учебной и методической литературы для национальных школ; государственной поддержки переводов на русский язык и в отдельных случаях – на другие государственные языки российских регионов художественной и научно-популярной литературы, созданной на языках народов Российской Федерации, включая и целевую подготовку кадров для решения этих задач.

Нужна и система мер, направленная на сохранение, фиксацию, научное изучение языков, находящихся под угрозой исчезновения или имеющих незначительный ареал распространения.

Из других конкретных и неотложных шагов, которые профессиональные сообщества считают важнейшими, можно также назвать существенное повышение качества подготовки педагогических кадров, специалистов в области родного языка и литературы народов России с возвращением к практике получения ими двойной квалификации: учитель русского языка и литературы – одновременно учитель родного языка и литературы; возрождение системы постоянного повышения квалификации преподавателей вузов, специалистов в сфере русской национальной филологии на базе ведущих университетов страны, институтов РАН и Российской академии образования; реализация проектов, направленных на поддержку и развитие печатных и электронных средств массовой информации; издание художественной, учебной и научной литературы на языках народов Российской Федерации.

Языки народов России должны быть представлены в интернете. Нужно всемерно содействовать развитию языковых технологий для этого.

Необходима и реализация на федеральном уровне программы по комплексному лексикографическому описанию языков народов России и созданию на этой основе современных двуязычных словарей по национальным языкам. Есть идея ввести федеральный перечень словарей, аналогичный существующему перечню учебников.

Все эти меры, такой подход в целом принципиально важны, поскольку нет в нашей стране более чувствительных тем, чем тема межнациональных отношений и национальных языков, и нет ничего более опасного, чем возникновение противоречий на этой почве.

В то же время никогда нельзя забывать: единым многонациональный народ России делает русский язык, русская культура, именно они соединяют все сущие в ней языки, формируют наше гражданское самоопределение, позволяют каждому из нас ощутить свою принадлежность России, русскому миру.

Без полноценного владения русским языком не может быть ни высокого, ни даже приемлемого интеллектуального и культурного уровня у граждан. За пределами языка невозможно передать и сформировать ценностные ориентиры, нормы морали и нравственности, понимание и знание истории своей страны и любовь к ней.

Вне русского языка невозможно расширение духовного и интеллектуального влияния России за рубежом, сохранение и развитие того, что мы называем русским миром. Здесь недопустима недооценка значимости русского языка как иностранного, системы его преподавания как в России, так и за рубежом.

События последних десятилетий убедительно показали, что экономическая и финансовая глобализация в масштабах всего мирового сообщества только усиливает значение национальных языков и культур как главных ценностей каждого народа. Для России, где веками складывалась уникальная многонациональная общность, цивилизационное значение русского языка особенно велико.

Те проблемы качества и уровня владения русским языком нашими согражданами, о которых только что сказал Владимир Владимирович, коренятся не в самом русском языке, а в качестве гуманитарного образования и снижении общего культурного уровня россиян.

На преодоление этого культурного кризиса, если так можно сказать, направлены утверждённые в декабре прошлого года Основы государственной культурной политики, возвращение в школьную программу по инициативе Президента сочинения, только что поддержанное предложение о выделении русского языка и русской литературы в самостоятельную предметную область в рамках общего образования. Нужно твёрдо усвоить: русский язык не просто один из школьных предметов. Это базовый элемент единства нации, так же как и классическая литература, соединяющая в себе и богатство языка, и богатство смыслов, и бесценные нравственные уроки.

Недавно группой специалистов выработана концепция школьного филологического образования. На её основе предстоит принять соответствующие стандарты и методики преподавания. Не менее важным является повышение качества подготовки филологов в наших вузах, где процесс ликвидации самостоятельных кафедр русского языка приобрёл поистине угрожающие масштабы.

Следовало бы также вернуться к обсуждению вопроса о разумности разделения педагогического образования на бакалавриат и магистратуру. Пока, к сожалению, некоторые наши школы получают не вполне доученных словесников-бакалавров, в то время как программы магистратуры в значительном числе вузов просто не реализуются.

Не меньшую роль играет качество той языковой среды, в которой мы постоянно находимся: русский язык наших средств массовой информации, речь публичных политиков, дикторов и ведущих. Язык рекламных роликов и плакатов, социальных сетей и в интернете создаёт порой ощущение повальной безграмотности и небрежения нормами русского языка. Не случайно всё чаще звучат предложения о введении экзаменов по русскому языку и культуре речи, включение этих дисциплин в программу повышения квалификации государственных служащих, членов представительных органов, работников СМИ.

Не менее важно найти возможность оказывать поддержку общественным проектам, направленным на формирование интересов молодёжи и взрослого населения к изучению русского языка, таким как «Тотальный диктант» и многие другие. Главное здесь – терпение и последовательность. Не погоня за цифрами в отчётах, а бережное и внимательное отношение ко всем начинаниям, ведущим нас к повышению языковой культуры общества и культуры в целом.

Именно поэтому сегодня можно и нужно говорить о формировании и проведении целостной, тщательно сбалансированной, продуманной государственной языковой политики в теснейшей увязке с национальной и культурной политикой государства. Очевидно, что только ведомственный, отраслевой подход здесь невозможен. Столь же опасна и существующая тенденция по передаче практически всех полномочий в сфере языковой политики на муниципальный и региональный уровни.

Выскажу своё личное убеждение: в деле национальной безопасности гуманитарная сфера не менее важна, чем военно-промышленная. Широко известен факт, когда Уинстону Черчиллю предложили сократить расходы на культуру и искусство для увеличения военных расходов. Он ответил очень просто: а ради чего мы тогда собираемся воевать?

Принятие ключевых решений по проблемам языка, культуры, истории, межнациональных отношений, информационного пространства могла бы при таком подходе взять на себя, скажем, высшая гуманитарная комиссия – своеобразный аналог Военно-промышленной комиссии.

И последнее. В развитие высказанного предложения о необходимости учёта мнений представителей всех народов России по вопросам совершенствования законодательства в сфере языков это обсуждение можно было бы провести в формате форума народов России, приурочив его ко Дню народного единства. В ходе форума можно было бы обсудить весь круг вопросов, которые накопились за долгое время. А по итогам работы такого форума можно было бы принять обращение к ЮНЕСКО, 70-летие которой будет широко отмечаться в нашей стране, с поддержкой проведения в России всемирного саммита по многоязычию.

Искренне надеюсь, что коллеги, члены обоих президентских Советов дополнят мои предложения, поддержат высказанные мной инициативы.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас. Спасибо большое.

Тултаев Пётр Николаевич, Ассоциация финно-угорских народов Российской Федерации. Пожалуйста.

П.Тултаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В последние годы вопросам сохранения родных языков – уникальному информационному хранилищу культур разных народов – в нашей стране уделяется серьёзное внимание. Подтверждением тому служит наделение статусом государственных языков многих народов Российской Федерации, практическое использование их в области культуры, художественной литературе, в образовательном процессе и других сферах.

В настоящее время языки большинства народов Российской Федерации в местах их компактного проживания изучаются наряду с русским языком в дошкольном, школьном и профессиональном обучении. Оно сориентировано на улучшение межнациональных отношений.

Вместе с тем в этой области имеется немало проблем. На некоторых из них попытаемся сосредоточить внимание.

В условиях многонациональной России сохранение и развитие родных языков невозможно без качественного филологического образования, в том числе изучения русского языка и литературы. Низкие результаты ЕГЭ в 2014 году по этим предметам обусловили обращение общественности к вопросам их преподавания, идее создания единых учебников, хотя мнение об этом неоднозначно. Проблема действительно существует и требует решения.

Например, только по литературе в федеральный перечень учебников на 2014/2015 учебный год вошли 14 вариантов. В то же время в этом перечне отсутствуют учебники для школ, ранее называвшихся национальными, нацеленные на взаимосвязанное изучение русской и родной литературы, воспитание патриотизма и толерантности.

Немало вопросов накопилось в обучении родным языкам и литературам. С учётом того, что наиболее оптимальным для овладения языками является ранний возраст, эффективное изучение родных языков, по мнению специалистов, должно начинаться в детских садах, обеспеченных надлежащим образом соответствующей материально-технической базой, педагогическими кадрами, методикой обучения и воспитания. Однако, как показывает практика, изучение родных языков на раннем этапе обучения детей нередко проблематично. Это зависит не только от процессов глобализации и урбанизации, но и кадрового обеспечения образовательного процесса.

Дело в том, что в последние годы в связи с принятием новых государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования во многих педагогических вузах перестали функционировать национальные отделения на факультетах дошкольного и начального образования, где готовились специалисты со знанием родных языков. В настоящее время профили «дошкольное образование» и «начальное образование», направление «педагогическое образование» предполагают подготовку бакалавров, способных обучать детей на русском языке. В рамках данных профилей кадры необходимой квалификации для работы с иноязычными детьми не готовятся.

С учётом сказанного есть необходимость решения на федеральном уровне вопроса об открытии профилей «дошкольное образование в условиях русско-национального или национально-русского двуязычия» и «начальное образование в условиях русско-национального или национально-русского двуязычия».

Кроме того, имеется потребность в ежегодном закреплении определённого количества бюджетных мест для подготовки бакалавров и магистров – преподавателей родного языка и литературы и исследователей по программам аспирантуры и докторантуры за национальными отделениями филологических и педагогических факультетов вузов.

Актуальной проблемой в регионах является вопрос обеспечения школ учебниками и учебно-методическими пособиями по родным языкам и литературам. В соответствии с требованиями действующего Федерального закона об образовании в Российской Федерации в современной школе нельзя пользоваться учебниками, которые не входят в федеральный перечень. В перечень на 2014/2015 учебный год, утверждённый приказом Минобрнауки, вошли учебники по татарскому языку и литературному чтению для начальной школы, по хакасскому языку и литературе для средней школы и по литературному чтению для начальной школы на якутском языке. В перечне на 2013/2014 учебный год их не было вообще. Во всех остальных регионах России в школах, в которых изучаются родной язык и литература, учебники на сегодняшний день не соответствуют требованиям закона. Чтобы войти в федеральный перечень, который формируется раз в три года, необходимо пройти дорогостоящую экспертизу на федеральном уровне. Решить данную проблему можно путём внесения изменений в пункт седьмой статьи 18 Федерального закона об образовании, передав полномочия утверждения экспертизы учебников по родным языкам и литературам региональным органам исполнительной власти Российской Федерации.

Важным представляется создание на федеральном уровне единых примерных программ по родному языку и литературе, которые будут служить ориентиром для составления рабочих программ на местах.

В современных условиях невозможно обойтись без использования информационно-коммуникационных технологий обучения, которые в регионах с компактным проживанием тех или иных народов разрабатываются, к сожалению, медленными темпами. Речь идёт о создании инструментария для предоставления языков народов Российской Федерации в электронном виде. Решение этой проблемы требует финансовых и интеллектуальных затрат, однако без этого развитие языков в современном мире невозможно.

Серьёзного обсуждения требует издательская политика в области публикаций книг на языках народов Российской Федерации, переводов художественных произведений народов России на русский язык и наоборот. Статистические данные Российской книжной палаты свидетельствуют, что в последние три года издание литературы на языках народов Российской Федерации составляет два процента от всей художественной продукции, а переводная с отдельных языков – тысячные, сотые и десятые доли процента. В таких условиях появление новых писательских имён типа Расула Гамзатова, Мусы Джалиля, Юрия Рытхэу, произведениями которых зачитывались миллионы читателей, под большим сомнением.

Необходимо подчеркнуть и то, что практически исчезла из обихода публикация книг в переводе произведений художественной литературы с языка народа одной национальности Российской Федерации на язык другой. Например, с чувашского на мордовский или с удмуртского на татарский и тому подобное. В то же время в первом полугодии 2014 года отмечено 37 названий книг, переведённых на русских язык с норвежского, 58 названий – со шведского, 70 названий – с датского. Но нет ни одного перевода с нанайского, абхазского или абазинского, уйгурского и ногайского.

Причина слабого книгоиздания на языках народов России обусловлена как минимум двумя обстоятельствами: уменьшением количества национальных писателей и резким спадом числа переводов художественных произведений народов Российской Федерации на русский язык. Во многом это связано с подготовкой кадров. Литературных работников и переводчиков художественной литературы выпускает Литературный институт имени Горького. В советское время на обучение в этот вуз направляли художественно одарённых выпускников школ все национальные регионы, в настоящее время – единицы.

В этой связи, на наш взгляд, необходимо предусмотреть увеличение количества бюджетных мест по специальности «литературный работник», «переводчик художественной литературы» со специализацией «перевод художественной литературы с языков народов Российской Федерации». Разработать и принять долгосрочную программу целенаправленной подготовки писательских кадров и переводчиков художественной литературы для работы в регионах.

Важность проблемы сохранения и дальнейшего развития родных языков и литературы заключается в первую очередь в том, что от её решения зависит во многом состояние межэтнического согласия, плодотворность межнационального диалога и равноправие развития культуры народов Российской Федерации. Ведь именно двуязычие обеспечивает психологический комфорт в общении, воспитывает толерантное отношение к представителям другой национальности, способствует реальному диалогу культур.

И последнее. Пользуясь случаем, хочу выразить искреннюю благодарность и признательность за понимание и поддержку, честную и патриотическую позицию в непростых вопросах сохранения и развития языков и культур наших народов Министерству образования и науки Российской Федерации, лично Министру Дмитрию Викторовичу Ливанову, и Министерству культуры Российской Федерации, лично Министру Владимиру Ростиславовичу Мединскому. В их адрес нередко звучит немало критики. Проблем у нас действительно немало, это правда. Но правда и в том, что и хороших дел очень много, и этого нельзя не замечать.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо, что министров похвалили.

Пожалуйста, Молдован Александр Михайлович, Институт русского языка Российской академии наук.

А.Молдован: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Языком межнационального общения в Российской Федерации русский язык стал в силу различных причин и исторически сложившихся обстоятельств. В этом качестве русский язык обладает неоспоримыми преимуществами, о которых можно было бы много говорить. В частности, по выражению академика Лихачёва, это один из совершеннейших языков мира, язык с тысячелетней письменностью, с великой классической литературой, которая вывела его в число наиболее авторитетных и изучаемых в мире.

Важную роль в поддержании международного статуса русского языка играет российская наука. Когда мы говорим о необходимости продвижения русского языка в международном контексте, не стоит забывать о том, что Российская академия наук всегда на практике укрепляла позиции русского языка в мире благодаря престижу нашей отечественной науки. И по сей день не только в России, но и на всём пространстве бывшего Советского Союза русский язык является основным языком научного общения, поскольку он располагает современными терминологическими средствами для обсуждения научных проблем в любой области.

Сегодня в нашем обществе наблюдается возрастающий интерес к русскому языку, который, конечно, можно только приветствовать, так же как и принятие разнообразных законов, свидетельствующих о внимании государства к проблемам русского языка.

Нельзя, однако, считать нормальным положение, при котором у нас принимаются и утверждаются законопроекты, имеющие отношение к функционированию русского языка, которые не проходят экспертизу специалистов, по крайней мере это не делается на должном глубоком уровне. Надеюсь, что в дальнейшем такие решения будут приниматься только после одобрения нашего Совета по русскому языку.

Мы все наблюдаем в нашей языковой повседневности различные отрицательные явления, которые нас справедливо раздражают и огорчают. Я имею в виду орфографическую безграмотность, бедный словарный запас, отсутствие логики, грубость, ненормативную лексику и тому подобные явления, которые часто ошибочно считают проявлением порчи языка. На самом деле всё это говорит не о деградации самого языка, а о вульгаризации речевого употребления и культурной неразвитости. И то, что просторечие, даже блатная лексика проникают в публичную речь, является проявлением неуважения политиков и чиновников к национальной культуре.

Речевая культура теснейшим образом связана с мышлением. Без её развития ограниченным оказывается и развитие интеллектуальных способностей граждан и нации в целом. Поэтому эта сфера должна быть объектом государственного внимания.

Принятием различных ограничительных мер вроде запрета иностранных слов подобные задачи, как вы понимаете, не решаются. Нужна планомерная языковая политика, направленная не на регулирование языка, а на качественные изменения в школьном и университетском обучении и на просвещение общества в целом. И здесь, конечно, на первом месте стоят задачи по перестройке системы преподавания русского языка в школе и вузах, о чём уже говорил Владимир Ильич.

Хорошее владение литературным русским языком, что в современной социологии называется языковым капиталом, должно стать непременным условием эффективного продвижения в публичной сфере. Для этого в вузах, занимающихся подготовкой будущей культурно-политической элиты страны, языковое образование должно занимать одно из главных мест, а это в свою очередь предполагает целенаправленное привлечение внимания общества к литературе, государственную поддержку чтения.

Конечно, настоятельной потребностью является государственная забота о деятельности, направленной на создание переводов произведений русской литературы на языки народов Российской Федерации и литературы на языках народов Российской Федерации – на русский язык.

Нужно прививать носителям русского языка привычку обращения к словарям, справочникам и различным пособиям по культуре речи. Словари должны стать настольной книгой не только филолога, но и любого человека, особенно работающего в публичной сфере. Но не надо забывать, что сами словари и те педагоги, которые могут приучить студентов и школьников постоянно ими пользоваться, появляются лишь в условиях, когда в стране идёт активная работа в сфере научных проблем русского языка. Именно в этой сфере осмысляется и обобщается языковой материал, оформляются идеи, концепции, создаётся понимание исторической преемственности в развитии национального языка, которое в дальнейшем переходит уже в школьные и вузовские предметы.

Фундаментальные исследовательские работы по русскому языку – это та почва, на которой строит свой обучающий курс и преподаватель вуза, и учитель-словесник. Эта деятельность нуждается в постоянном государственном попечении. Причём, я хотел бы это подчеркнуть, не программном и не грантовом, а институциональном, осуществляемом на постоянной основе, как это принято во всех странах.

Мы должны обеспечить нормальное функционирование тех языковых институтов и механизмов, которые у нас есть, и не допустить свёртывания их деятельности. Речь идёт, во‑первых, о постоянной, кропотливой работе в области регламентации и кодификации лингвистических норм русского языка. Во‑вторых, о научном представлении, или, иными словами, документации, письменных памятников разных эпох и запечатлённого в них русского языкового наследия.

Результатом этой деятельности являются новые академические многотомные словари и лингвистические корпусы, описывающие русский язык во всём его многообразии с древнейшей поры до современности.

В этой связи нужно сказать, что в особой поддержке нуждается наш фундаментальный интернет-ресурс «Национальный корпус русского языка», пользующийся мировым признанием. Для того чтобы обеспечить полноценное существование корпусу, его необходимо постоянно совершенствовать и пополнять. Это трудоёмкая и затратная деятельность, конечно, но она абсолютно необходима для поддержания престижа российской науки и авторитета русского языка в мире. Без этой фундаментальной работы не могут быть эффективными развитие, распространение и преподавание русского языка.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас. Спасибо большое.

Людмила Алексеевна, прошу Вас.

Л.Вербицкая: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Дорогие коллеги, дорогие русисты и члены Совета межнациональных отношений!

Мне кажется, очень важно, что сегодня мы собрались вместе, потому что те проблемы, которые мы обсуждаем, наверное, и могут решаться именно в совместном обсуждении.

Хотела бы обратить внимание на то, что русский язык как язык культуры, науки, образования, межличностного общения, диалога, совместного творчества является сегодня, мне кажется, самым признанным в обществе и государстве, неким интегрирующим началом.

Мы все хорошо понимаем, что уникальная природа русского языка – языка удивительного, подвижного, чувственного и очень чувствительного к переменам, легко взаимодействующего с другими языковыми практиками, имеющего большие возможности для выражения самой сложной идеи – действительно делает его инструментом объединения в современном поликультурном мире.

Не случайно всё чаще и учёные, и общественные деятели самой разной направленности выдвигают русский язык и порождённую им культуру в качестве основания для построения единого, безопасного, динамично развивающегося Российского государства.

Мне кажется, не будет преувеличением сказать, что проблема русского языка – это проблема безопасности нашей великой Родины.

Хотела бы выделить несколько инициатив, которые находят самую широкую поддержку в обществе. Во‑первых, это максимальное сохранение и развитие проектов и программ, которые реализуются в рамках направления «русский язык как государственный» – программа для всех слоёв общества, направленная на понимание статуса русского языка в обществе.

Второй момент – это разработка и реализация национальной программы. Это новый этап, направленный на поддержку и развитие культуры чтения в российском обществе. Александр Михайлович уже об этом немножко говорил. Дело в том, что это очень важный момент. Литература на русском языке может и должна стать источником духовного развития общества и развития его языковой культуры. Мне кажется, что очень важно продолжить, Владимир Владимирович, инициативу, которую уже несколько лет назад Вы начали, – «100 книг» по истории, культуре и литературе народов России. И вот в этом году, в Год литературы, это, мне кажется, особенно важно.

Кроме того, следующий момент – это создание многоуровневой модели обучения русскому языку всех слоёв населения России. Модели, которая ориентирована на непрерывное совершенствование языковой культуры с детского возраста до преклонных лет. Мы рады, что у нас теперь есть стандарт дошкольного образования, и дети с трёх до семи лет, так сказать, влившись в институты дошкольного образования, действительно получают совершенно другой уровень подготовки.

Но мы сейчас думаем и о другом: о том, что к трём годам личность человека уже сформировалась, каким образом формируется человек после рождения, да и в тот момент, когда в организме матери находится, и до трёх лет.

Мне кажется, важно и то, что мы должны поддержать общественные инициативы, которые адресованы созданию современных социальных практик поддержки и развития русского языка, очень важные, такие как 6 июня – День русского языка, день рождения Александра Сергеевича Пушкина, который отмечается в очень многих странах мира, не только в России. Или, мне кажется, очень важны такие праздники-фестивали – «Тотальный диктант», который в 80 странах мира проводился. Я проводила «Тотальный диктант» в Русском доме в Берлине и была потрясена тем, что записалось сначала 80 человек, вдруг в последний момент прибежали ещё 60, среди них было много немцев. Мне кажется, что это очень важный момент: они захотели проверить свои знания в области письменной формы русской речи.

И прекрасная инициатива у нас в эти дни проходит: съехались дети, школьники из разных регионов – есть и из Донецка, из Крыма, – и они в виде игры, очень интересной, яркой и творческой, изучают русский язык.

И конечно, мне кажется, очень важны вот какие моменты. Мы всё время говорим о письменной форме. «Тотальный диктант» – это письменная форма речи. Давайте подумаем об устной. Ведь как важно, когда в любом окружении, на любом форуме мы слышим прекрасную русскую речь и понимаем, что она такой и должна быть, мы этот язык должны сохранить.

Александр Михайлович говорил о словарях, это очень правильно. Владимир Владимирович, но такие словари нужны огромными тиражами. Я, если Вы разрешите, передам школьный словарь «Русский язык», который выпустил Петербургский университет. Недавно в Северной Осетии мы вручили этот словарь. И надо было видеть радость людей, которые получили такой словарь. Мы смогли его издать только тиражом 15 тысяч экземпляров за счёт фонда «Русский мир», созданного Вами когда‑то. Спасибо большое. Наш словарь должен быть в каждой школе нашей России, мне кажется, тогда польза от этого будет прекрасная. И конечно, комплексный нормативный словарь русского языка как государственного языка Российской Федерации. Это очень важно. Тоже нужен большой-большой тираж, чтобы все регионы могли это увидеть.

Хочу подчеркнуть, что важна инициатива нашего Министерства образования и науки, которое со следующего учебного года будет отслеживать очень важный момент: русский язык как государственный язык Российской Федерации должен изучаться во всех школах России. И при этом число часов на русский язык не может уменьшаться.

Я недавно была в Башкирии и слышала жалобы преподавателей, что число часов на национальный язык иногда за счёт русского языка достигается. Но теперь, благодаря нашему министерству, будет чётко закреплено число часов на русский язык. Это очень важно. Но и национальные языки обязательно должны преподаваться.

Вот о чём я ещё хочу сказать: русский язык и литература как самостоятельная предметная область. Мне кажется, что над этим надо очень хорошо подумать. Ведь русский язык – это язык, на котором дети слушают все предметы. И грамотно, нормативно на чудесном русском языке должны говорить преподаватели всех предметов. Я бы думала, и мы уже это с Дмитрием Викторовичем обсуждали: очень важно, чтобы сегодня русский язык, кстати, и математика тоже были бы предметами и вузовского обучения, во всяком случае, бакалавриата. Это очень важно, учитывая то состояние, в котором находится русский язык сегодня. Мне кажется, что если это произойдёт, то это поможет нам его сохранить.

И ещё важный момент. Мне кажется, что требования к знанию нашего прекрасного языка нужно включить обязательно в число квалификационных требований государственным должностям Российской Федерации, должностям государственной муниципальной службы, государственных муниципальных бюджетных организаций. Требование должно быть – высокий уровень знания русского языка.

И безусловно, мы должны сохранить национальные языки и их богатую культуру. Мне кажется, что здесь нужно думать о высоком уровне преподавательского состава, потому что на самом деле, если наши педагогические вузы будут по соответствующим программам готовить преподавателей, которые прекрасно знают структуру, природу русского и национального языков, я думаю, что эти методы обучения будут гораздо более эффективными. Это, конечно, очень важно. Кадры нам такие нужны.

Когда анализируешь то, что происходит с русским языком… Всё‑таки я оптимистично смотрю в будущее. Если мы огромное количество словарей, которые необходимы, дадим в руки людям, если мы будем готовить преподавателей самого высокого уровня, то и наш прекрасный русский язык как государственный язык Российской Федерации будет развиваться, национальные языки и культуры тоже.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Хубутия Михаил Михайлович, Союз грузин России.

М.Хубутия: Многоуважаемый Владимир Владимирович!

Извините, Вам понравилось, что министров похвалили, а я чуть-чуть покритикую, если можно.

Я бы всей России, и не только России – всему миру порекомендовал издание Министра культуры Мединского, которое он написал, – «Война». Там настолько грамотно описано, что действительно всё понятно.

Но я внимательно почитал 273‑й Федеральный закон об образовании. На чём мы экономим? Объединение школ: ни в одной стране я не слышал, чтобы какой‑то эффект это дало. Пять школ объединяются и один директор – селекторное совещание. Никакого эффекта! Почему мы не спрашиваем у народа? Почему мы не спрашиваем у преподавателей и, самое главное, у родителей, какой эффект?

В регионах в основном и в Москве тоже, уважаемый Владимир Владимирович, происходит что: проводят элементарные уроки, дальше из другой школы преподаватели рекомендуют других репетиторов, и это обходится в немалое количество денег, что доступно не для всех родителей. Поэтому нужно пересмотреть 273‑й закон и обратить внимание на объединение школ.

Вы отметили, что во многих странах русский язык игнорируется. Это, конечно, очень трагично, но мы должны здесь тоже принимать участие по одной простой причине: мы уничтожаем школы с этнокультурным компонентом. Зачем? Они были, и все национальные объединения помогали этим школам. На сегодняшний день этнокультура пропадает.

Следующее. Военно-промышленный комплекс, допустим, вы знаете, поднимается. Был единственный технический университет в Ижевске, который практически уничтожили. Второй технический университет был в Туле – практически нет, а нам нужно воспитывать кадры, которые завтра-послезавтра будут уже преподавателями, поэтому все эти вопросы, извините, естественно, к Министру образования.

Теперь конкретно. Возражаешь, значит, нужно, как говорят умные люди, предлагать альтернативу. Я предлагаю конкретно по Кавказу создать неправительственную организацию «Кавказский дом», где будут объединяться не только отдельные члены, а представители разных некогда братских народов: азербайджанцы, армяне, осетины, грузины, абхазы – естественно, весь Северный Кавказ. Абсолютно аполитичный «Кавказский дом», неправительственная организация, которая будет продвигаться русской культурой и, естественно, русским языком, потому что нам это очень важно.

Уважаемый Владимир Владимирович, я обращаю внимание на это. Я объездил почти весь мир, смотрю, что в Нью-Йорке, что, допустим, во Франции: везде выходцы из Советского Союза говорят не на украинском, образно, или белорусском языке – все говорят исключительно на русском языке, даже те, кто не знал. Поэтому, естественно, нам на эти страны тоже нужно обратить внимание.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас. Спасибо большое.

Дудова Людмила Васильевна, пожалуйста.

Л.Дудова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемое высокое собрание!

Всем нам хорошо известно, что русский язык начинается очень рано: с семьи, с детского сада и, конечно же, со школы. Поэтому не случайно проблема изучения русского языка и литературы в российской школе вызывает особую озабоченность у учителей-словесников. Педагоги понимают, что государственный язык Российской Федерации – это не только основной инструмент обучения всем предметам и трансляция культурного опыта поколений, но это тот самый «замковый камень», который обеспечивает устойчивость и единство нашего огромного образовательного и культурного пространства.

Любое ослабление внимания к проблемам изучения русского языка и литературы беспокоит, особенно если это происходит в многоязычных и поликультурных регионах нашей страны. Наши дети везде должны иметь гарантии качественного обучения государственному языку Российской Федерации, каковым является по Конституции наш русский язык.

Но на самом деле есть ли все возможности и условия для обеспечения этой гарантии? С 1 сентября 2015 года все школьники 5–9-х классов будут учиться по новому стандарту, в котором отсутствует предметное содержание образования. Что это означает? А это означает, что учителя не знают, чему они будут учить детей. Примерные рабочие программы не спасают ситуацию. Родители не знают, что будут изучать их дети, а сами дети не знают, на каком материале они будут достигать предметных результатов. Между прочим, загадка это и для издателей учебников, потому что предметного содержания в стандарте нет. Впрочем, та же ситуация и со стандартом старшей школы, она ещё более сложная, поскольку в старшей школе предметное содержание зависит ещё и от профиля обучения.

Тревожит и уменьшение часов, отводимых на изучение этих предметов как в обычной школе, так и в школе с родным, нерусским, языком обучения. Все предыдущие выступающее обращали на это внимание.

Могу сказать, что по сравнению, например, с 1985 годом количество часов, отводимых на изучение русского языка в школе с русским языком обучения, уменьшилось на 14 часов. Куда ушли эти часы, спрашивается? Они ушли на изучение иностранного языка. Изучение иностранных языков в начальной школе выросло на 12 часов в неделю по новым федеральным государственным образовательным стандартам.

Понятно, что мне как филологу выступать против сокращения изучения каких‑то языков и часов, отводимых на это, просто наивно, потому что любой филолог за то, чтобы изучалось много языков, изучалось хорошо и качественно. Но ни один филолог, ни один лингвист не будет говорить о том, что это должно происходить за счёт сокращения часов, отводимых на изучение государственного языка, который обеспечивает единство: и культурное, и политическое, и территориальное.

Прежде мы имели не только учебные планы, рассчитанные на изучение русского языка в отдельных республиках. Надо сказать, что эти планы принимались на федеральном уровне, утверждались Министерством образования Российской Федерации. Такие планы были в Мордовии, Якутии, Татарстане, Башкортостане, Республике Дагестан и других республиках.

Надо сказать, что специально разрабатывались учебные планы, в которых особое место уделялось изучению русского языка для автономных республик, национальных округов, народов Крайнего Севера и даже для отдельных районов и школ. Например, существовал учебный план для кубачинской школы Дагестана. Это уникальный случай, я вам могу сказать, наверное, и в мировом сообществе.

Сегодня мы имеем совершенно другую ситуацию. На федеральном уровне для основного образования у нас четыре базисных учебных плана, то есть те самые планы, которые обеспечивают изучение русского языка и литературы. И из этих четырёх базисных учебных планов два ориентированы на изучение иностранного языка, второго иностранного языка, и два плана на изучение русского языка. Один план на изучение русского языка как русского государственного, а второй план – без учёта всякого своеобразия, которое имеется в каждом национальном образовании, – изучение русского языка вкупе с родным языком. Нам кажется, что это не совсем правильная ситуация. Пока ещё не поздно, может быть, следует вернуться к этому.

Смущает и то, что амплитуда распределения часов на изучение русского языка и литературы в национальных школах весьма подвижна. Например, она колеблется в учебных планах с 1985 по 2000 год, то есть до введения новых стандартов, от 49 до 76 часов в неделю. Значит, получается, что в каком‑то национальном регионе думающие руководители могут выделить на изучение русского языка, понимая, что это тот самый мост, по которому дети будут шагать в будущее, 76часов, а в каком‑то – 49. Опять же где равенство? Где доступность наших детей к получению качественного школьного образования, а дальше – образования профессионального?

Все эти факты заставили учителей-словесников взяться за разработку концепции школьного филологического образования, о которой уже Владимир Владимирович упоминал. Работа эта велась исключительно по инициативе самих учителей. Выполняла её Общероссийская общественная организация «Ассоциация учителей литературы и русского языка». Мы очень благодарны Людмиле Алексеевне Вербицкой – президенту РАО, президенту Российского общества преподавателей русского языка и литературы и президенту Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы, которая на завершающем этапе возглавила работу по доведению концепции до того уровня, чтобы 28 апреля в Российской академии образования одобрить и принять эту концепцию.

Уважаемый Владимир Владимирович! Есть предложение взять за основу формирования базового содержания федерального государственного образовательного стандарта для школ именно концепцию школьного филологического образования, утверждённую на съезде Ассоциации учителей в ноябре 2014 года в Ульяновске и утверждённую 28 апреля Комиссией по синхронизации примерных рабочих программ и концепции школьного филологического образования, созданной Министерством образования Российской Федерации.

Нужно сказать, что именно концепция и федеральный государственный образовательный стандарт, который на сегодняшний день, к сожалению, далёк от совершенства, диктуют всё‑таки разработку по аналогии с культурно-историческим стандартом и государственного образовательного стандарта школьного филологического образования по русскому языку и литературе как основы, обеспечивающей единство подходов в преподавании русского языка, изучении русского языка и литературы как родных, так и второго языка или русского как неродного, если следовать устоявшимся определениям.

Хочется поддержать прозвучавшее предложение, уважаемый Владимир Владимирович, о выделении русского языка и литературы в отдельную образовательную область. Надо сказать, что образовательная область филологии, в которую сейчас входят русский язык и литература, – одна из самых многопредметных, а вместе с тем на предмет технологии или предмет технологии составляет отдельную образовательную область. Я понимаю, нам нужны рабочие кадры, нам нужны инженеры, но и рабочие кадры, и инженеры, и воины должны грамотно, правильно говорить на русском языке и уметь грамотно, постигая все смыслы, читать любые тексты, в том числе и художественные.

Нужно сказать, что это далеко не полный перечень, связанный с изучением русского языка и литературы. Но хочется надеяться, что обозначение этих проблем на столь высоком собрании и предложения, которые прозвучали, могут сыграть, бесспорно, положительную роль в восстановлении и развитии лучших традиций российского филологического образования, которыми мы действительно можем гордиться.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Куценко Гульвайра Куденовна, пожалуйста.

Г.Куценко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета!

Знание родного языка и владение им способствует формированию национального самосознания и усилению этнической идентичности. По этой причине вопросы сохранения языков коренных малочисленных народов являются приоритетными. Они должны иметь возможность изучать родной язык начиная с дошкольного возраста, а те из них, которые продолжают вести кочевой образ жизни, возможность совмещать традиционный образ жизни и обучение.

И в этом смысле наша страна имеет передовой опыт. Только в нашей стране существуют уникальные школы, в которых обучение, в том числе и родному языку, происходит без отрыва от родного дома.

Хороший опыт в этом направлении наработан в Республике Саха (Якутия), где существует 13 образовательных учреждений, которые находятся в составе родовых общин, кооперативов. В зимнее время занятия происходят в помещениях, а занятия в кочевых школах проходят в палатках.

Также одной из интересных форм изучения родного языка являются летние лингвистические школы. Я хотела бы поделиться опытом проведения такого лагеря нашей организацией, когда в течение трёх недель мы собирали ребят, подростков из двух регионов проживания коренного малочисленного народа Алтайского края – кумандинцев. Для них проводили занятия родному языку. Конечно, эти занятия родному языку не могут проводиться в отдельности, например, от занятий истории и культуры родного края. Также проходили параллельно у нас занятия и по национальной кухне, и по национальному костюму, борьбе, танцам, горловому пению. Что хотелось бы отметить? Что дети-подростки не только изучали свой родной язык, но также и вносили вклад в его развитие. Например, сочиняли современные песни, в нашем случае это был рэп на родном языке.

Я поделюсь также проблемами, с которыми мы столкнулись при проведении данного этнолингвистического лагеря. Первая проблема касалась того, что дети-подростки, представители коренного народа, очень стеснялись говорить на родном языке, что в принципе является косвенным подтверждением того, что изучать родной язык и владеть им достаточно непрестижно.

Вторая проблема – это отсутствие учебников и пособий на родном языке. Вследствие этого наши педагоги, которые являлись прямыми носителями родного языка, вынуждены были пользоваться собственными разработками. По нашему мнению, это снижало уровень подготовки наших детей.

И третья проблема в том, что у нас практически отсутствовала детская художественная литература для чтения на занятиях по родному языку. А ведь именно детская художественная литература, собственно, развивает интерес к родной культуре и формирует потребность в изучении родного языка.

Хотелось бы отметить, что те проблемы, которые я озвучила, характерны не только для конкретного коренного народа, но в основном и для других коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. В последние годы очень мало художественной литературы издаётся на языках коренных малочисленных народов. В разных субъектах работа по изданию художественной детской литературы на языках коренных малочисленных народов ведётся по‑разному и в большей степени зависит от степени внимания, уделяемого руководителями регионов.

И нам также хотелось бы обратить внимание Министра культуры Владимира Ростиславовича Мединского на тот факт, что на федеральном уровне у нас практически отсутствует информация о том, что, где, когда и в каких объёмах издаётся. Нам необходима федеральная база данных или электронный каталог с информацией об учебниках, методических пособиях, художественной литературе, которая издаётся на языках коренных малочисленных народов. И соответственно, для тех языков, которые не имеют собственной письменности. Нам необходима база данных с записями живой речи носителей языка.

Резюмируя то, что я сказала, хотела бы отметить, что мы рекомендуем, чтобы субъекты Российской Федерации, на территории которых проживают коренные малочисленные народы, всё‑таки усилили поддержку языков коренных малочисленных народов посредством развития уже апробированных форм. То есть это кочевые школы, лингвистические лагеря, возможно, круглогодичные, национально-образовательные центры, а также с помощью таких технологий, как дистанционное обучение и воскресные школы.

Наша рекомендация ещё касается того, чтобы отнести к социально значимой художественную детскую литературу, издаваемую на языках коренных малочисленных народов.

И последняя рекомендация. С целью поддержки и поощрения писателей из числа коренных малочисленных народов, которые вносят творческий вклад в обогащение своей национальной литературы и развитие письменности на родном языке, необходимо учредить отдельные литературные премии.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое за Ваши предложения.

Пожалуйста, Деметер Надежда Георгиевна.

Н.Деметер: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Советов!

Тема, которой посвящено сегодняшнее заседание, конечно, очень важна для будущего России. В такой большой, многонациональной, многоязыковой стране невозможно существовать без русского языка, который объединяет все народы, живущие здесь. Мы все должны взаимодействовать. И надо учитывать такие факторы, как школа, этническая среда, социальные перемещения населения, служба в армии, участие в миграционных потоках, межнациональные браки и многое другое.

Знание русского языка – это неотъемлемый признак формирования общероссийской идентичности. При этом все этносы должны иметь возможность развивать свой родной язык и национальную литературу.

В России, и я горжусь этим, сохраняются языки, у которых всего 200–250 носителей. Нужен баланс, нужно соблюдать две группы факторов: и тот, который позволяет благоприятно развивать родные языки народов России, и те, что детерминируют широкое распространение русского языка, языка государственного, способного консолидировать многоязычное общество и создать условия толерантного отношения друг к другу.

Я хочу привести близкий мне пример, это цыгане, которые живут по всей России. Они всегда двуязычны, а в странах СНГ трёхъязычны. Они знают кроме своего родного языка, как правило, язык окружающего населения и русский язык. Это стало их жизненной необходимостью для контактов с окружающим населением. И хотя цыганский язык остаётся основным коммуникативным средством общения внутри цыганской общины и рассматривается цыганами как очень важный маркер национальной идентичности, тем не менее они владеют языками окружающих народов. Но, к сожалению, к большому сожалению, цыганский язык нигде в России не преподаётся.

Но, пользуясь случаем, я хочу поблагодарить Вас, уважаемый Владимир Владимирович, а также Вячеслава Викторовича Володина и Дмитрия Николаевича Козака за внимание, проявленное к цыганам, благодаря которому был создан специальный комплексный план мероприятий по социально-экономическому и этнокультурному развитию цыган в Российской Федерации на 2013–2014 годы. Мы высоко ценим эту первую попытку помочь цыганам вообще в истории российского государства. К сожалению, действие плана закончено. Лучше всего работали представители УФМС. Результатом этой работы стало получение цыганами большого числа паспортов, а значит, многие смогли трудоустроиться. Многие пункты плана, к сожалению, не выполнены из‑за отсутствия предусмотренного финансирования.

Огромные сложности в решении многих вопросов вызваны неопределённым статусом цыган. Они не относятся ни к коренным народам, ни к малочисленным народам Российской Федерации, зафиксированным нашим законодательством. Но цыганский вопрос актуален для России, и его решение выгодно всему обществу и практически всецело зависит от государства.

Необходимо выработать единую государственную политику по полноценной интеграции цыган в российский социум. Наш опыт показал, что самым эффективным стало бы создание специального комитета по делам российских цыган при Правительстве Российской Федерации, как это сделано во многих странах.

Сейчас создаётся федеральное агентство по делам национальностей. Мне кажется, было бы очень логичным, если бы там был создан специальный комитет или отдел по аналогии с отделом по делам казачества, как народа, не имеющего государственности вообще нигде в мире.

Используя трибуну, учитывая то внимание, уважаемый Владимир Владимирович, с которым Вы отнеслись к проблемам российских цыган, мы обращаемся к Вам с конкретной и самой насущной просьбой. Очень много лет, больше 25 лет, мы безуспешно пытаемся решить вопрос о создании федерального культурного образовательного центра российских цыган с размещением в нём отдела изучения истории и культуры цыган, музея, библиотеки, помещений для занятий коллективов, деятельности общественных организаций, концертного зала, зала заседаний. Учитывая тот факт, что цыгане не представлены в административном управлении ни на муниципальном, ни на региональном, ни на федеральном уровнях, они не представлены ни в Государственной Думе, ни в Общественной палате, то создание центра создаст условия для формирования общегражданской идентичности, более активной интеграции цыган в общественно-политическую, социально-экономическую и культурную жизнь России и выполнит роль координирующего и консультирующего органа.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Гильмутдинов Ильдар Ирекович, пожалуйста.

И.Гильмутдинов: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Хотел бы, будучи руководителем общественной организации – национально-культурного центра татар России, поделиться тревогой.

Так получилось, что за пределами республики проживает большинство татар, больше трёх с половиной миллионов, в самой республике – два миллиона, они компактны. Конечно, для них, тех, кто проживает за пределами, большая проблема, большой вопрос в сохранении языка. Я с тревогой это ощущаю, потому что мы много проводим мероприятий: и лингвистические лагеря, фестивали и конкурсы, я вижу, что наши дети и молодёжь, количество, которое разговаривает, даже не то, что разговаривает, а понимает, с каждым годом уменьшается.

Конечно, нам бы хотелось, чтобы в регионах и руководители регионов, и система образования этих регионов шли навстречу, когда мы обращаемся с предложением открыть образовательные школы, классы с этнокультурным компонентом, потому что, честно говоря, очень тяжело убедить их в этой необходимости. Всё идёт очень тяжело.

Конечно, очень помогает Татарстан. Я благодарен руководству Татарстана не потому, что сам представляю Татарстан, а на самом деле огромная поддержка, помощь, понимание. Здесь разговор шёл о федеральных учебниках, о федеральном реестре, благодаря Татарстану эти учебники для начальных классов зарегистрированы, но для четвёртых и дальше – 5–9-х классов – учебников нет. То есть получается, что когда мы в Ульяновске или в Мордовии в школах с этнокультурным компонентом классы начинаем по этим учебникам обучать, то приходят проверяющие и говорят: «Извините, а где в реестре эти учебники? Их нет». Соответственно, возникает больше проблем. Просьба огромная быстрее нам совместно этот вопрос решить.

И такой вопрос у меня. Почему мы только ждём, когда национальные республики эти учебники сделают, напечатают в электронном виде и принесут, только тогда реестр? Я бы хотел, чтобы федеральный центр, Министерство образования, Академия образования и средства выделяли на это, не только для учебников татарского языка, но и остальным народам. Ряд регионов не сумеет самостоятельно это сделать. Была бы такая поддержка…

Я очень поддерживаю мысль по поводу подготовки специалистов для преподавания родных языков. К сожалению, во многих субъектах кафедр, где в том числе присутствовали бы русский язык, литература и родной язык и литература, нет, они закрылись. Я подтверждаю. Мы ощущаем огромные проблемы с преподавательским составом. Даже конкретный пример: Московский государственный педагогический университет, где у нас была группа, готовили учителей русского языка и литературы и татарского языка и литературы. Уже несколько лет мы не можем взять бюджетные места для подготовки этих специалистов. Переписка между Минобром и институтом уже несколько лет продолжается, никак не можем это решить, а кадры нужны. Огромная просьба всем нам обратить внимание на эту проблему.

Есть ещё один вопрос, связанный с образованием. Сегодня отсутствуют утверждённые варианты учебных программ для субъектов, которые имеют законодательно закреплённое двуязычие. Это вопрос, наверное, времени и технологический. Нам бы хотелось, чтобы этот вопрос был решён.

Владимир Владимирович, хотелось бы, я об этом не раз говорил, чтобы на федеральном информационном поле, на наших телевизионных каналах было больше передач, связанных с историей, культурой и традициями, в том числе передач с сохранением языка. К сожалению, их мало. Можно было бы использовать передачи, которые готовятся на региональном, субъектовом уровне. Есть очень интересные, красивые передачи. Почему бы их не показывать через федеральные каналы?

Мы так и думали, когда общественный российский канал создавался – и мы тоже участвовали, – говорили, что будут передачи именно на этом канале, но их там практически нет. Почему‑то всё время опять какие‑то зарубежные.

И, Владимир Владимирович, я ещё раз хотел бы подтвердить, что национальные республики с великим уважением поддерживают русский язык. Я могу сказать, что в Татарстане есть отдельная ведомственная программа – поддержка русского языка.

За последние годы количество «стобалльников» по русскому языку увеличивается. В 2013 году было 60 учеников, в этом году – 69. И самое для меня радостное, например, минимальный порог, кто не сдал ЕГЭ по русскому языку, с 0,9 процента в 2013 году уменьшился до 0,2 процента в 2014 году. Это говорит о нашем внимании. Поэтому я некоторым нашим оппонентам, которые говорят о том, что за счёт русского языка изучаются родные языки, это неправильно. Этого даже стандарты и сама система образования не допускают. Конечно, нам нужно больше уделить внимания качеству подготовки преподавателей, качеству обучения, методике. И если будем двигаться в этом направлении, то у нас будет всё хорошо.

Спасибо большое, Владимир Владимирович.

В.Путин: Есть одна системная проблема тем не менее, я об этом вскользь упомянул. Поскольку русский язык входит в общее понятие «филология», когда количество часов национальных языков увеличивается, это делают, как правило, за счёт сокращения часов по русскому языку, вот в чём проблема, а не за счёт каких‑то других составляющих процесса обучения. Мы, собственно, для этого и собрались, чтобы подумать, как выравнивать подобные вещи без ущерба и для русского, и для национальных языков народов Российской Федерации.

У Бориса Петровича Екимова, по‑моему, есть какое‑то или предложение, или замечание, или реплика. Пожалуйста, Борис Петрович.

Б.Екимов: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги!

Девочка спрашивает: «Почему, когда мы совсем маленькие, мы не умеем говорить, а потом подрастём и умеем говорить?» И сама отвечает торжественно так: «А потому, что нас учат».

О многом здесь говорится всё правильно. Но что я думаю? Сейчас, конечно, если два часа в неделю литература с 5‑го по 11‑й класс, а когда по 30 авторов и плюс ещё мифы Древней Греции, древнерусская, то, конечно, это не то. Можно увеличить это, можно приказом министра сделать.

Учебники. «Родная речь» в 1964 году была: десять произведений Толстого, 11 – Ушинского, Пушкин, Лермонтов и ещё десяток. Книга для чтения, аналог этого, где‑то в 2014‑м: Толстой – один из старого, забытого, две-три строфы Пушкина и кого‑то ещё, но зато 30 детских писателей. «Гусь Гога и гусь Гага, друг без друга ни шага. Мы идём, идём, идём, мы клюём, клюём, клюём. Все, что встретим на пути, ти-ти-ти, ти-ти-ти». Пересмотреть учебники – это делать нужно, подчеркну, с участием учителей-практиков.

Многое можно сделать сверху. Наша Волгоградская область не очень глухая. Городок, район, в котором я живу, в 80 километрах от города, но из 400 преподавателей одна четвёртая часть – это пенсионеры, из 40 преподавателей русского языка и литературы треть – пенсионеры. Молодых нет совершенно, и они не приходят. Не приходят, потому что статус учителя не одномоментно – за последние 20–25 лет – снижен до нижайшего уровня. Нет, наверное, профессии, которая ниже.

Простой пример. Приходит учительница, первый год она преподавала в начальных классах, два месяца проработала, пришла в районо, говорит: «Вы меня, пожалуйста, переведите в детский сад, потому что в детском садике у меня будет 18 тысяч зарплата, а здесь я меньше, чем уборщица, получаю».

Очень многими правильно было сказано, что нужно повысить до среднего по региону, до 25 тысяч, и всё. Но за счёт чего? И отчитываются неплохо, и есть учителя, которые получают и по 25 тысяч, и по 30 тысяч, и по 50 даже, говорят, в Москве. Но за счёт чего? Ведь базовая – 6 тысяч. От 18 часов, которые учитель русского языка и литературы должен преподавать. Найдите такого учителя, у которого нагрузка была бы 18 часов. 25, 30, до 50. И не только потому, что он хочет заработать, а потому, что уже нет учителей русского языка и литературы и других учителей тоже.

В одной из школ у нас опять с нового года шесть учителей нет. Они и так бегали, сначала в четвёртом классе позанимаются, потом в шестой бегут на русский язык. Позанимается в одном классе, бежит в другой. «Да я бы, – говорит, – никуда не пошла, меня директор просит». Вот они пенсионеры.

Педагогические институты. Я социологических исследований не проводил, но разговариваешь с преподавателями институтов, разговариваешь с выпускниками, с молодыми учителями, которых очень мало, и спрашиваешь: «Вас же много выпустили, почему учителей‑то нет?» Все они отвечают: 80–90 процентов студентов, которые приходят в педагогические институты и учатся там, не собираются быть учителями, им нужен диплом, который очень просто получить в педагогическом институте. Туда просто поступить, просто учиться. Потом они будут заниматься чем‑то другим. И только где‑то 10 процентов пойдут в учителя. Почему? Потому что у нас учитель кем стал? Кто сейчас скажет: «Учитель, перед именем твоим позволь смиренно преклонить колени?» Они у нас ниже всех. Не говорю уже о банковских служащих, военнослужащих и всех прочих. В нашем райцентре, я знаю точно, за последние 20–25 лет ни один учитель не получил жилья. А может ли он заработать себе на квартиру при той заработной плате, которую он имеет? И не только у нас. А в городе не то же самое?

У нас за последнее время в посёлке построили для военных шесть или семь домов. Замечательно! Но прежде, когда строились дома заводами, фабриками, строились колхозами, 10 процентов, по‑моему, было для города. И эти квартиры распределялись для учителей. Дети военных, которые сейчас получили квартиры, учатся в школах, и они сами получают медицинскую помощь в поселковых больницах. Но ни одному из них квартиры там не дали и не будут давать.

Я понимаю, что мгновенным каким‑то указом этого не решить. Но потихоньку, спокойно, обдуманно нужно начинать поднимать статус учителя, чтобы снова вернулись в школу преподаватели-мужчины. Сейчас же их нет. А последние, которые есть, уходят мгновенно. Был у нас преподаватель иностранного языка, год проработал, похвалился: на зарплату ботинки купил, сейчас ушёл работать стюардом. Другой поработал учителем физкультуры, а у него Егор родился, ему жильё нужно, ушёл в воинскую часть.

Думать над этим надо. И не только думать, но и начинать, пусть небольшими шагами, спокойно, советуясь обязательно с учителями-практиками. Думаю, что пришло время поднимать статус учителя.

Спасибо вам.

В.Путин: Спасибо большое.

Просит слова Алина Афакоевна Левитская, потом Игорь Леонидович Волгин, Людмила Михайловна Кольцова и Дискин Иосиф Евгеньевич. Я бы предложил на этом список закрыть, чтобы коллеги, которые просят слово, выступили, а потом подведём итоги.

Пожалуйста, Иосиф Евгеньевич, прошу Вас.

И.Дискин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В рамках обсуждаемой темы считал бы необходимым остановиться на роли гражданского общества. В своём памятном выступлении на заседании Совета Безопасности в прошлом году Вы обратились к гражданскому обществу с призывом активно участвовать в решении межнациональных проблем. Актуальность этого призыва сегодня лишь выросла.

Сегодня, и это хорошо известно социологам, растёт значение различных идентичностей: национальной, культурной, религиозной, любви к своей малой родине. А доброхоты извне, к сожалению, у нас эксплуатируют этот объективный процесс, пытаются столкнуть его с идентичностью общероссийской. Президентский курс «покусывают» исподтишка, объявляют нереалистичным. На деле же это единственный реалистичный курс, избегающий крайностей, как неприемлемого для нас плавильного котла, с одной стороны, сужающего возможности идентичности столь дорогой для большинства россиян, и мультикультурализма, прорывающегося в политику и подрывающего государственное единство – с другой. Отдают ли эти критики себе отчёт в цене своих наскоков для единства нашей общей Родины?

В сегодняшнем обсуждении невозможно обойти роль культуры, включая культуру языковую, в межнациональных отношениях. Следует с горечью признать снижение влияния культуры на социальную ситуацию в нашей стране. Для большинства образованных и активных людей произведения литературы и искусства уже не становятся фокусом общественного внимания, наставниками жизни. Исследования показывают, что декларируемые ценности не становятся жизненными принципами, а они в свою очередь не превращаются в действие. Великие традиции русской и советской культуры, утверждавшие братство народов России, – уже не фундамент барьера на пути межнациональных напряжений. Решение всех этих проблем невозможно без активного участия гражданского общества.

Важнейшее направление национальной политики – повышение социальной роли культуры. Принципы национальной политики должны войти в общественное сознание. Ценности российского единства, братство народов России должны стать нравственным императивом. Важным шагом на этом пути должен стать форум народов России, приуроченный ко Дню народного единства. Его названием может стать «Все мы – Россия!». Его фокусом должен стать вклад народов России, национально-культурных автономий, структур гражданского общества в наше единство, в гражданское и патриотическое воспитание.

Прошедший недавно конгресс «Все мы – Россия!» просил меня поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за приветствие конгрессу. Принятое в ответ конгрессом обращение с призывом к общественной консолидации вокруг президентского курса национальной политики было поддержано большинством общественных палат, общественными движениями, объединениями и активными гражданами. Начатый общественный диалог – реальная поддержка президентского курса.

Участие гражданского общества нуждается в поддержке со стороны государства. Владимир Владимирович, нужно наконец хоть со второго подхода решить вопрос о создании фонда поддержки общественных проектов в области межнациональных отношений. Почему я говорю, что со второго подхода? Первый раз Правительство – здесь ругали министров, но уже приходится и Правительство – замотало рекомендации Совета по межнациональным отношениям по созданию такого фонда. Может быть, представители Правительства всё‑таки услышат? Общественная палата готова подключиться к формированию, созданию такого фонда.

Ещё один большой вопрос – взаимодействие государства и гражданского общества. Сегодня обсуждается организация общественного движения в поддержку общероссийской гражданской акции «Все мы – Россия!». Есть энтузиасты, но есть и скептики. Я глубоко убеждён, что только широкое объединяющее движение сможет завоевать умы и сердца россиян, защитить президентский курс национальной политики, стать опорой национального единства.

Сегодня очень специфический момент. «Бессмертный полк» создал новую общественную ситуацию. Движение «Все мы – Россия!» стало бы поддержкой национального единства. Такое движение стало бы ещё и исполнением завета великого русского поэта, основоположника просвещённого консерватизма Фёдора Ивановича Тютчева. «„Единство, – возвестил оракул наших дней, – // Быть может спаяно железом лишь и кровью…‟ // Но мы попробуем спаять его любовью, – // А там увидим, что прочней…»

Владимир Владимирович, слово за Вами.

В.Путин: Спасибо.

Алина Афакоевна Левитская, прошу.

А.Левитская: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания! Дорогие коллеги!

Сегодня уже в нескольких выступлениях прозвучала попытка связать проблемные вопросы с несовершенством наших федеральных государственных образовательных стандартов. Я хочу сказать в защиту стандартов. На самом деле стандарты как никогда открывают широкие возможности для выстраивания образовательного процесса в каждом субъекте с учётом конкретной языковой и культурологической ситуации.

Во‑первых, четырёхлетний бакалавриат позволяет готовить только учителя языка или только учителя литературы. Пятилетний бакалавриат – учителя русского языка и литературы и аналогично национального языка и национальной литературы. Более того, мы никогда не имели этой возможности, а сейчас имеем эту прекрасную возможность.

Господин Тултаев, Вы говорили о том, что традиционно в нашей стране готовили специалистов с двойной квалификацией: учитель родного языка и литературы, русского языка и литературы. Да, это было очень важно, во‑первых, для общей филологической культуры, профессиональной эрудиции выпускников таких отделений. Это позволяло учителю языка, конечно, очень грамотно, профессионально точно устранять явления интерференции на уроках в школах с родным нерусским языком и обеспечивать успешно освоение и родного, и русского языка. А на уроках литературы позволяло учителю с такой двойной квалификацией проводить как сквозную тему – тему взаимовлияния и взаимодействия литературы народов России и великой русской литературы.

Но я хочу сказать, что и сегодня эта возможность есть, причём она более вариативная и более интересная. Мы в рамках пятилетнего бакалавриата можем готовить учителя родного языка и русского языка или учителя родной и русской литературы. Но другое дело, что, к сожалению, сегодня ни в педагогических институтах, ни в классических университетах такие учебные планы не реализуются. И вот это проблема, которая требует изучения, нужно понимать, в чём дело. Может быть, потому что подготовка учителей-словесников подобной квалификации требует перестройки учебного процесса и в пединститутах, и в классических университетах? Может быть, потому что кадровая, научная и учебно-методическая база образовательного процесса в настоящее время не вполне отвечает требованиям федеральных государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования и не соотнесена с содержанием стандарта школьного образования?

Более того, мы наблюдаем, что в большинстве региональных пединститутов не ведётся подготовка по магистерским программам для школы старшей ступени, для профильной школы, а классические университеты в силу разных причин уклоняются, очень неохотно берут на себя ответственную миссию. И в классических университетах мы из года в год наблюдаем сокращение штатов на кафедрах русского языка и русской литературы.

В этой связи у меня есть предложение. Мы приняли прекрасную федеральную целевую программу «Русский язык» на 2016–2020 годы. И в этой федеральной программе чётко обозначены две задачи: обеспечение реализации функций русского языка как государственного языка Российской Федерации и – вторая задача – создание условий для функционирования русского языка как языка межнационального общения народов России. В рамках решения этих задач, мне кажется, нужны мероприятия, позволяющие проанализировать реальную ситуацию с подготовкой учителя для школ с разным типом учебного плана, что у нас с подготовкой кадров для вузов и педагогических, и классических университетов. Традиционная система повышения квалификации вузовских работников, которая работала в советское время, сейчас не работает. Нужна какая‑то другая система.

И я хотела бы сказать ещё об одной проблеме, которая связана с тем, что мы обсуждаем, – это проблема обучения иностранному языку детей в школах с родным нерусским языком. Их обучают иностранному языку со второго класса с опорой на русский язык, который тоже является для них неродным. И даже на средней ступени они ещё недостаточно подготовлены, для того чтобы их учили иностранному языку с опорой на неродной язык. Здесь очень актуальна проблема подготовки учителя иностранного языка и родного языка, с двойной квалификацией. Эта задача тем более актуальна, что всё большую силу набирает модель поликультурной школы у нас в разных регионах. В Татарстане успешно развивается модель поликультурной школы, в Северной Осетии, в Чечне, когда с первого класса дети учатся одновременно на родном, русском, а со второго класса – на иностранном языке.

Назрела необходимость провести предметный, детальный анализ этого опыта экспертным сообществом Российской академии образования, Министерством образования, потому что это наиболее, мне кажется, эффективный путь, с одной стороны, сохранения и развития языкового разнообразия России, с другой стороны, укрепления позиций русского языка как общегосударственного, как языка межнационального общения. Кроме того, внедрение модели поликультурной школы даёт в национальных республиках мощный импульс для развития научных исследований в области родного языка, истории литературы, традиций, обычаев, для создания учебников нового поколения, разработки новых методик обучения.

Поэтому я обращаюсь и к Людмиле Алексеевне, и к Дмитрию Викторовичу, с тем чтобы уже в ближайшее время было дано поручение провести предметный анализ опыта, потому что дети уже в 10–11‑м классе, они завершают обучение в этой экспериментальной поликультурной школе.

И я поддерживаю предложение Людмилы Алексеевны о том, чтобы в вузах мы в перечень обязательных компетенций для всех выпускников наших университетов как обязательную компетенцию, как сформированную компетенцию ввели компетенцию «культура русскоязычной устной и письменной речи». В нашем Северо-Кавказском федеральном университете мы это три года назад решением учёного совета сделали. Равно так же, как я поддерживаю предложение Владимира Ильича Толстого о том, что нам нужен федеральный орган, к компетенции которого были бы отнесены все вопросы координации государственной политики в сфере упрочения позиций русского языка как государственного, как языка межнационального общения, вопросы создания условий для развития и русского языка, и языков народов нашей страны как родных.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас.

Пожалуйста, Казаков Валерий Николаевич.

В.Казаков: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Вы знаете, я не согласен с теми товарищами, которые нам предлагают издать справочники и словари и решить проблему русского языка. Вообще, творцом русского языка является народ и писатель, поэтому у меня две реплики.

Владимир Владимирович, с нового учебного года необходимо воскресить кафедру переводов в Литературном институте. Это сделать можно на паях как за счёт бюджета регионов, так и за счёт федерального бюджета. Это первое.

Второе. Если мы говорим серьёзно о литературе, необходимо внести в перечень рабочих профессий профессию «писатель», её нет там. Люди уходят на пенсию по возрасту как бомжи. Нужно этот вопрос решать.

И третий вопрос. Необходимо решить, Владимир Владимирович, вопрос с Союзом писателей России. Он существует. Это шесть с лишним тысяч Ваших сторонников, которые ратуют уже на протяжении 20 лет за единую и сильную Россию, а их отправляют за грантами. Гранты вообще придумали западные спецслужбы, чтобы помогать своим. Нужно нормальное целевое финансирование этого института.

Всё. Большое спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Игорь Леонидович Волгин, пожалуйста.

И.Волгин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я думаю, в таком высокоинтеллектуальном собрании не нужно говорить о необходимости защиты русского языка, о его важности, о его месте в культуре. Это само собой подразумевается. Я хочу только напомнить, что, скажем, в старославянском языке слово «народ» и слово «язык» синонимичны, то есть фактически речь идёт о сбережении народа, когда мы говорим о сбережении языка.

В 90-е годы мы пережили некоторую лингвистическую катастрофу, можно сказать, которая была следствием национальной катастрофы – распада страны и всех сопутствующих явлений. Это, конечно, отразилось и на языке.

Повреждение языка – это, помимо прочего, и повреждение жизни, не способной выразить себя в ясных драматических формах и поэтому всегда готовой отступить в зону случайного и, скажем, беззаконного. Что такое язык? Язык – это неписаная конституция государства. Несоблюдение этого духа ведёт к очень серьёзным последствиям.

Совершенно справедливо было сказано о том, что сохранение языка соответствует задачам национальной безопасности страны и задачам, я бы сказал даже, ментальной безопасности, потому что всё сходится. Когда Пушкин говорит: «Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой, // И назовёт меня всяк сущий в ней язык», – он имеет в виду не только, что его будут переводить на тунгусский и на калмыкский – его народы назовут. «Всяк сущий в ней народ», – имеет в виду Пушкин, по‑русски его назовут так, как некое единое начало.

Хочу привести только одну цитату, это цитата из Мандельштама. Осип Мандельштам в статье о Чаадаеве говорит: «Чаадаев, утверждая своё мнение, что у России нет истории, упустил одно обстоятельство, а именно язык. Столь высокоорганизованный, столь органический язык не только дверь в историю, но и сама история. А не менее двух-трёх поколений могли бы привести Россию к исторической смерти. Отлучение от языка равносильно для нас отлучению от истории». Вот всё этим сказано. Действительно это так.

И у меня в этой связи есть два предложения, очень простых и не требующих большого финансирования или каких‑то бюджетных вложений. Здесь это уже упоминалось.

Первое. Введение обязательного экзамена по русскому языку для всех без исключения выпускников высших учебных заведений, включая и гуманитарные, и технические. Если выходит безграмотный врач, вы будете лечиться по рецепту, который написан с грамматическими ошибками? Не будете, потому что это свидетельствует о том, что он плохо знает не только язык, но и свою профессию. Это элементарная вещь.

Такой пример. Когда лейтенант ГИБДД выписывает мне штраф и протокол заполняет с 15 ошибками, я начинаю думать, что государство неграмотно, потому что он представляет собой государство.

У меня два предложения. Первое – ввести общий обязательный экзамен по русскому языку для всех выпускников высших учебных заведений. Это не требует никаких затрат. Это можно сделать элементарно в рамках существующей образовательной системы. И это даст немедленный, я думаю, результат.

Вот говорили тут сегодня, что вырос процент «стобалльников» по русскому языку, тех, кто поступает в вузы. Но заметьте, что понизился необходимый процент, минимальный для поступления. Он понизился. И поэтому посмотрите, как пишут наши абитуриенты – это довольно грустная картина. Но они выходят из вузов, они должны всё‑таки владеть родной речью.

Если мы требуем от мигрантов сдачи экзамена по русскому языку, то почему мы, аборигены, обитатели страны, коренные жители, не должны знать язык хотя бы на уровне 10‑го класса? Хотя бы. Это раз.

И второй момент, более спорный, но, мне кажется, могущий дать мгновенные, очень быстрые результаты, – проведение квалификационных экзаменов, начиная с определённого уровня, чиновников. Это имеет исторический аналог. Я приведу пример: указ Александра I от 6 августа 1809 года – указ, инициированный Сперанским, где говорилось, что все претендующие на гражданские должности, начиная с коллежского асессора, должны иметь либо университетский диплом, либо сдавать экзамен. Причём экзамен какой? Русский язык, иностранный язык, римское право, общее право, уголовное право, географию, физику, всеобщую историю, русскую историю, статистику. Я не говорю сейчас о таком. Вряд ли многие наши чиновники, при всём уважении к ним, выдержат такой объём знаний. Но хотя бы по русскому языку – что даст немедленный сигнал вниз. Коллежский асессор, это восьмой класс по табели о рангах, давал право на личное дворянство. И это можно сделать. Это можно сделать элементарно, я повторяю, без каких‑то чрезвычайных расходов.

Правда, Сперанский на этом погорел. Через три года дворянство возмутилось. Его уволили, сослали в Нижний Новгород и лишили всех должностей. Я думаю, что моё предложение не повлечёт такого рода кары.

Спасибо.

В.Путин: Вас куда увольнять‑то? Вы и так нигде не работаете.

И.Волгин: Как не работаю? Я в университете работаю, я штатный профессор. Так что есть.

В.Путин: Вы знаете, Сперанский инициировал, я думаю, в связи с тем, что тогда у элиты основной язык часто был французский, не русский. Поэтому это имело особый смысл. Этот смысл был, безусловно.

Что касается сотрудников ГИБДД, когда они выписывают квитанцию с ошибками, знаете, о чём я подумал: «Слава богу, что хоть квитанцию выписывают». Пускай с ошибками, но главное, чтобы выписывали.

А по поводу рецептов с ошибками: знаете, когда рецепт читаешь, там прочитать невозможно, врачи так пишут, что вообще не разобрать. Но это правда.

Что касается экзамена по русскому языку для всех, сейчас я не буду окончательно ничего говорить, что какие‑то решения примем, но в целом, безусловно, Вы правы, все правы: надо повышать уровень знания родного языка. Только так можно его сохранить и развивать на достойной базе, на достойной основе.

Спасибо большое.

И, пожалуйста, Кольцова Людмила Михайловна, Воронежский университет.

Л.Кольцова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хочу обратить внимание на те строчки, которые записаны в проекте решения нынешнего высокого собрания, и всей душой, всем сердцем поддержать Бориса Петровича Якимова, который говорил о том, кто и как будет учить, в том числе и русскому языку.

Состояние, освоение и функционирование русского языка, как записано в проекте решения, зависит от того, кто и как будет обучать русскому языку. И поэтому необходимо сохранение, укрепление, поддержка кафедр русского языка в классических университетах и педагогических вузах, которых осталось – на пальцах одной руки можно посчитать. К счастью, в нашем, Воронежском университете сохранилась кафедра русского языка. И набор увеличить, который свели до нуля. А в классическом Воронежском университете, где, на моей памяти, был набор 140 человек на филологический факультет, в этом году набор 10 человек.

У нас повышается рождаемость, через семь лет этих родившихся детей некому будет учить русскому языку, и не только в национальных республиках.

Русский язык – это не только язык великой литературы, это язык великой науки. И благодаря великой науке, фонологическим исследованиям Николай Феофанович Яковлев создал математическую формулу построения алфавита, которая не потеряла своего значения сейчас для мира. Не только у нас есть бесписьменные языки, но и на Африканском континенте, например, используют труды наших лингвистов, для того чтобы создавать алфавиты для бесписьменных народов. Это величайшая культурная задача всемирного значения.

Михаил Васильевич Ломоносов определял так цель науки: удовольствовать любопытствующее око и увеселять летающее остроумие. А сейчас мы слышим по телевидению человека, который разрабатывает стратегию образования, и он говорит следующую фразу: «Потребитель в лице родителя должен получать образовательные услуги за счёт эффективного менеджмента в образовании». Людей, которые так говорят и которые так думают, на пушечный выстрел нельзя подпускать к образованию и к просвещению.

Хорошего должно быть три, поэтому второе, о чём я хочу сказать. Есть такой показатель, как академическая мобильность. Академическую мобильность часто в вузах понимают как участие в конференциях различного уровня. Мне кажется, что академическая мобильность, которая входит в показатель работы вузов, должна заключаться в том, что ведущие филологи-русисты – я о русистах сейчас говорю, – которые проходят конкурс, должны хотя бы раз в пять лет один семестр поработать в другом вузе и хорошо бы в национальном вузе. Это очень полезно для профессоров, чтобы они не почивали на лаврах. Я на собственном опыте это знаю.

И третье, о чём я хотела бы сказать. Русский язык в Российской Федерации, особенно в его определении в документах, не должен иметь этого определения – «неродной». Он должен иметь определение «второй родной язык», потому что это единственный предмет, который имеет это определение – «родной язык», «родная речь». И относиться к этому предмету нужно именно так, как он называет это своим словом.

Продолжая этимологические этюды, которые у нас здесь прозвучали, я хочу сказать о слове «потребитель». В словаре 1847 года слово «потреблять» определено так: потреблять – значит погублять кого‑то. Вот об этом надо всё время помнить. Не случайно «потреблять» и «истреблять» – это слова одного корня и близкие по своему значению.

Когда‑то Владимир Владимирович сказал – и это дало мне возможность сохранить кафедру русского языка: «Не жалейте денег на русский язык, и он как объединённая духовная энергия народа всё нам вернёт сторицей».

Спасибо.

В.Путин: Уважаемые коллеги!

Хочу вас поблагодарить за активное участие в сегодняшней дискуссии. Не буду повторять: вы и образно, и красиво, и основательно изложили важность темы, ради которой мы сегодня собрались, чрезвычайно важной для сохранения нашей идентичности, для единства, а значит, и для суверенитета Российского государства. Это сохранение нашего многообразия и поддержание статуса русского языка, национальных языков народов Российской Федерации. И это, безусловно, наше огромное богатство.

Здесь отмечалось, что, к сожалению, и я уже об этом говорил, очень мало переводов с национальных языков. Многое нужно сделать для их укрепления, создания необходимой базы. И в то же время ни в коем случае нельзя забывать, что единственным языком межнационального общения является русский.

Мой коллега из Дагестана, бывший руководитель Республики Дагестан, знает, сколько там этносов проживает и сколько там языков. И часто люди в рамках небольшой республики на самом деле не могут, если они говорят на своих национальных языках, не могут понять друг друга, несмотря на то что живут рядом. И естественный способ общения – это с помощью русского языка. Настолько это важно для нашей страны.

Поэтому всё будем делать для того, чтобы реализовать ваши предложения. Сейчас не буду возвращаться к каждому из тех предложений, которые здесь прозвучали. Каждое из этих предложений заслуживает внимания, изучения и внедрения. С каким темпом, как быстро – сейчас не могу сказать, но то, что всё, что здесь было заявлено, требует внимательного отношения – это безусловно.

Так же как и безусловным является наше дальнейшее внимание со стороны государства к преподавательскому сообществу, к учителю. Я согласен с Борисом Петровичем Екимовым, он, по‑моему, уже не первый раз говорит о необходимости поднять статус учителя. Мы пытаемся это сделать. Вы обратили внимание на то, что нужно это делать, как Вы сказали, не спеша, но планомерно – я записал даже Ваши высказывания. Мы так и пытаемся делать. За последнее время, как вы знаете, только за последние два года, интерес к обучению в педагогических вузах со стороны абитуриентов вырос на 15 процентов. Рост качества набора тоже увеличился. И это объективные данные, потому что ЕГЭ [был выше] на пять баллов в прошлом году на педагогические специальности.

Что касается уровня заработной платы, жилья, то это вопросы, которые постоянно находились в последнее время и будут находиться в сфере нашего внимания.(Обращаясь к Б.Екимову.) В Волгоградской области, откуда Вы приехали, как Вы сказали, уже 104 процента от средней по экономике и в среднем – в разных учебных заведениях по‑разному, наверное, но в среднем – 23 тысячи 400 рублей заработная плата учителя. За последние два года – рост 60 процентов.

Обращаю ваше внимание на то, что мои коллеги, особенно из финансово-экономического блока, всё‑таки небезосновательно в последнее время постоянно критикуют вашего покорного слугу за такое отношение к повышению уровня заработной платы в бюджетной сфере. Поскольку это ведёт к тому, что и в отраслях экономики так или иначе в этой связи тоже растёт заработная плата, которая адекватно не обусловлена ростом производительности труда. Это приводит к определённым перекосам в экономике, это серьёзная системная проблема. Всё зависит от того, что стоит рядом, ничего просто так никуда не выскакивает.

Хотя, безусловно, хочу это ещё раз сказать, мы как уделяли повышенное внимание этой сфере деятельности и уровню обеспечения учителей, врачей, других специалистов, работающих с гражданами страны напрямую, от которых зависит качество жизни наших людей, конечно, мы на эти сферы будем и дальше обращать особое внимание.

Одна из сфер – конечно, обеспечение жильём. Вы упомянули и уже говорили, я помню, где‑то в прошлом году мы встречались по поводу того, что военные обеспечиваются жильём. Обеспечение жильём военных – это прямой федеральный мандат, мы обязаны это сделать в соответствии с федеральным законом. На протяжении десятилетий, я хочу это подчеркнуть – десятилетий, государство не исполняло этот закон. И только в этом году мы выходим на практическое, даже ещё не полное, но в основном, обеспечение военных постоянным жильём.

Что касается учителей, то это прежде всего обязанность регионов Российской Федерации, и многие имеют специальные программы по обеспечению учителей жилплощадью. Хотя этого явно недостаточно и необходимо уделить этому повышенное внимание.

Хочу вас поблагодарить и выразить надежду на то, что мы с вами продолжим такую совместную работу по решению тех важнейших задач, ради обсуждения которых мы сегодня собрались.

Спасибо большое.

Заседание посвящено роли русского языка и языков народов России в укреплении государственности, совершенствованию мер по сохранению и развитию национальных языков.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Сегодня мы проводим совместное заседание Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку. Такой формат используем впервые, но в принципе я думаю, что вы согласитесь, это обоснованно, поскольку два Совета имеют целый ряд общих или пересекающихся задач, решение которых требует тесного взаимодействия и согласованных подходов.

К таким системным задачам, безусловно, относится и сбалансированная, эффективная языковая политика. Для России с её этническим, культурным разнообразием и сложным национально-государственным устройством это, безусловно, один из очевидных приоритетов.

Вопросы сохранения и развития русского, всех языков народов нашей страны имеют важнейшее значение для гармонизации межнациональных отношений, обеспечения гражданского единства, укрепления государственного суверенитета и целостности России.

В нашей стране проживают представители 193 национальностей, и они говорят на почти трёх сотнях языков и диалектов. Здесь отмечу, что письменность для многих языков была разработана лишь в советское время силами выдающихся русских учёных, лингвистов, филологов. С 1920 по 1940 год своя письменность появилась у 50 национальностей. До этого письменности у этих народов не было.

Напомню и о богатых традициях литературных переводов на русский книг, стихотворений, чьи авторы писали на своём родном языке. И благодаря переводу на русский их произведения становились известны всей стране, да чего там всей стране – всему миру. Достаточно вспомнить Расула Гамзатова.

Без всякого преувеличения можно сказать: подобной поддержки, настоящего сбережения национальных языков, как в нашей стране, никто никогда в мире не обеспечивал.

Добавлю, что Конституция России прямо гарантирует право всех народов на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития. В том числе республики вправе устанавливать свои государственные языки и использовать их в работе органов государственной власти и местного самоуправления наряду с государственным языком России. В качестве примера приведу Крым, где действуют три равноправных языка: русский, украинский, крымскотатарский.

Но мы знаем и другие примеры, когда в ряде стран право значительных этнических общин на использование родного языка игнорируется или ограничивается, когда проводится жёсткая, агрессивная политика языковой и культурной ассимиляции. И мы видим, к каким последствиям это приводит: к разделению общества на «полноценных» и «неполноценных» людей, на «граждан» и «неграждан», а то и к прямым, трагическим внутренним конфликтам.

Уважаемые коллеги!

Для каждого народа вопрос сохранения родного языка – это вопрос сохранения идентичности, самобытности и традиций. И комплексная, всесторонняя работа по изучению, поддержке языков народов России, безусловно, должна продолжаться. В том числе важны фундаментальные и прикладные исследования в этой области, глубокий научный подход. Это залог качественного образования, продвижения национальных языков, нашей культуры в мире в целом. Считаю, что такое направление могло бы стать одним из приоритетов для Российского научного фонда при выделении грантов на гуманитарные науки. Тем более что тема языкознания сегодня и актуальна, и востребована.

Далее. Важный вопрос – дальнейшее развитие многоязыкового образовательного, информационного пространства. Речь в том числе идёт о поддержке печатных и электронных СМИ, издания литературы на языках народов России.

Особое внимание необходимо уделять школьному образованию. Здесь у нас задействованы 89 языков, из которых 30 в качестве языка обучения, а 59 как предмет изучения.

Дети и их родители имеют гарантированное Конституцией право на свободный выбор языка обучения. И подчеркну, что администрации школ, власти региона это право обязаны обеспечить.

При этом мы должны понимать, что информационное, культурное, государственное единство страны, единство российского народа напрямую зависит от освоения нашими молодыми людьми, от состояния, распространения русского языка.

Это государственный язык нашей страны, язык межнационального общения. На русском у нас говорят более 96 процентов граждан. Именно он, русский язык, по сути, вместе с культурой сформировал Россию как единую и многонациональную цивилизацию, на протяжении веков обеспечивал связь поколений, преемственность и взаимообогащение этнических культур.

Свободное, грамотное владение русским языком открывало для представителей любой национальности больше возможностей для самореализации, для образования, для достижения профессионального успеха. И конечно, государство должно постоянно повышать качество обучения наших детей русскому языку независимо от их места жительства и специализации школы.

И в этой связи не могу не согласиться с теми специалистами – филологами, учителями, общественными деятелями, – которые считают, что необходимо выделить русский язык и литературу в самостоятельную предметную область в системе общего образования. Сегодня русский язык и литература включены просто в общее понятие «филология».

Убеждён, серьёзный импульс развитию, поддержке русского языка даст и проводимый сейчас Год литературы. Мы вправе ожидать, что запланированные инициативы, программы не только помогут возродить интерес к книге, к чтению, но и станут частью системной работы по повышению общего уровня языковой культуры. Проблемы здесь, к сожалению, видны не только в результатах школьных сочинений или ЕГЭ по русскому и литературе, но и в общем состоянии существующей языковой среды.

Сейчас её формируют прежде всего СМИ, интернет, телевидение, где всё чаще нарушают языковые нормы, элементарную грамотность, используют необоснованные, явно избыточные иностранные заимствования.

Да, конечно, глобальное информационное пространство сейчас формируется по известным правилам, общемировым правилам, всё это вносит в эту сферу объективные изменения – это всё понятно. Но, решая эти проблемы, конечно, важно соблюсти чёткий баланс. С одной стороны, сохранить традиционные ценности, самобытность, а с другой – не допустить самоизоляции от мировых культурных процессов.

Уважаемые коллеги!

В заключение хотел бы подчеркнуть следующее. Учитывая роль языка в жизни народа, общества, государства, не допустим ведомственный, отраслевой подход к формированию и реализации языковой политики. Предлагаю сегодня обсудить, какая модель здесь наиболее оптимальна, как необходимо расставить приоритеты, как скоординировать усилия государства, регионов, гражданского общества в этой сфере.

Такой же межведомственный, консолидированный, содержательный характер должны иметь и соответствующие разделы планов реализации стратегии государственной национальной политики, а также федеральных целевых программ, прежде всего таких как «Культура России», «Русский язык» и «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России».

И ещё один важный момент. Наша языковая политика основана на нормах Конституции, а также законах «О языках народов России» и «О государственном языке». Первый принят в 1991 году, второй – в 2005-м. Очевидно, что вопрос совершенствования законодательной базы в этой сфере более чем актуален. Тоже предлагаю над этим подумать.

Однако делать всё это нужно, конечно, взвешенно и при самом широком общественном обсуждении. Своё видение, предложения должны высказать представители всех народов России.

И, наконец, хотел бы отметить, что вопросы языковой политики следует закрепить и в числе приоритетов недавно созданного Федерального агентства по делам национальностей. Сегодня здесь присутствует его руководитель Игорь Вячеславович Баринов. Прошу, уважаемый Игорь Вячеславович, внимательно проанализировать и учесть в работе все решения сегодняшней нашей встречи, сегодняшнего разговора.

Благодарю вас.

Слово председателю Совета по русскому языку Владимиру Ильичу Толстому. Пожалуйста, Владимир Ильич.

В.Толстой: Спасибо большое.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Друзья!

Тема, вынесенная сегодня на обсуждение, имеет поистине всеобъемлющий, государственный характер и затрагивает интересы буквально всех граждан нашей многонациональной и многоязыкой страны. Мы не всегда в повседневной жизни задумываемся о роли языка. Он как воздух – есть и есть. На родном языке мы думаем, излагаем свои мысли, общаемся, воспринимаем информацию. А ведь мудрая, взвешенная и глубоко осмысленная языковая политика – едва ли не самое сложное, деликатное и важное условие сохранения целостности многонационального государства, единства его народа, передачи от поколения к поколению устоев, традиций и ценностей.

В применении к внешней политике язык и культура, безусловно, главные инструменты «мягкой силы», распространения, влияния и создания благоприятного образа России – нашей великой Родины. Богатство русского языка, его неисчерпаемые возможности – это золотой запас, который необходимо по достоинству ценить и всемерно оберегать. Чем выше уровень знаний и использования языка в обществе, чем выше культура речи, тем мощнее интеллектуальный уровень нации, потенциал ее развития. Так же и у конкретной личности: примитивный язык почти всегда отражает примитивное мышление. И, наоборот, владение образной, литературной и грамотной речью резко увеличивает конкурентное преимущество человека, высоту его положения на социальной лестнице да и просто определяет его общую культуру.

Говорю эти очевидные, в общем‑то, вещи только с одной целью – подчеркнуть важность сегодняшнего разговора, принципиальность тех решений, которые будут приниматься по его итогам.

Основой государственной языковой политики, по моему мнению, является двуединство её целей и задач. С одной стороны, безусловное и равное уважение ко всем народам России, их языкам, диалектам, традициям, ко всему так называемому нематериальному наследию любой, пусть самой малочисленной народности. С другой стороны, признание русского языка главным фактором единства Российской Федерации, обязательность владения русским языком всеми гражданами России вне зависимости от их национальности, места рождения и проживания.

Решение первой задачи требует полноценного обеспечения конституционного права на выбор языка обучения; особое внимание к изданию и лицензированию всех видов учебной и методической литературы для национальных школ; государственной поддержки переводов на русский язык и в отдельных случаях – на другие государственные языки российских регионов художественной и научно-популярной литературы, созданной на языках народов Российской Федерации, включая и целевую подготовку кадров для решения этих задач.

Нужна и система мер, направленная на сохранение, фиксацию, научное изучение языков, находящихся под угрозой исчезновения или имеющих незначительный ареал распространения.

Из других конкретных и неотложных шагов, которые профессиональные сообщества считают важнейшими, можно также назвать существенное повышение качества подготовки педагогических кадров, специалистов в области родного языка и литературы народов России с возвращением к практике получения ими двойной квалификации: учитель русского языка и литературы – одновременно учитель родного языка и литературы; возрождение системы постоянного повышения квалификации преподавателей вузов, специалистов в сфере русской национальной филологии на базе ведущих университетов страны, институтов РАН и Российской академии образования; реализация проектов, направленных на поддержку и развитие печатных и электронных средств массовой информации; издание художественной, учебной и научной литературы на языках народов Российской Федерации.

Языки народов России должны быть представлены в интернете. Нужно всемерно содействовать развитию языковых технологий для этого.

Необходима и реализация на федеральном уровне программы по комплексному лексикографическому описанию языков народов России и созданию на этой основе современных двуязычных словарей по национальным языкам. Есть идея ввести федеральный перечень словарей, аналогичный существующему перечню учебников.

Все эти меры, такой подход в целом принципиально важны, поскольку нет в нашей стране более чувствительных тем, чем тема межнациональных отношений и национальных языков, и нет ничего более опасного, чем возникновение противоречий на этой почве.

В то же время никогда нельзя забывать: единым многонациональный народ России делает русский язык, русская культура, именно они соединяют все сущие в ней языки, формируют наше гражданское самоопределение, позволяют каждому из нас ощутить свою принадлежность России, русскому миру.

Без полноценного владения русским языком не может быть ни высокого, ни даже приемлемого интеллектуального и культурного уровня у граждан. За пределами языка невозможно передать и сформировать ценностные ориентиры, нормы морали и нравственности, понимание и знание истории своей страны и любовь к ней.

Вне русского языка невозможно расширение духовного и интеллектуального влияния России за рубежом, сохранение и развитие того, что мы называем русским миром. Здесь недопустима недооценка значимости русского языка как иностранного, системы его преподавания как в России, так и за рубежом.

События последних десятилетий убедительно показали, что экономическая и финансовая глобализация в масштабах всего мирового сообщества только усиливает значение национальных языков и культур как главных ценностей каждого народа. Для России, где веками складывалась уникальная многонациональная общность, цивилизационное значение русского языка особенно велико.

Те проблемы качества и уровня владения русским языком нашими согражданами, о которых только что сказал Владимир Владимирович, коренятся не в самом русском языке, а в качестве гуманитарного образования и снижении общего культурного уровня россиян.

На преодоление этого культурного кризиса, если так можно сказать, направлены утверждённые в декабре прошлого года Основы государственной культурной политики, возвращение в школьную программу по инициативе Президента сочинения, только что поддержанное предложение о выделении русского языка и русской литературы в самостоятельную предметную область в рамках общего образования. Нужно твёрдо усвоить: русский язык не просто один из школьных предметов. Это базовый элемент единства нации, так же как и классическая литература, соединяющая в себе и богатство языка, и богатство смыслов, и бесценные нравственные уроки.

Недавно группой специалистов выработана концепция школьного филологического образования. На её основе предстоит принять соответствующие стандарты и методики преподавания. Не менее важным является повышение качества подготовки филологов в наших вузах, где процесс ликвидации самостоятельных кафедр русского языка приобрёл поистине угрожающие масштабы.

Следовало бы также вернуться к обсуждению вопроса о разумности разделения педагогического образования на бакалавриат и магистратуру. Пока, к сожалению, некоторые наши школы получают не вполне доученных словесников-бакалавров, в то время как программы магистратуры в значительном числе вузов просто не реализуются.

Не меньшую роль играет качество той языковой среды, в которой мы постоянно находимся: русский язык наших средств массовой информации, речь публичных политиков, дикторов и ведущих. Язык рекламных роликов и плакатов, социальных сетей и в интернете создаёт порой ощущение повальной безграмотности и небрежения нормами русского языка. Не случайно всё чаще звучат предложения о введении экзаменов по русскому языку и культуре речи, включение этих дисциплин в программу повышения квалификации государственных служащих, членов представительных органов, работников СМИ.

Не менее важно найти возможность оказывать поддержку общественным проектам, направленным на формирование интересов молодёжи и взрослого населения к изучению русского языка, таким как «Тотальный диктант» и многие другие. Главное здесь – терпение и последовательность. Не погоня за цифрами в отчётах, а бережное и внимательное отношение ко всем начинаниям, ведущим нас к повышению языковой культуры общества и культуры в целом.

Именно поэтому сегодня можно и нужно говорить о формировании и проведении целостной, тщательно сбалансированной, продуманной государственной языковой политики в теснейшей увязке с национальной и культурной политикой государства. Очевидно, что только ведомственный, отраслевой подход здесь невозможен. Столь же опасна и существующая тенденция по передаче практически всех полномочий в сфере языковой политики на муниципальный и региональный уровни.

Выскажу своё личное убеждение: в деле национальной безопасности гуманитарная сфера не менее важна, чем военно-промышленная. Широко известен факт, когда Уинстону Черчиллю предложили сократить расходы на культуру и искусство для увеличения военных расходов. Он ответил очень просто: а ради чего мы тогда собираемся воевать?

Принятие ключевых решений по проблемам языка, культуры, истории, межнациональных отношений, информационного пространства могла бы при таком подходе взять на себя, скажем, высшая гуманитарная комиссия – своеобразный аналог Военно-промышленной комиссии.

И последнее. В развитие высказанного предложения о необходимости учёта мнений представителей всех народов России по вопросам совершенствования законодательства в сфере языков это обсуждение можно было бы провести в формате форума народов России, приурочив его ко Дню народного единства. В ходе форума можно было бы обсудить весь круг вопросов, которые накопились за долгое время. А по итогам работы такого форума можно было бы принять обращение к ЮНЕСКО, 70-летие которой будет широко отмечаться в нашей стране, с поддержкой проведения в России всемирного саммита по многоязычию.

Искренне надеюсь, что коллеги, члены обоих президентских Советов дополнят мои предложения, поддержат высказанные мной инициативы.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас. Спасибо большое.

Тултаев Пётр Николаевич, Ассоциация финно-угорских народов Российской Федерации. Пожалуйста.

П.Тултаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В последние годы вопросам сохранения родных языков – уникальному информационному хранилищу культур разных народов – в нашей стране уделяется серьёзное внимание. Подтверждением тому служит наделение статусом государственных языков многих народов Российской Федерации, практическое использование их в области культуры, художественной литературе, в образовательном процессе и других сферах.

В настоящее время языки большинства народов Российской Федерации в местах их компактного проживания изучаются наряду с русским языком в дошкольном, школьном и профессиональном обучении. Оно сориентировано на улучшение межнациональных отношений.

Вместе с тем в этой области имеется немало проблем. На некоторых из них попытаемся сосредоточить внимание.

В условиях многонациональной России сохранение и развитие родных языков невозможно без качественного филологического образования, в том числе изучения русского языка и литературы. Низкие результаты ЕГЭ в 2014 году по этим предметам обусловили обращение общественности к вопросам их преподавания, идее создания единых учебников, хотя мнение об этом неоднозначно. Проблема действительно существует и требует решения.

Например, только по литературе в федеральный перечень учебников на 2014/2015 учебный год вошли 14 вариантов. В то же время в этом перечне отсутствуют учебники для школ, ранее называвшихся национальными, нацеленные на взаимосвязанное изучение русской и родной литературы, воспитание патриотизма и толерантности.

Немало вопросов накопилось в обучении родным языкам и литературам. С учётом того, что наиболее оптимальным для овладения языками является ранний возраст, эффективное изучение родных языков, по мнению специалистов, должно начинаться в детских садах, обеспеченных надлежащим образом соответствующей материально-технической базой, педагогическими кадрами, методикой обучения и воспитания. Однако, как показывает практика, изучение родных языков на раннем этапе обучения детей нередко проблематично. Это зависит не только от процессов глобализации и урбанизации, но и кадрового обеспечения образовательного процесса.

Дело в том, что в последние годы в связи с принятием новых государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования во многих педагогических вузах перестали функционировать национальные отделения на факультетах дошкольного и начального образования, где готовились специалисты со знанием родных языков. В настоящее время профили «дошкольное образование» и «начальное образование», направление «педагогическое образование» предполагают подготовку бакалавров, способных обучать детей на русском языке. В рамках данных профилей кадры необходимой квалификации для работы с иноязычными детьми не готовятся.

С учётом сказанного есть необходимость решения на федеральном уровне вопроса об открытии профилей «дошкольное образование в условиях русско-национального или национально-русского двуязычия» и «начальное образование в условиях русско-национального или национально-русского двуязычия».

Кроме того, имеется потребность в ежегодном закреплении определённого количества бюджетных мест для подготовки бакалавров и магистров – преподавателей родного языка и литературы и исследователей по программам аспирантуры и докторантуры за национальными отделениями филологических и педагогических факультетов вузов.

Актуальной проблемой в регионах является вопрос обеспечения школ учебниками и учебно-методическими пособиями по родным языкам и литературам. В соответствии с требованиями действующего Федерального закона об образовании в Российской Федерации в современной школе нельзя пользоваться учебниками, которые не входят в федеральный перечень. В перечень на 2014/2015 учебный год, утверждённый приказом Минобрнауки, вошли учебники по татарскому языку и литературному чтению для начальной школы, по хакасскому языку и литературе для средней школы и по литературному чтению для начальной школы на якутском языке. В перечне на 2013/2014 учебный год их не было вообще. Во всех остальных регионах России в школах, в которых изучаются родной язык и литература, учебники на сегодняшний день не соответствуют требованиям закона. Чтобы войти в федеральный перечень, который формируется раз в три года, необходимо пройти дорогостоящую экспертизу на федеральном уровне. Решить данную проблему можно путём внесения изменений в пункт седьмой статьи 18 Федерального закона об образовании, передав полномочия утверждения экспертизы учебников по родным языкам и литературам региональным органам исполнительной власти Российской Федерации.

Важным представляется создание на федеральном уровне единых примерных программ по родному языку и литературе, которые будут служить ориентиром для составления рабочих программ на местах.

В современных условиях невозможно обойтись без использования информационно-коммуникационных технологий обучения, которые в регионах с компактным проживанием тех или иных народов разрабатываются, к сожалению, медленными темпами. Речь идёт о создании инструментария для предоставления языков народов Российской Федерации в электронном виде. Решение этой проблемы требует финансовых и интеллектуальных затрат, однако без этого развитие языков в современном мире невозможно.

Серьёзного обсуждения требует издательская политика в области публикаций книг на языках народов Российской Федерации, переводов художественных произведений народов России на русский язык и наоборот. Статистические данные Российской книжной палаты свидетельствуют, что в последние три года издание литературы на языках народов Российской Федерации составляет два процента от всей художественной продукции, а переводная с отдельных языков – тысячные, сотые и десятые доли процента. В таких условиях появление новых писательских имён типа Расула Гамзатова, Мусы Джалиля, Юрия Рытхэу, произведениями которых зачитывались миллионы читателей, под большим сомнением.

Необходимо подчеркнуть и то, что практически исчезла из обихода публикация книг в переводе произведений художественной литературы с языка народа одной национальности Российской Федерации на язык другой. Например, с чувашского на мордовский или с удмуртского на татарский и тому подобное. В то же время в первом полугодии 2014 года отмечено 37 названий книг, переведённых на русских язык с норвежского, 58 названий – со шведского, 70 названий – с датского. Но нет ни одного перевода с нанайского, абхазского или абазинского, уйгурского и ногайского.

Причина слабого книгоиздания на языках народов России обусловлена как минимум двумя обстоятельствами: уменьшением количества национальных писателей и резким спадом числа переводов художественных произведений народов Российской Федерации на русский язык. Во многом это связано с подготовкой кадров. Литературных работников и переводчиков художественной литературы выпускает Литературный институт имени Горького. В советское время на обучение в этот вуз направляли художественно одарённых выпускников школ все национальные регионы, в настоящее время – единицы.

В этой связи, на наш взгляд, необходимо предусмотреть увеличение количества бюджетных мест по специальности «литературный работник», «переводчик художественной литературы» со специализацией «перевод художественной литературы с языков народов Российской Федерации». Разработать и принять долгосрочную программу целенаправленной подготовки писательских кадров и переводчиков художественной литературы для работы в регионах.

Важность проблемы сохранения и дальнейшего развития родных языков и литературы заключается в первую очередь в том, что от её решения зависит во многом состояние межэтнического согласия, плодотворность межнационального диалога и равноправие развития культуры народов Российской Федерации. Ведь именно двуязычие обеспечивает психологический комфорт в общении, воспитывает толерантное отношение к представителям другой национальности, способствует реальному диалогу культур.

И последнее. Пользуясь случаем, хочу выразить искреннюю благодарность и признательность за понимание и поддержку, честную и патриотическую позицию в непростых вопросах сохранения и развития языков и культур наших народов Министерству образования и науки Российской Федерации, лично Министру Дмитрию Викторовичу Ливанову, и Министерству культуры Российской Федерации, лично Министру Владимиру Ростиславовичу Мединскому. В их адрес нередко звучит немало критики. Проблем у нас действительно немало, это правда. Но правда и в том, что и хороших дел очень много, и этого нельзя не замечать.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо, что министров похвалили.

Пожалуйста, Молдован Александр Михайлович, Институт русского языка Российской академии наук.

А.Молдован: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Языком межнационального общения в Российской Федерации русский язык стал в силу различных причин и исторически сложившихся обстоятельств. В этом качестве русский язык обладает неоспоримыми преимуществами, о которых можно было бы много говорить. В частности, по выражению академика Лихачёва, это один из совершеннейших языков мира, язык с тысячелетней письменностью, с великой классической литературой, которая вывела его в число наиболее авторитетных и изучаемых в мире.

Важную роль в поддержании международного статуса русского языка играет российская наука. Когда мы говорим о необходимости продвижения русского языка в международном контексте, не стоит забывать о том, что Российская академия наук всегда на практике укрепляла позиции русского языка в мире благодаря престижу нашей отечественной науки. И по сей день не только в России, но и на всём пространстве бывшего Советского Союза русский язык является основным языком научного общения, поскольку он располагает современными терминологическими средствами для обсуждения научных проблем в любой области.

Сегодня в нашем обществе наблюдается возрастающий интерес к русскому языку, который, конечно, можно только приветствовать, так же как и принятие разнообразных законов, свидетельствующих о внимании государства к проблемам русского языка.

Нельзя, однако, считать нормальным положение, при котором у нас принимаются и утверждаются законопроекты, имеющие отношение к функционированию русского языка, которые не проходят экспертизу специалистов, по крайней мере это не делается на должном глубоком уровне. Надеюсь, что в дальнейшем такие решения будут приниматься только после одобрения нашего Совета по русскому языку.

Мы все наблюдаем в нашей языковой повседневности различные отрицательные явления, которые нас справедливо раздражают и огорчают. Я имею в виду орфографическую безграмотность, бедный словарный запас, отсутствие логики, грубость, ненормативную лексику и тому подобные явления, которые часто ошибочно считают проявлением порчи языка. На самом деле всё это говорит не о деградации самого языка, а о вульгаризации речевого употребления и культурной неразвитости. И то, что просторечие, даже блатная лексика проникают в публичную речь, является проявлением неуважения политиков и чиновников к национальной культуре.

Речевая культура теснейшим образом связана с мышлением. Без её развития ограниченным оказывается и развитие интеллектуальных способностей граждан и нации в целом. Поэтому эта сфера должна быть объектом государственного внимания.

Принятием различных ограничительных мер вроде запрета иностранных слов подобные задачи, как вы понимаете, не решаются. Нужна планомерная языковая политика, направленная не на регулирование языка, а на качественные изменения в школьном и университетском обучении и на просвещение общества в целом. И здесь, конечно, на первом месте стоят задачи по перестройке системы преподавания русского языка в школе и вузах, о чём уже говорил Владимир Ильич.

Хорошее владение литературным русским языком, что в современной социологии называется языковым капиталом, должно стать непременным условием эффективного продвижения в публичной сфере. Для этого в вузах, занимающихся подготовкой будущей культурно-политической элиты страны, языковое образование должно занимать одно из главных мест, а это в свою очередь предполагает целенаправленное привлечение внимания общества к литературе, государственную поддержку чтения.

Конечно, настоятельной потребностью является государственная забота о деятельности, направленной на создание переводов произведений русской литературы на языки народов Российской Федерации и литературы на языках народов Российской Федерации – на русский язык.

Нужно прививать носителям русского языка привычку обращения к словарям, справочникам и различным пособиям по культуре речи. Словари должны стать настольной книгой не только филолога, но и любого человека, особенно работающего в публичной сфере. Но не надо забывать, что сами словари и те педагоги, которые могут приучить студентов и школьников постоянно ими пользоваться, появляются лишь в условиях, когда в стране идёт активная работа в сфере научных проблем русского языка. Именно в этой сфере осмысляется и обобщается языковой материал, оформляются идеи, концепции, создаётся понимание исторической преемственности в развитии национального языка, которое в дальнейшем переходит уже в школьные и вузовские предметы.

Фундаментальные исследовательские работы по русскому языку – это та почва, на которой строит свой обучающий курс и преподаватель вуза, и учитель-словесник. Эта деятельность нуждается в постоянном государственном попечении. Причём, я хотел бы это подчеркнуть, не программном и не грантовом, а институциональном, осуществляемом на постоянной основе, как это принято во всех странах.

Мы должны обеспечить нормальное функционирование тех языковых институтов и механизмов, которые у нас есть, и не допустить свёртывания их деятельности. Речь идёт, во‑первых, о постоянной, кропотливой работе в области регламентации и кодификации лингвистических норм русского языка. Во‑вторых, о научном представлении, или, иными словами, документации, письменных памятников разных эпох и запечатлённого в них русского языкового наследия.

Результатом этой деятельности являются новые академические многотомные словари и лингвистические корпусы, описывающие русский язык во всём его многообразии с древнейшей поры до современности.

В этой связи нужно сказать, что в особой поддержке нуждается наш фундаментальный интернет-ресурс «Национальный корпус русского языка», пользующийся мировым признанием. Для того чтобы обеспечить полноценное существование корпусу, его необходимо постоянно совершенствовать и пополнять. Это трудоёмкая и затратная деятельность, конечно, но она абсолютно необходима для поддержания престижа российской науки и авторитета русского языка в мире. Без этой фундаментальной работы не могут быть эффективными развитие, распространение и преподавание русского языка.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас. Спасибо большое.

Людмила Алексеевна, прошу Вас.

Л.Вербицкая: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Дорогие коллеги, дорогие русисты и члены Совета межнациональных отношений!

Мне кажется, очень важно, что сегодня мы собрались вместе, потому что те проблемы, которые мы обсуждаем, наверное, и могут решаться именно в совместном обсуждении.

Хотела бы обратить внимание на то, что русский язык как язык культуры, науки, образования, межличностного общения, диалога, совместного творчества является сегодня, мне кажется, самым признанным в обществе и государстве, неким интегрирующим началом.

Мы все хорошо понимаем, что уникальная природа русского языка – языка удивительного, подвижного, чувственного и очень чувствительного к переменам, легко взаимодействующего с другими языковыми практиками, имеющего большие возможности для выражения самой сложной идеи – действительно делает его инструментом объединения в современном поликультурном мире.

Не случайно всё чаще и учёные, и общественные деятели самой разной направленности выдвигают русский язык и порождённую им культуру в качестве основания для построения единого, безопасного, динамично развивающегося Российского государства.

Мне кажется, не будет преувеличением сказать, что проблема русского языка – это проблема безопасности нашей великой Родины.

Хотела бы выделить несколько инициатив, которые находят самую широкую поддержку в обществе. Во‑первых, это максимальное сохранение и развитие проектов и программ, которые реализуются в рамках направления «русский язык как государственный» – программа для всех слоёв общества, направленная на понимание статуса русского языка в обществе.

Второй момент – это разработка и реализация национальной программы. Это новый этап, направленный на поддержку и развитие культуры чтения в российском обществе. Александр Михайлович уже об этом немножко говорил. Дело в том, что это очень важный момент. Литература на русском языке может и должна стать источником духовного развития общества и развития его языковой культуры. Мне кажется, что очень важно продолжить, Владимир Владимирович, инициативу, которую уже несколько лет назад Вы начали, – «100 книг» по истории, культуре и литературе народов России. И вот в этом году, в Год литературы, это, мне кажется, особенно важно.

Кроме того, следующий момент – это создание многоуровневой модели обучения русскому языку всех слоёв населения России. Модели, которая ориентирована на непрерывное совершенствование языковой культуры с детского возраста до преклонных лет. Мы рады, что у нас теперь есть стандарт дошкольного образования, и дети с трёх до семи лет, так сказать, влившись в институты дошкольного образования, действительно получают совершенно другой уровень подготовки.

Но мы сейчас думаем и о другом: о том, что к трём годам личность человека уже сформировалась, каким образом формируется человек после рождения, да и в тот момент, когда в организме матери находится, и до трёх лет.

Мне кажется, важно и то, что мы должны поддержать общественные инициативы, которые адресованы созданию современных социальных практик поддержки и развития русского языка, очень важные, такие как 6 июня – День русского языка, день рождения Александра Сергеевича Пушкина, который отмечается в очень многих странах мира, не только в России. Или, мне кажется, очень важны такие праздники-фестивали – «Тотальный диктант», который в 80 странах мира проводился. Я проводила «Тотальный диктант» в Русском доме в Берлине и была потрясена тем, что записалось сначала 80 человек, вдруг в последний момент прибежали ещё 60, среди них было много немцев. Мне кажется, что это очень важный момент: они захотели проверить свои знания в области письменной формы русской речи.

И прекрасная инициатива у нас в эти дни проходит: съехались дети, школьники из разных регионов – есть и из Донецка, из Крыма, – и они в виде игры, очень интересной, яркой и творческой, изучают русский язык.

И конечно, мне кажется, очень важны вот какие моменты. Мы всё время говорим о письменной форме. «Тотальный диктант» – это письменная форма речи. Давайте подумаем об устной. Ведь как важно, когда в любом окружении, на любом форуме мы слышим прекрасную русскую речь и понимаем, что она такой и должна быть, мы этот язык должны сохранить.

Александр Михайлович говорил о словарях, это очень правильно. Владимир Владимирович, но такие словари нужны огромными тиражами. Я, если Вы разрешите, передам школьный словарь «Русский язык», который выпустил Петербургский университет. Недавно в Северной Осетии мы вручили этот словарь. И надо было видеть радость людей, которые получили такой словарь. Мы смогли его издать только тиражом 15 тысяч экземпляров за счёт фонда «Русский мир», созданного Вами когда‑то. Спасибо большое. Наш словарь должен быть в каждой школе нашей России, мне кажется, тогда польза от этого будет прекрасная. И конечно, комплексный нормативный словарь русского языка как государственного языка Российской Федерации. Это очень важно. Тоже нужен большой-большой тираж, чтобы все регионы могли это увидеть.

Хочу подчеркнуть, что важна инициатива нашего Министерства образования и науки, которое со следующего учебного года будет отслеживать очень важный момент: русский язык как государственный язык Российской Федерации должен изучаться во всех школах России. И при этом число часов на русский язык не может уменьшаться.

Я недавно была в Башкирии и слышала жалобы преподавателей, что число часов на национальный язык иногда за счёт русского языка достигается. Но теперь, благодаря нашему министерству, будет чётко закреплено число часов на русский язык. Это очень важно. Но и национальные языки обязательно должны преподаваться.

Вот о чём я ещё хочу сказать: русский язык и литература как самостоятельная предметная область. Мне кажется, что над этим надо очень хорошо подумать. Ведь русский язык – это язык, на котором дети слушают все предметы. И грамотно, нормативно на чудесном русском языке должны говорить преподаватели всех предметов. Я бы думала, и мы уже это с Дмитрием Викторовичем обсуждали: очень важно, чтобы сегодня русский язык, кстати, и математика тоже были бы предметами и вузовского обучения, во всяком случае, бакалавриата. Это очень важно, учитывая то состояние, в котором находится русский язык сегодня. Мне кажется, что если это произойдёт, то это поможет нам его сохранить.

И ещё важный момент. Мне кажется, что требования к знанию нашего прекрасного языка нужно включить обязательно в число квалификационных требований государственным должностям Российской Федерации, должностям государственной муниципальной службы, государственных муниципальных бюджетных организаций. Требование должно быть – высокий уровень знания русского языка.

И безусловно, мы должны сохранить национальные языки и их богатую культуру. Мне кажется, что здесь нужно думать о высоком уровне преподавательского состава, потому что на самом деле, если наши педагогические вузы будут по соответствующим программам готовить преподавателей, которые прекрасно знают структуру, природу русского и национального языков, я думаю, что эти методы обучения будут гораздо более эффективными. Это, конечно, очень важно. Кадры нам такие нужны.

Когда анализируешь то, что происходит с русским языком… Всё‑таки я оптимистично смотрю в будущее. Если мы огромное количество словарей, которые необходимы, дадим в руки людям, если мы будем готовить преподавателей самого высокого уровня, то и наш прекрасный русский язык как государственный язык Российской Федерации будет развиваться, национальные языки и культуры тоже.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Хубутия Михаил Михайлович, Союз грузин России.

М.Хубутия: Многоуважаемый Владимир Владимирович!

Извините, Вам понравилось, что министров похвалили, а я чуть-чуть покритикую, если можно.

Я бы всей России, и не только России – всему миру порекомендовал издание Министра культуры Мединского, которое он написал, – «Война». Там настолько грамотно описано, что действительно всё понятно.

Но я внимательно почитал 273‑й Федеральный закон об образовании. На чём мы экономим? Объединение школ: ни в одной стране я не слышал, чтобы какой‑то эффект это дало. Пять школ объединяются и один директор – селекторное совещание. Никакого эффекта! Почему мы не спрашиваем у народа? Почему мы не спрашиваем у преподавателей и, самое главное, у родителей, какой эффект?

В регионах в основном и в Москве тоже, уважаемый Владимир Владимирович, происходит что: проводят элементарные уроки, дальше из другой школы преподаватели рекомендуют других репетиторов, и это обходится в немалое количество денег, что доступно не для всех родителей. Поэтому нужно пересмотреть 273‑й закон и обратить внимание на объединение школ.

Вы отметили, что во многих странах русский язык игнорируется. Это, конечно, очень трагично, но мы должны здесь тоже принимать участие по одной простой причине: мы уничтожаем школы с этнокультурным компонентом. Зачем? Они были, и все национальные объединения помогали этим школам. На сегодняшний день этнокультура пропадает.

Следующее. Военно-промышленный комплекс, допустим, вы знаете, поднимается. Был единственный технический университет в Ижевске, который практически уничтожили. Второй технический университет был в Туле – практически нет, а нам нужно воспитывать кадры, которые завтра-послезавтра будут уже преподавателями, поэтому все эти вопросы, извините, естественно, к Министру образования.

Теперь конкретно. Возражаешь, значит, нужно, как говорят умные люди, предлагать альтернативу. Я предлагаю конкретно по Кавказу создать неправительственную организацию «Кавказский дом», где будут объединяться не только отдельные члены, а представители разных некогда братских народов: азербайджанцы, армяне, осетины, грузины, абхазы – естественно, весь Северный Кавказ. Абсолютно аполитичный «Кавказский дом», неправительственная организация, которая будет продвигаться русской культурой и, естественно, русским языком, потому что нам это очень важно.

Уважаемый Владимир Владимирович, я обращаю внимание на это. Я объездил почти весь мир, смотрю, что в Нью-Йорке, что, допустим, во Франции: везде выходцы из Советского Союза говорят не на украинском, образно, или белорусском языке – все говорят исключительно на русском языке, даже те, кто не знал. Поэтому, естественно, нам на эти страны тоже нужно обратить внимание.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас. Спасибо большое.

Дудова Людмила Васильевна, пожалуйста.

Л.Дудова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемое высокое собрание!

Всем нам хорошо известно, что русский язык начинается очень рано: с семьи, с детского сада и, конечно же, со школы. Поэтому не случайно проблема изучения русского языка и литературы в российской школе вызывает особую озабоченность у учителей-словесников. Педагоги понимают, что государственный язык Российской Федерации – это не только основной инструмент обучения всем предметам и трансляция культурного опыта поколений, но это тот самый «замковый камень», который обеспечивает устойчивость и единство нашего огромного образовательного и культурного пространства.

Любое ослабление внимания к проблемам изучения русского языка и литературы беспокоит, особенно если это происходит в многоязычных и поликультурных регионах нашей страны. Наши дети везде должны иметь гарантии качественного обучения государственному языку Российской Федерации, каковым является по Конституции наш русский язык.

Но на самом деле есть ли все возможности и условия для обеспечения этой гарантии? С 1 сентября 2015 года все школьники 5–9-х классов будут учиться по новому стандарту, в котором отсутствует предметное содержание образования. Что это означает? А это означает, что учителя не знают, чему они будут учить детей. Примерные рабочие программы не спасают ситуацию. Родители не знают, что будут изучать их дети, а сами дети не знают, на каком материале они будут достигать предметных результатов. Между прочим, загадка это и для издателей учебников, потому что предметного содержания в стандарте нет. Впрочем, та же ситуация и со стандартом старшей школы, она ещё более сложная, поскольку в старшей школе предметное содержание зависит ещё и от профиля обучения.

Тревожит и уменьшение часов, отводимых на изучение этих предметов как в обычной школе, так и в школе с родным, нерусским, языком обучения. Все предыдущие выступающее обращали на это внимание.

Могу сказать, что по сравнению, например, с 1985 годом количество часов, отводимых на изучение русского языка в школе с русским языком обучения, уменьшилось на 14 часов. Куда ушли эти часы, спрашивается? Они ушли на изучение иностранного языка. Изучение иностранных языков в начальной школе выросло на 12 часов в неделю по новым федеральным государственным образовательным стандартам.

Понятно, что мне как филологу выступать против сокращения изучения каких‑то языков и часов, отводимых на это, просто наивно, потому что любой филолог за то, чтобы изучалось много языков, изучалось хорошо и качественно. Но ни один филолог, ни один лингвист не будет говорить о том, что это должно происходить за счёт сокращения часов, отводимых на изучение государственного языка, который обеспечивает единство: и культурное, и политическое, и территориальное.

Прежде мы имели не только учебные планы, рассчитанные на изучение русского языка в отдельных республиках. Надо сказать, что эти планы принимались на федеральном уровне, утверждались Министерством образования Российской Федерации. Такие планы были в Мордовии, Якутии, Татарстане, Башкортостане, Республике Дагестан и других республиках.

Надо сказать, что специально разрабатывались учебные планы, в которых особое место уделялось изучению русского языка для автономных республик, национальных округов, народов Крайнего Севера и даже для отдельных районов и школ. Например, существовал учебный план для кубачинской школы Дагестана. Это уникальный случай, я вам могу сказать, наверное, и в мировом сообществе.

Сегодня мы имеем совершенно другую ситуацию. На федеральном уровне для основного образования у нас четыре базисных учебных плана, то есть те самые планы, которые обеспечивают изучение русского языка и литературы. И из этих четырёх базисных учебных планов два ориентированы на изучение иностранного языка, второго иностранного языка, и два плана на изучение русского языка. Один план на изучение русского языка как русского государственного, а второй план – без учёта всякого своеобразия, которое имеется в каждом национальном образовании, – изучение русского языка вкупе с родным языком. Нам кажется, что это не совсем правильная ситуация. Пока ещё не поздно, может быть, следует вернуться к этому.

Смущает и то, что амплитуда распределения часов на изучение русского языка и литературы в национальных школах весьма подвижна. Например, она колеблется в учебных планах с 1985 по 2000 год, то есть до введения новых стандартов, от 49 до 76 часов в неделю. Значит, получается, что в каком‑то национальном регионе думающие руководители могут выделить на изучение русского языка, понимая, что это тот самый мост, по которому дети будут шагать в будущее, 76часов, а в каком‑то – 49. Опять же где равенство? Где доступность наших детей к получению качественного школьного образования, а дальше – образования профессионального?

Все эти факты заставили учителей-словесников взяться за разработку концепции школьного филологического образования, о которой уже Владимир Владимирович упоминал. Работа эта велась исключительно по инициативе самих учителей. Выполняла её Общероссийская общественная организация «Ассоциация учителей литературы и русского языка». Мы очень благодарны Людмиле Алексеевне Вербицкой – президенту РАО, президенту Российского общества преподавателей русского языка и литературы и президенту Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы, которая на завершающем этапе возглавила работу по доведению концепции до того уровня, чтобы 28 апреля в Российской академии образования одобрить и принять эту концепцию.

Уважаемый Владимир Владимирович! Есть предложение взять за основу формирования базового содержания федерального государственного образовательного стандарта для школ именно концепцию школьного филологического образования, утверждённую на съезде Ассоциации учителей в ноябре 2014 года в Ульяновске и утверждённую 28 апреля Комиссией по синхронизации примерных рабочих программ и концепции школьного филологического образования, созданной Министерством образования Российской Федерации.

Нужно сказать, что именно концепция и федеральный государственный образовательный стандарт, который на сегодняшний день, к сожалению, далёк от совершенства, диктуют всё‑таки разработку по аналогии с культурно-историческим стандартом и государственного образовательного стандарта школьного филологического образования по русскому языку и литературе как основы, обеспечивающей единство подходов в преподавании русского языка, изучении русского языка и литературы как родных, так и второго языка или русского как неродного, если следовать устоявшимся определениям.

Хочется поддержать прозвучавшее предложение, уважаемый Владимир Владимирович, о выделении русского языка и литературы в отдельную образовательную область. Надо сказать, что образовательная область филологии, в которую сейчас входят русский язык и литература, – одна из самых многопредметных, а вместе с тем на предмет технологии или предмет технологии составляет отдельную образовательную область. Я понимаю, нам нужны рабочие кадры, нам нужны инженеры, но и рабочие кадры, и инженеры, и воины должны грамотно, правильно говорить на русском языке и уметь грамотно, постигая все смыслы, читать любые тексты, в том числе и художественные.

Нужно сказать, что это далеко не полный перечень, связанный с изучением русского языка и литературы. Но хочется надеяться, что обозначение этих проблем на столь высоком собрании и предложения, которые прозвучали, могут сыграть, бесспорно, положительную роль в восстановлении и развитии лучших традиций российского филологического образования, которыми мы действительно можем гордиться.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Куценко Гульвайра Куденовна, пожалуйста.

Г.Куценко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета!

Знание родного языка и владение им способствует формированию национального самосознания и усилению этнической идентичности. По этой причине вопросы сохранения языков коренных малочисленных народов являются приоритетными. Они должны иметь возможность изучать родной язык начиная с дошкольного возраста, а те из них, которые продолжают вести кочевой образ жизни, возможность совмещать традиционный образ жизни и обучение.

И в этом смысле наша страна имеет передовой опыт. Только в нашей стране существуют уникальные школы, в которых обучение, в том числе и родному языку, происходит без отрыва от родного дома.

Хороший опыт в этом направлении наработан в Республике Саха (Якутия), где существует 13 образовательных учреждений, которые находятся в составе родовых общин, кооперативов. В зимнее время занятия происходят в помещениях, а занятия в кочевых школах проходят в палатках.

Также одной из интересных форм изучения родного языка являются летние лингвистические школы. Я хотела бы поделиться опытом проведения такого лагеря нашей организацией, когда в течение трёх недель мы собирали ребят, подростков из двух регионов проживания коренного малочисленного народа Алтайского края – кумандинцев. Для них проводили занятия родному языку. Конечно, эти занятия родному языку не могут проводиться в отдельности, например, от занятий истории и культуры родного края. Также проходили параллельно у нас занятия и по национальной кухне, и по национальному костюму, борьбе, танцам, горловому пению. Что хотелось бы отметить? Что дети-подростки не только изучали свой родной язык, но также и вносили вклад в его развитие. Например, сочиняли современные песни, в нашем случае это был рэп на родном языке.

Я поделюсь также проблемами, с которыми мы столкнулись при проведении данного этнолингвистического лагеря. Первая проблема касалась того, что дети-подростки, представители коренного народа, очень стеснялись говорить на родном языке, что в принципе является косвенным подтверждением того, что изучать родной язык и владеть им достаточно непрестижно.

Вторая проблема – это отсутствие учебников и пособий на родном языке. Вследствие этого наши педагоги, которые являлись прямыми носителями родного языка, вынуждены были пользоваться собственными разработками. По нашему мнению, это снижало уровень подготовки наших детей.

И третья проблема в том, что у нас практически отсутствовала детская художественная литература для чтения на занятиях по родному языку. А ведь именно детская художественная литература, собственно, развивает интерес к родной культуре и формирует потребность в изучении родного языка.

Хотелось бы отметить, что те проблемы, которые я озвучила, характерны не только для конкретного коренного народа, но в основном и для других коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. В последние годы очень мало художественной литературы издаётся на языках коренных малочисленных народов. В разных субъектах работа по изданию художественной детской литературы на языках коренных малочисленных народов ведётся по‑разному и в большей степени зависит от степени внимания, уделяемого руководителями регионов.

И нам также хотелось бы обратить внимание Министра культуры Владимира Ростиславовича Мединского на тот факт, что на федеральном уровне у нас практически отсутствует информация о том, что, где, когда и в каких объёмах издаётся. Нам необходима федеральная база данных или электронный каталог с информацией об учебниках, методических пособиях, художественной литературе, которая издаётся на языках коренных малочисленных народов. И соответственно, для тех языков, которые не имеют собственной письменности. Нам необходима база данных с записями живой речи носителей языка.

Резюмируя то, что я сказала, хотела бы отметить, что мы рекомендуем, чтобы субъекты Российской Федерации, на территории которых проживают коренные малочисленные народы, всё‑таки усилили поддержку языков коренных малочисленных народов посредством развития уже апробированных форм. То есть это кочевые школы, лингвистические лагеря, возможно, круглогодичные, национально-образовательные центры, а также с помощью таких технологий, как дистанционное обучение и воскресные школы.

Наша рекомендация ещё касается того, чтобы отнести к социально значимой художественную детскую литературу, издаваемую на языках коренных малочисленных народов.

И последняя рекомендация. С целью поддержки и поощрения писателей из числа коренных малочисленных народов, которые вносят творческий вклад в обогащение своей национальной литературы и развитие письменности на родном языке, необходимо учредить отдельные литературные премии.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое за Ваши предложения.

Пожалуйста, Деметер Надежда Георгиевна.

Н.Деметер: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Советов!

Тема, которой посвящено сегодняшнее заседание, конечно, очень важна для будущего России. В такой большой, многонациональной, многоязыковой стране невозможно существовать без русского языка, который объединяет все народы, живущие здесь. Мы все должны взаимодействовать. И надо учитывать такие факторы, как школа, этническая среда, социальные перемещения населения, служба в армии, участие в миграционных потоках, межнациональные браки и многое другое.

Знание русского языка – это неотъемлемый признак формирования общероссийской идентичности. При этом все этносы должны иметь возможность развивать свой родной язык и национальную литературу.

В России, и я горжусь этим, сохраняются языки, у которых всего 200–250 носителей. Нужен баланс, нужно соблюдать две группы факторов: и тот, который позволяет благоприятно развивать родные языки народов России, и те, что детерминируют широкое распространение русского языка, языка государственного, способного консолидировать многоязычное общество и создать условия толерантного отношения друг к другу.

Я хочу привести близкий мне пример, это цыгане, которые живут по всей России. Они всегда двуязычны, а в странах СНГ трёхъязычны. Они знают кроме своего родного языка, как правило, язык окружающего населения и русский язык. Это стало их жизненной необходимостью для контактов с окружающим населением. И хотя цыганский язык остаётся основным коммуникативным средством общения внутри цыганской общины и рассматривается цыганами как очень важный маркер национальной идентичности, тем не менее они владеют языками окружающих народов. Но, к сожалению, к большому сожалению, цыганский язык нигде в России не преподаётся.

Но, пользуясь случаем, я хочу поблагодарить Вас, уважаемый Владимир Владимирович, а также Вячеслава Викторовича Володина и Дмитрия Николаевича Козака за внимание, проявленное к цыганам, благодаря которому был создан специальный комплексный план мероприятий по социально-экономическому и этнокультурному развитию цыган в Российской Федерации на 2013–2014 годы. Мы высоко ценим эту первую попытку помочь цыганам вообще в истории российского государства. К сожалению, действие плана закончено. Лучше всего работали представители УФМС. Результатом этой работы стало получение цыганами большого числа паспортов, а значит, многие смогли трудоустроиться. Многие пункты плана, к сожалению, не выполнены из‑за отсутствия предусмотренного финансирования.

Огромные сложности в решении многих вопросов вызваны неопределённым статусом цыган. Они не относятся ни к коренным народам, ни к малочисленным народам Российской Федерации, зафиксированным нашим законодательством. Но цыганский вопрос актуален для России, и его решение выгодно всему обществу и практически всецело зависит от государства.

Необходимо выработать единую государственную политику по полноценной интеграции цыган в российский социум. Наш опыт показал, что самым эффективным стало бы создание специального комитета по делам российских цыган при Правительстве Российской Федерации, как это сделано во многих странах.

Сейчас создаётся федеральное агентство по делам национальностей. Мне кажется, было бы очень логичным, если бы там был создан специальный комитет или отдел по аналогии с отделом по делам казачества, как народа, не имеющего государственности вообще нигде в мире.

Используя трибуну, учитывая то внимание, уважаемый Владимир Владимирович, с которым Вы отнеслись к проблемам российских цыган, мы обращаемся к Вам с конкретной и самой насущной просьбой. Очень много лет, больше 25 лет, мы безуспешно пытаемся решить вопрос о создании федерального культурного образовательного центра российских цыган с размещением в нём отдела изучения истории и культуры цыган, музея, библиотеки, помещений для занятий коллективов, деятельности общественных организаций, концертного зала, зала заседаний. Учитывая тот факт, что цыгане не представлены в административном управлении ни на муниципальном, ни на региональном, ни на федеральном уровнях, они не представлены ни в Государственной Думе, ни в Общественной палате, то создание центра создаст условия для формирования общегражданской идентичности, более активной интеграции цыган в общественно-политическую, социально-экономическую и культурную жизнь России и выполнит роль координирующего и консультирующего органа.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Гильмутдинов Ильдар Ирекович, пожалуйста.

И.Гильмутдинов: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Хотел бы, будучи руководителем общественной организации – национально-культурного центра татар России, поделиться тревогой.

Так получилось, что за пределами республики проживает большинство татар, больше трёх с половиной миллионов, в самой республике – два миллиона, они компактны. Конечно, для них, тех, кто проживает за пределами, большая проблема, большой вопрос в сохранении языка. Я с тревогой это ощущаю, потому что мы много проводим мероприятий: и лингвистические лагеря, фестивали и конкурсы, я вижу, что наши дети и молодёжь, количество, которое разговаривает, даже не то, что разговаривает, а понимает, с каждым годом уменьшается.

Конечно, нам бы хотелось, чтобы в регионах и руководители регионов, и система образования этих регионов шли навстречу, когда мы обращаемся с предложением открыть образовательные школы, классы с этнокультурным компонентом, потому что, честно говоря, очень тяжело убедить их в этой необходимости. Всё идёт очень тяжело.

Конечно, очень помогает Татарстан. Я благодарен руководству Татарстана не потому, что сам представляю Татарстан, а на самом деле огромная поддержка, помощь, понимание. Здесь разговор шёл о федеральных учебниках, о федеральном реестре, благодаря Татарстану эти учебники для начальных классов зарегистрированы, но для четвёртых и дальше – 5–9-х классов – учебников нет. То есть получается, что когда мы в Ульяновске или в Мордовии в школах с этнокультурным компонентом классы начинаем по этим учебникам обучать, то приходят проверяющие и говорят: «Извините, а где в реестре эти учебники? Их нет». Соответственно, возникает больше проблем. Просьба огромная быстрее нам совместно этот вопрос решить.

И такой вопрос у меня. Почему мы только ждём, когда национальные республики эти учебники сделают, напечатают в электронном виде и принесут, только тогда реестр? Я бы хотел, чтобы федеральный центр, Министерство образования, Академия образования и средства выделяли на это, не только для учебников татарского языка, но и остальным народам. Ряд регионов не сумеет самостоятельно это сделать. Была бы такая поддержка…

Я очень поддерживаю мысль по поводу подготовки специалистов для преподавания родных языков. К сожалению, во многих субъектах кафедр, где в том числе присутствовали бы русский язык, литература и родной язык и литература, нет, они закрылись. Я подтверждаю. Мы ощущаем огромные проблемы с преподавательским составом. Даже конкретный пример: Московский государственный педагогический университет, где у нас была группа, готовили учителей русского языка и литературы и татарского языка и литературы. Уже несколько лет мы не можем взять бюджетные места для подготовки этих специалистов. Переписка между Минобром и институтом уже несколько лет продолжается, никак не можем это решить, а кадры нужны. Огромная просьба всем нам обратить внимание на эту проблему.

Есть ещё один вопрос, связанный с образованием. Сегодня отсутствуют утверждённые варианты учебных программ для субъектов, которые имеют законодательно закреплённое двуязычие. Это вопрос, наверное, времени и технологический. Нам бы хотелось, чтобы этот вопрос был решён.

Владимир Владимирович, хотелось бы, я об этом не раз говорил, чтобы на федеральном информационном поле, на наших телевизионных каналах было больше передач, связанных с историей, культурой и традициями, в том числе передач с сохранением языка. К сожалению, их мало. Можно было бы использовать передачи, которые готовятся на региональном, субъектовом уровне. Есть очень интересные, красивые передачи. Почему бы их не показывать через федеральные каналы?

Мы так и думали, когда общественный российский канал создавался – и мы тоже участвовали, – говорили, что будут передачи именно на этом канале, но их там практически нет. Почему‑то всё время опять какие‑то зарубежные.

И, Владимир Владимирович, я ещё раз хотел бы подтвердить, что национальные республики с великим уважением поддерживают русский язык. Я могу сказать, что в Татарстане есть отдельная ведомственная программа – поддержка русского языка.

За последние годы количество «стобалльников» по русскому языку увеличивается. В 2013 году было 60 учеников, в этом году – 69. И самое для меня радостное, например, минимальный порог, кто не сдал ЕГЭ по русскому языку, с 0,9 процента в 2013 году уменьшился до 0,2 процента в 2014 году. Это говорит о нашем внимании. Поэтому я некоторым нашим оппонентам, которые говорят о том, что за счёт русского языка изучаются родные языки, это неправильно. Этого даже стандарты и сама система образования не допускают. Конечно, нам нужно больше уделить внимания качеству подготовки преподавателей, качеству обучения, методике. И если будем двигаться в этом направлении, то у нас будет всё хорошо.

Спасибо большое, Владимир Владимирович.

В.Путин: Есть одна системная проблема тем не менее, я об этом вскользь упомянул. Поскольку русский язык входит в общее понятие «филология», когда количество часов национальных языков увеличивается, это делают, как правило, за счёт сокращения часов по русскому языку, вот в чём проблема, а не за счёт каких‑то других составляющих процесса обучения. Мы, собственно, для этого и собрались, чтобы подумать, как выравнивать подобные вещи без ущерба и для русского, и для национальных языков народов Российской Федерации.

У Бориса Петровича Екимова, по‑моему, есть какое‑то или предложение, или замечание, или реплика. Пожалуйста, Борис Петрович.

Б.Екимов: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги!

Девочка спрашивает: «Почему, когда мы совсем маленькие, мы не умеем говорить, а потом подрастём и умеем говорить?» И сама отвечает торжественно так: «А потому, что нас учат».

О многом здесь говорится всё правильно. Но что я думаю? Сейчас, конечно, если два часа в неделю литература с 5‑го по 11‑й класс, а когда по 30 авторов и плюс ещё мифы Древней Греции, древнерусская, то, конечно, это не то. Можно увеличить это, можно приказом министра сделать.

Учебники. «Родная речь» в 1964 году была: десять произведений Толстого, 11 – Ушинского, Пушкин, Лермонтов и ещё десяток. Книга для чтения, аналог этого, где‑то в 2014‑м: Толстой – один из старого, забытого, две-три строфы Пушкина и кого‑то ещё, но зато 30 детских писателей. «Гусь Гога и гусь Гага, друг без друга ни шага. Мы идём, идём, идём, мы клюём, клюём, клюём. Все, что встретим на пути, ти-ти-ти, ти-ти-ти». Пересмотреть учебники – это делать нужно, подчеркну, с участием учителей-практиков.

Многое можно сделать сверху. Наша Волгоградская область не очень глухая. Городок, район, в котором я живу, в 80 километрах от города, но из 400 преподавателей одна четвёртая часть – это пенсионеры, из 40 преподавателей русского языка и литературы треть – пенсионеры. Молодых нет совершенно, и они не приходят. Не приходят, потому что статус учителя не одномоментно – за последние 20–25 лет – снижен до нижайшего уровня. Нет, наверное, профессии, которая ниже.

Простой пример. Приходит учительница, первый год она преподавала в начальных классах, два месяца проработала, пришла в районо, говорит: «Вы меня, пожалуйста, переведите в детский сад, потому что в детском садике у меня будет 18 тысяч зарплата, а здесь я меньше, чем уборщица, получаю».

Очень многими правильно было сказано, что нужно повысить до среднего по региону, до 25 тысяч, и всё. Но за счёт чего? И отчитываются неплохо, и есть учителя, которые получают и по 25 тысяч, и по 30 тысяч, и по 50 даже, говорят, в Москве. Но за счёт чего? Ведь базовая – 6 тысяч. От 18 часов, которые учитель русского языка и литературы должен преподавать. Найдите такого учителя, у которого нагрузка была бы 18 часов. 25, 30, до 50. И не только потому, что он хочет заработать, а потому, что уже нет учителей русского языка и литературы и других учителей тоже.

В одной из школ у нас опять с нового года шесть учителей нет. Они и так бегали, сначала в четвёртом классе позанимаются, потом в шестой бегут на русский язык. Позанимается в одном классе, бежит в другой. «Да я бы, – говорит, – никуда не пошла, меня директор просит». Вот они пенсионеры.

Педагогические институты. Я социологических исследований не проводил, но разговариваешь с преподавателями институтов, разговариваешь с выпускниками, с молодыми учителями, которых очень мало, и спрашиваешь: «Вас же много выпустили, почему учителей‑то нет?» Все они отвечают: 80–90 процентов студентов, которые приходят в педагогические институты и учатся там, не собираются быть учителями, им нужен диплом, который очень просто получить в педагогическом институте. Туда просто поступить, просто учиться. Потом они будут заниматься чем‑то другим. И только где‑то 10 процентов пойдут в учителя. Почему? Потому что у нас учитель кем стал? Кто сейчас скажет: «Учитель, перед именем твоим позволь смиренно преклонить колени?» Они у нас ниже всех. Не говорю уже о банковских служащих, военнослужащих и всех прочих. В нашем райцентре, я знаю точно, за последние 20–25 лет ни один учитель не получил жилья. А может ли он заработать себе на квартиру при той заработной плате, которую он имеет? И не только у нас. А в городе не то же самое?

У нас за последнее время в посёлке построили для военных шесть или семь домов. Замечательно! Но прежде, когда строились дома заводами, фабриками, строились колхозами, 10 процентов, по‑моему, было для города. И эти квартиры распределялись для учителей. Дети военных, которые сейчас получили квартиры, учатся в школах, и они сами получают медицинскую помощь в поселковых больницах. Но ни одному из них квартиры там не дали и не будут давать.

Я понимаю, что мгновенным каким‑то указом этого не решить. Но потихоньку, спокойно, обдуманно нужно начинать поднимать статус учителя, чтобы снова вернулись в школу преподаватели-мужчины. Сейчас же их нет. А последние, которые есть, уходят мгновенно. Был у нас преподаватель иностранного языка, год проработал, похвалился: на зарплату ботинки купил, сейчас ушёл работать стюардом. Другой поработал учителем физкультуры, а у него Егор родился, ему жильё нужно, ушёл в воинскую часть.

Думать над этим надо. И не только думать, но и начинать, пусть небольшими шагами, спокойно, советуясь обязательно с учителями-практиками. Думаю, что пришло время поднимать статус учителя.

Спасибо вам.

В.Путин: Спасибо большое.

Просит слова Алина Афакоевна Левитская, потом Игорь Леонидович Волгин, Людмила Михайловна Кольцова и Дискин Иосиф Евгеньевич. Я бы предложил на этом список закрыть, чтобы коллеги, которые просят слово, выступили, а потом подведём итоги.

Пожалуйста, Иосиф Евгеньевич, прошу Вас.

И.Дискин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В рамках обсуждаемой темы считал бы необходимым остановиться на роли гражданского общества. В своём памятном выступлении на заседании Совета Безопасности в прошлом году Вы обратились к гражданскому обществу с призывом активно участвовать в решении межнациональных проблем. Актуальность этого призыва сегодня лишь выросла.

Сегодня, и это хорошо известно социологам, растёт значение различных идентичностей: национальной, культурной, религиозной, любви к своей малой родине. А доброхоты извне, к сожалению, у нас эксплуатируют этот объективный процесс, пытаются столкнуть его с идентичностью общероссийской. Президентский курс «покусывают» исподтишка, объявляют нереалистичным. На деле же это единственный реалистичный курс, избегающий крайностей, как неприемлемого для нас плавильного котла, с одной стороны, сужающего возможности идентичности столь дорогой для большинства россиян, и мультикультурализма, прорывающегося в политику и подрывающего государственное единство – с другой. Отдают ли эти критики себе отчёт в цене своих наскоков для единства нашей общей Родины?

В сегодняшнем обсуждении невозможно обойти роль культуры, включая культуру языковую, в межнациональных отношениях. Следует с горечью признать снижение влияния культуры на социальную ситуацию в нашей стране. Для большинства образованных и активных людей произведения литературы и искусства уже не становятся фокусом общественного внимания, наставниками жизни. Исследования показывают, что декларируемые ценности не становятся жизненными принципами, а они в свою очередь не превращаются в действие. Великие традиции русской и советской культуры, утверждавшие братство народов России, – уже не фундамент барьера на пути межнациональных напряжений. Решение всех этих проблем невозможно без активного участия гражданского общества.

Важнейшее направление национальной политики – повышение социальной роли культуры. Принципы национальной политики должны войти в общественное сознание. Ценности российского единства, братство народов России должны стать нравственным императивом. Важным шагом на этом пути должен стать форум народов России, приуроченный ко Дню народного единства. Его названием может стать «Все мы – Россия!». Его фокусом должен стать вклад народов России, национально-культурных автономий, структур гражданского общества в наше единство, в гражданское и патриотическое воспитание.

Прошедший недавно конгресс «Все мы – Россия!» просил меня поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за приветствие конгрессу. Принятое в ответ конгрессом обращение с призывом к общественной консолидации вокруг президентского курса национальной политики было поддержано большинством общественных палат, общественными движениями, объединениями и активными гражданами. Начатый общественный диалог – реальная поддержка президентского курса.

Участие гражданского общества нуждается в поддержке со стороны государства. Владимир Владимирович, нужно наконец хоть со второго подхода решить вопрос о создании фонда поддержки общественных проектов в области межнациональных отношений. Почему я говорю, что со второго подхода? Первый раз Правительство – здесь ругали министров, но уже приходится и Правительство – замотало рекомендации Совета по межнациональным отношениям по созданию такого фонда. Может быть, представители Правительства всё‑таки услышат? Общественная палата готова подключиться к формированию, созданию такого фонда.

Ещё один большой вопрос – взаимодействие государства и гражданского общества. Сегодня обсуждается организация общественного движения в поддержку общероссийской гражданской акции «Все мы – Россия!». Есть энтузиасты, но есть и скептики. Я глубоко убеждён, что только широкое объединяющее движение сможет завоевать умы и сердца россиян, защитить президентский курс национальной политики, стать опорой национального единства.

Сегодня очень специфический момент. «Бессмертный полк» создал новую общественную ситуацию. Движение «Все мы – Россия!» стало бы поддержкой национального единства. Такое движение стало бы ещё и исполнением завета великого русского поэта, основоположника просвещённого консерватизма Фёдора Ивановича Тютчева. «„Единство, – возвестил оракул наших дней, – // Быть может спаяно железом лишь и кровью…‟ // Но мы попробуем спаять его любовью, – // А там увидим, что прочней…»

Владимир Владимирович, слово за Вами.

В.Путин: Спасибо.

Алина Афакоевна Левитская, прошу.

А.Левитская: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания! Дорогие коллеги!

Сегодня уже в нескольких выступлениях прозвучала попытка связать проблемные вопросы с несовершенством наших федеральных государственных образовательных стандартов. Я хочу сказать в защиту стандартов. На самом деле стандарты как никогда открывают широкие возможности для выстраивания образовательного процесса в каждом субъекте с учётом конкретной языковой и культурологической ситуации.

Во‑первых, четырёхлетний бакалавриат позволяет готовить только учителя языка или только учителя литературы. Пятилетний бакалавриат – учителя русского языка и литературы и аналогично национального языка и национальной литературы. Более того, мы никогда не имели этой возможности, а сейчас имеем эту прекрасную возможность.

Господин Тултаев, Вы говорили о том, что традиционно в нашей стране готовили специалистов с двойной квалификацией: учитель родного языка и литературы, русского языка и литературы. Да, это было очень важно, во‑первых, для общей филологической культуры, профессиональной эрудиции выпускников таких отделений. Это позволяло учителю языка, конечно, очень грамотно, профессионально точно устранять явления интерференции на уроках в школах с родным нерусским языком и обеспечивать успешно освоение и родного, и русского языка. А на уроках литературы позволяло учителю с такой двойной квалификацией проводить как сквозную тему – тему взаимовлияния и взаимодействия литературы народов России и великой русской литературы.

Но я хочу сказать, что и сегодня эта возможность есть, причём она более вариативная и более интересная. Мы в рамках пятилетнего бакалавриата можем готовить учителя родного языка и русского языка или учителя родной и русской литературы. Но другое дело, что, к сожалению, сегодня ни в педагогических институтах, ни в классических университетах такие учебные планы не реализуются. И вот это проблема, которая требует изучения, нужно понимать, в чём дело. Может быть, потому что подготовка учителей-словесников подобной квалификации требует перестройки учебного процесса и в пединститутах, и в классических университетах? Может быть, потому что кадровая, научная и учебно-методическая база образовательного процесса в настоящее время не вполне отвечает требованиям федеральных государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования и не соотнесена с содержанием стандарта школьного образования?

Более того, мы наблюдаем, что в большинстве региональных пединститутов не ведётся подготовка по магистерским программам для школы старшей ступени, для профильной школы, а классические университеты в силу разных причин уклоняются, очень неохотно берут на себя ответственную миссию. И в классических университетах мы из года в год наблюдаем сокращение штатов на кафедрах русского языка и русской литературы.

В этой связи у меня есть предложение. Мы приняли прекрасную федеральную целевую программу «Русский язык» на 2016–2020 годы. И в этой федеральной программе чётко обозначены две задачи: обеспечение реализации функций русского языка как государственного языка Российской Федерации и – вторая задача – создание условий для функционирования русского языка как языка межнационального общения народов России. В рамках решения этих задач, мне кажется, нужны мероприятия, позволяющие проанализировать реальную ситуацию с подготовкой учителя для школ с разным типом учебного плана, что у нас с подготовкой кадров для вузов и педагогических, и классических университетов. Традиционная система повышения квалификации вузовских работников, которая работала в советское время, сейчас не работает. Нужна какая‑то другая система.

И я хотела бы сказать ещё об одной проблеме, которая связана с тем, что мы обсуждаем, – это проблема обучения иностранному языку детей в школах с родным нерусским языком. Их обучают иностранному языку со второго класса с опорой на русский язык, который тоже является для них неродным. И даже на средней ступени они ещё недостаточно подготовлены, для того чтобы их учили иностранному языку с опорой на неродной язык. Здесь очень актуальна проблема подготовки учителя иностранного языка и родного языка, с двойной квалификацией. Эта задача тем более актуальна, что всё большую силу набирает модель поликультурной школы у нас в разных регионах. В Татарстане успешно развивается модель поликультурной школы, в Северной Осетии, в Чечне, когда с первого класса дети учатся одновременно на родном, русском, а со второго класса – на иностранном языке.

Назрела необходимость провести предметный, детальный анализ этого опыта экспертным сообществом Российской академии образования, Министерством образования, потому что это наиболее, мне кажется, эффективный путь, с одной стороны, сохранения и развития языкового разнообразия России, с другой стороны, укрепления позиций русского языка как общегосударственного, как языка межнационального общения. Кроме того, внедрение модели поликультурной школы даёт в национальных республиках мощный импульс для развития научных исследований в области родного языка, истории литературы, традиций, обычаев, для создания учебников нового поколения, разработки новых методик обучения.

Поэтому я обращаюсь и к Людмиле Алексеевне, и к Дмитрию Викторовичу, с тем чтобы уже в ближайшее время было дано поручение провести предметный анализ опыта, потому что дети уже в 10–11‑м классе, они завершают обучение в этой экспериментальной поликультурной школе.

И я поддерживаю предложение Людмилы Алексеевны о том, чтобы в вузах мы в перечень обязательных компетенций для всех выпускников наших университетов как обязательную компетенцию, как сформированную компетенцию ввели компетенцию «культура русскоязычной устной и письменной речи». В нашем Северо-Кавказском федеральном университете мы это три года назад решением учёного совета сделали. Равно так же, как я поддерживаю предложение Владимира Ильича Толстого о том, что нам нужен федеральный орган, к компетенции которого были бы отнесены все вопросы координации государственной политики в сфере упрочения позиций русского языка как государственного, как языка межнационального общения, вопросы создания условий для развития и русского языка, и языков народов нашей страны как родных.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас.

Пожалуйста, Казаков Валерий Николаевич.

В.Казаков: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Вы знаете, я не согласен с теми товарищами, которые нам предлагают издать справочники и словари и решить проблему русского языка. Вообще, творцом русского языка является народ и писатель, поэтому у меня две реплики.

Владимир Владимирович, с нового учебного года необходимо воскресить кафедру переводов в Литературном институте. Это сделать можно на паях как за счёт бюджета регионов, так и за счёт федерального бюджета. Это первое.

Второе. Если мы говорим серьёзно о литературе, необходимо внести в перечень рабочих профессий профессию «писатель», её нет там. Люди уходят на пенсию по возрасту как бомжи. Нужно этот вопрос решать.

И третий вопрос. Необходимо решить, Владимир Владимирович, вопрос с Союзом писателей России. Он существует. Это шесть с лишним тысяч Ваших сторонников, которые ратуют уже на протяжении 20 лет за единую и сильную Россию, а их отправляют за грантами. Гранты вообще придумали западные спецслужбы, чтобы помогать своим. Нужно нормальное целевое финансирование этого института.

Всё. Большое спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Игорь Леонидович Волгин, пожалуйста.

И.Волгин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я думаю, в таком высокоинтеллектуальном собрании не нужно говорить о необходимости защиты русского языка, о его важности, о его месте в культуре. Это само собой подразумевается. Я хочу только напомнить, что, скажем, в старославянском языке слово «народ» и слово «язык» синонимичны, то есть фактически речь идёт о сбережении народа, когда мы говорим о сбережении языка.

В 90-е годы мы пережили некоторую лингвистическую катастрофу, можно сказать, которая была следствием национальной катастрофы – распада страны и всех сопутствующих явлений. Это, конечно, отразилось и на языке.

Повреждение языка – это, помимо прочего, и повреждение жизни, не способной выразить себя в ясных драматических формах и поэтому всегда готовой отступить в зону случайного и, скажем, беззаконного. Что такое язык? Язык – это неписаная конституция государства. Несоблюдение этого духа ведёт к очень серьёзным последствиям.

Совершенно справедливо было сказано о том, что сохранение языка соответствует задачам национальной безопасности страны и задачам, я бы сказал даже, ментальной безопасности, потому что всё сходится. Когда Пушкин говорит: «Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой, // И назовёт меня всяк сущий в ней язык», – он имеет в виду не только, что его будут переводить на тунгусский и на калмыкский – его народы назовут. «Всяк сущий в ней народ», – имеет в виду Пушкин, по‑русски его назовут так, как некое единое начало.

Хочу привести только одну цитату, это цитата из Мандельштама. Осип Мандельштам в статье о Чаадаеве говорит: «Чаадаев, утверждая своё мнение, что у России нет истории, упустил одно обстоятельство, а именно язык. Столь высокоорганизованный, столь органический язык не только дверь в историю, но и сама история. А не менее двух-трёх поколений могли бы привести Россию к исторической смерти. Отлучение от языка равносильно для нас отлучению от истории». Вот всё этим сказано. Действительно это так.

И у меня в этой связи есть два предложения, очень простых и не требующих большого финансирования или каких‑то бюджетных вложений. Здесь это уже упоминалось.

Первое. Введение обязательного экзамена по русскому языку для всех без исключения выпускников высших учебных заведений, включая и гуманитарные, и технические. Если выходит безграмотный врач, вы будете лечиться по рецепту, который написан с грамматическими ошибками? Не будете, потому что это свидетельствует о том, что он плохо знает не только язык, но и свою профессию. Это элементарная вещь.

Такой пример. Когда лейтенант ГИБДД выписывает мне штраф и протокол заполняет с 15 ошибками, я начинаю думать, что государство неграмотно, потому что он представляет собой государство.

У меня два предложения. Первое – ввести общий обязательный экзамен по русскому языку для всех выпускников высших учебных заведений. Это не требует никаких затрат. Это можно сделать элементарно в рамках существующей образовательной системы. И это даст немедленный, я думаю, результат.

Вот говорили тут сегодня, что вырос процент «стобалльников» по русскому языку, тех, кто поступает в вузы. Но заметьте, что понизился необходимый процент, минимальный для поступления. Он понизился. И поэтому посмотрите, как пишут наши абитуриенты – это довольно грустная картина. Но они выходят из вузов, они должны всё‑таки владеть родной речью.

Если мы требуем от мигрантов сдачи экзамена по русскому языку, то почему мы, аборигены, обитатели страны, коренные жители, не должны знать язык хотя бы на уровне 10‑го класса? Хотя бы. Это раз.

И второй момент, более спорный, но, мне кажется, могущий дать мгновенные, очень быстрые результаты, – проведение квалификационных экзаменов, начиная с определённого уровня, чиновников. Это имеет исторический аналог. Я приведу пример: указ Александра I от 6 августа 1809 года – указ, инициированный Сперанским, где говорилось, что все претендующие на гражданские должности, начиная с коллежского асессора, должны иметь либо университетский диплом, либо сдавать экзамен. Причём экзамен какой? Русский язык, иностранный язык, римское право, общее право, уголовное право, географию, физику, всеобщую историю, русскую историю, статистику. Я не говорю сейчас о таком. Вряд ли многие наши чиновники, при всём уважении к ним, выдержат такой объём знаний. Но хотя бы по русскому языку – что даст немедленный сигнал вниз. Коллежский асессор, это восьмой класс по табели о рангах, давал право на личное дворянство. И это можно сделать. Это можно сделать элементарно, я повторяю, без каких‑то чрезвычайных расходов.

Правда, Сперанский на этом погорел. Через три года дворянство возмутилось. Его уволили, сослали в Нижний Новгород и лишили всех должностей. Я думаю, что моё предложение не повлечёт такого рода кары.

Спасибо.

В.Путин: Вас куда увольнять‑то? Вы и так нигде не работаете.

И.Волгин: Как не работаю? Я в университете работаю, я штатный профессор. Так что есть.

В.Путин: Вы знаете, Сперанский инициировал, я думаю, в связи с тем, что тогда у элиты основной язык часто был французский, не русский. Поэтому это имело особый смысл. Этот смысл был, безусловно.

Что касается сотрудников ГИБДД, когда они выписывают квитанцию с ошибками, знаете, о чём я подумал: «Слава богу, что хоть квитанцию выписывают». Пускай с ошибками, но главное, чтобы выписывали.

А по поводу рецептов с ошибками: знаете, когда рецепт читаешь, там прочитать невозможно, врачи так пишут, что вообще не разобрать. Но это правда.

Что касается экзамена по русскому языку для всех, сейчас я не буду окончательно ничего говорить, что какие‑то решения примем, но в целом, безусловно, Вы правы, все правы: надо повышать уровень знания родного языка. Только так можно его сохранить и развивать на достойной базе, на достойной основе.

Спасибо большое.

И, пожалуйста, Кольцова Людмила Михайловна, Воронежский университет.

Л.Кольцова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хочу обратить внимание на те строчки, которые записаны в проекте решения нынешнего высокого собрания, и всей душой, всем сердцем поддержать Бориса Петровича Якимова, который говорил о том, кто и как будет учить, в том числе и русскому языку.

Состояние, освоение и функционирование русского языка, как записано в проекте решения, зависит от того, кто и как будет обучать русскому языку. И поэтому необходимо сохранение, укрепление, поддержка кафедр русского языка в классических университетах и педагогических вузах, которых осталось – на пальцах одной руки можно посчитать. К счастью, в нашем, Воронежском университете сохранилась кафедра русского языка. И набор увеличить, который свели до нуля. А в классическом Воронежском университете, где, на моей памяти, был набор 140 человек на филологический факультет, в этом году набор 10 человек.

У нас повышается рождаемость, через семь лет этих родившихся детей некому будет учить русскому языку, и не только в национальных республиках.

Русский язык – это не только язык великой литературы, это язык великой науки. И благодаря великой науке, фонологическим исследованиям Николай Феофанович Яковлев создал математическую формулу построения алфавита, которая не потеряла своего значения сейчас для мира. Не только у нас есть бесписьменные языки, но и на Африканском континенте, например, используют труды наших лингвистов, для того чтобы создавать алфавиты для бесписьменных народов. Это величайшая культурная задача всемирного значения.

Михаил Васильевич Ломоносов определял так цель науки: удовольствовать любопытствующее око и увеселять летающее остроумие. А сейчас мы слышим по телевидению человека, который разрабатывает стратегию образования, и он говорит следующую фразу: «Потребитель в лице родителя должен получать образовательные услуги за счёт эффективного менеджмента в образовании». Людей, которые так говорят и которые так думают, на пушечный выстрел нельзя подпускать к образованию и к просвещению.

Хорошего должно быть три, поэтому второе, о чём я хочу сказать. Есть такой показатель, как академическая мобильность. Академическую мобильность часто в вузах понимают как участие в конференциях различного уровня. Мне кажется, что академическая мобильность, которая входит в показатель работы вузов, должна заключаться в том, что ведущие филологи-русисты – я о русистах сейчас говорю, – которые проходят конкурс, должны хотя бы раз в пять лет один семестр поработать в другом вузе и хорошо бы в национальном вузе. Это очень полезно для профессоров, чтобы они не почивали на лаврах. Я на собственном опыте это знаю.

И третье, о чём я хотела бы сказать. Русский язык в Российской Федерации, особенно в его определении в документах, не должен иметь этого определения – «неродной». Он должен иметь определение «второй родной язык», потому что это единственный предмет, который имеет это определение – «родной язык», «родная речь». И относиться к этому предмету нужно именно так, как он называет это своим словом.

Продолжая этимологические этюды, которые у нас здесь прозвучали, я хочу сказать о слове «потребитель». В словаре 1847 года слово «потреблять» определено так: потреблять – значит погублять кого‑то. Вот об этом надо всё время помнить. Не случайно «потреблять» и «истреблять» – это слова одного корня и близкие по своему значению.

Когда‑то Владимир Владимирович сказал – и это дало мне возможность сохранить кафедру русского языка: «Не жалейте денег на русский язык, и он как объединённая духовная энергия народа всё нам вернёт сторицей».

Спасибо.

В.Путин: Уважаемые коллеги!

Хочу вас поблагодарить за активное участие в сегодняшней дискуссии. Не буду повторять: вы и образно, и красиво, и основательно изложили важность темы, ради которой мы сегодня собрались, чрезвычайно важной для сохранения нашей идентичности, для единства, а значит, и для суверенитета Российского государства. Это сохранение нашего многообразия и поддержание статуса русского языка, национальных языков народов Российской Федерации. И это, безусловно, наше огромное богатство.

Здесь отмечалось, что, к сожалению, и я уже об этом говорил, очень мало переводов с национальных языков. Многое нужно сделать для их укрепления, создания необходимой базы. И в то же время ни в коем случае нельзя забывать, что единственным языком межнационального общения является русский.

Мой коллега из Дагестана, бывший руководитель Республики Дагестан, знает, сколько там этносов проживает и сколько там языков. И часто люди в рамках небольшой республики на самом деле не могут, если они говорят на своих национальных языках, не могут понять друг друга, несмотря на то что живут рядом. И естественный способ общения – это с помощью русского языка. Настолько это важно для нашей страны.

Поэтому всё будем делать для того, чтобы реализовать ваши предложения. Сейчас не буду возвращаться к каждому из тех предложений, которые здесь прозвучали. Каждое из этих предложений заслуживает внимания, изучения и внедрения. С каким темпом, как быстро – сейчас не могу сказать, но то, что всё, что здесь было заявлено, требует внимательного отношения – это безусловно.

Так же как и безусловным является наше дальнейшее внимание со стороны государства к преподавательскому сообществу, к учителю. Я согласен с Борисом Петровичем Екимовым, он, по‑моему, уже не первый раз говорит о необходимости поднять статус учителя. Мы пытаемся это сделать. Вы обратили внимание на то, что нужно это делать, как Вы сказали, не спеша, но планомерно – я записал даже Ваши высказывания. Мы так и пытаемся делать. За последнее время, как вы знаете, только за последние два года, интерес к обучению в педагогических вузах со стороны абитуриентов вырос на 15 процентов. Рост качества набора тоже увеличился. И это объективные данные, потому что ЕГЭ [был выше] на пять баллов в прошлом году на педагогические специальности.

Что касается уровня заработной платы, жилья, то это вопросы, которые постоянно находились в последнее время и будут находиться в сфере нашего внимания.(Обращаясь к Б.Екимову.) В Волгоградской области, откуда Вы приехали, как Вы сказали, уже 104 процента от средней по экономике и в среднем – в разных учебных заведениях по‑разному, наверное, но в среднем – 23 тысячи 400 рублей заработная плата учителя. За последние два года – рост 60 процентов.

Обращаю ваше внимание на то, что мои коллеги, особенно из финансово-экономического блока, всё‑таки небезосновательно в последнее время постоянно критикуют вашего покорного слугу за такое отношение к повышению уровня заработной платы в бюджетной сфере. Поскольку это ведёт к тому, что и в отраслях экономики так или иначе в этой связи тоже растёт заработная плата, которая адекватно не обусловлена ростом производительности труда. Это приводит к определённым перекосам в экономике, это серьёзная системная проблема. Всё зависит от того, что стоит рядом, ничего просто так никуда не выскакивает.

Хотя, безусловно, хочу это ещё раз сказать, мы как уделяли повышенное внимание этой сфере деятельности и уровню обеспечения учителей, врачей, других специалистов, работающих с гражданами страны напрямую, от которых зависит качество жизни наших людей, конечно, мы на эти сферы будем и дальше обращать особое внимание.

Одна из сфер – конечно, обеспечение жильём. Вы упомянули и уже говорили, я помню, где‑то в прошлом году мы встречались по поводу того, что военные обеспечиваются жильём. Обеспечение жильём военных – это прямой федеральный мандат, мы обязаны это сделать в соответствии с федеральным законом. На протяжении десятилетий, я хочу это подчеркнуть – десятилетий, государство не исполняло этот закон. И только в этом году мы выходим на практическое, даже ещё не полное, но в основном, обеспечение военных постоянным жильём.

Что касается учителей, то это прежде всего обязанность регионов Российской Федерации, и многие имеют специальные программы по обеспечению учителей жилплощадью. Хотя этого явно недостаточно и необходимо уделить этому повышенное внимание.

Хочу вас поблагодарить и выразить надежду на то, что мы с вами продолжим такую совместную работу по решению тех важнейших задач, ради обсуждения которых мы сегодня собрались.

Спасибо большое.

http://www.kremlin.ru/events/president/news/49491

20 мая, 2015 Без рубрики

Добавить комментарий

*