Тройка избранных

25 августа, 2014 в 0:17
TASS_7365504-pic510-510x340-27407

Доклад ФоРГО обещает конкурентные кампании на губернаторских выбрах лишь в трех регионах из тридцати

Фотография: ИТАР-ТАСС/ Антон Новодережкин
25.08.2014, 00:01 | Наталья Галимова

Лишь в пяти регионах из тридцати на губернаторских выборах не исключен второй тур. Это республика Алтай, Красноярский край, Якутия, Астраханская и Мурманская области. Такой вывод содержится в докладе «Региональные выборы в 2014 году. Сценарии кампаний и прогнозы», который подготовил околокремлевский Фонд развития гражданского общества.

Доклад «Региональные выборы в 2014 году. Сценарии кампаний и прогнозы» подготовил околокремлевский Фонд развития гражданского общества (ФоРГО) во главе с экс-начальником Управления внутренней политики Кремля Константином Костиным. Авторы доклада делят губернаторские кампании на две категории: те, которые проходят по конкурентному сценарию, – то есть, с неизвестным заранее победителем, и проходящие по референдумному сценарию, когда победитель известен заранее.

Второй тур не просматривается

По изначально референдумным сценариям, согласно классификации ФоРГО, проходят выборы в 15 регионах из 30-ти: Калмыкии, Коми, Удмуртии, Алтайском и Ставропольском краях, Вологодской, Воронежской, Ивановской, Курганской, Псковской, Новосибирской, Самарской, Тюменской, Челябинской областях и Ненецком автономном округе. У и. о. губернаторов этих регионов «в принципе нет сильных потенциальных противников, либо они решили воздержаться от участия в выборах («пропустить ход»)».

Еще в четырех субъектах выборы могли бы быть конкурентными, но пошли по референдумному сценарию из-за того, что сильные соперники губернаторов «сошли с дистанции». Это Санкт-Петербург, Башкирия, Волгоградская, Курская и Оренбургская области.

В Санкт-Петербурге и Курской области основные конкуренты глав регионов – депутат Госдумы Оксана Дмитриева и экс-губернатор Александр Руцкой – не прео
«Дмитриева собрала 111 подписей при необходимом минимуме 156. Она вполне могла бы найти общий язык с «единороссами», пойти на некие договоренности и получить недостающие подписи. Но, к сожалению, предпочла компромиссу конфликт. Руцкой собрал нужное количество подписей, но недостаточно тщательно проследил за их «качеством». Пять подписей у него оказались «двойными» — пятеро муниципалов подписались и в поддержку другого кандидата, причем раньше, чем за Руцкого», — гласит доклад.

Сами Дмитриева и Руцкой объясняли свои проблемы иными причинами: жестким противодействием со стороны губернаторов, мешавшим им преодолеть «муниципальный фильтр».

В Оренбургской, Волгоградской областях и в Башкирии потенциальных соперников глав регионов – Сергея Катасонова (ЛДПР), Николая Паршина (КПРФ) и Раиля Сарбаева (ҺГражданская силаһ) Һотозвали выдвинувшие их партииһ. В итоге в Волгоградской области у и. о. губернатора Андрея Бочарова остался один потенциально серьезный соперник – депутат Госдумы от ҺСправедливой Россииһ Олег Михеев, участие которого могло бы сделать выборы конкурентными. ҺОднако последние социологические замеры показывают, что Бочаров существенно нарастил известность и популярность и уверенно вырвался вперед – то есть, кампания стала референдумнойһ, — пишут эксперты ФоРГО.

В Оренбургской области ЛДПР, отозвав Катасонова, не стала выдвигать нового кандидата. При этом губернатор Юрий Берг включил в список своих кандидатов в члены Совета Федерации депутата Госдумы от ЛДПР Елену Афанасьеву, чьи Һшансы на назначение рассматриваются как преимущественныеһ. Таким образом, референдумный сценарий выборов в Оренбургской области отчасти Һобусловлен коалиционными договоренностямиһ. А в Приморском крае, Кировской и Орловской областях – полностью основан на таковых.

Так, в Приморье губернатор Владимир Миклушевский изначально номинировал в сенат потенциально сильную соперницу, депутата Госдумы от СР Светлану Горячеву. Глава Кировской области, беспартийный Никита Белых, и и. о. губернатора Орловской области, коммунист Вадим Потомский, чтобы заручиться поддержкой единороссов, пообещали выдвинуть в СФ представителей партии власти. В результате этих договоренностей кампании в вышеупомянутых регионах также идут по референдумному сценарию.

Еще в двух субъектах, Липецкой и Нижегородской областях, референдумный сценарий выборов авторы доклада называют Һнавязаннымһ.

Губернаторы Олег Королев и Валерий Шанцев противодействовали в сборе подписей муниципальных депутатов соперникам от КПРФ. ҺОпасным конкурентом Королева назывался депутат Госдумы от КПРФ Николай Разворотнев. В действительности угроза с его стороны была сильно преувеличена, однако врио губенатора, насколько можно судить, предпочел Һперестраховатьсяһ. Разворотнев не смог собрать нужное количество подписей муниципалов. Он утверждает, что Королев всячески мешал ему, используя административный ресурс. Судя по имеющейся у нас информации, эти обвинения обоснованны, — пишут эксперты ФоРГО. – Аналогичный вывод нужно сделать и применительно к нижегородской кампании, из которой выбыл другой коммунист – депутат законодательного собрания области Владимир Буланов, также столкнувшийся с противодействием при сборе подписейһ. Хорошие результаты, которые губернаторы Липецкой и Нижегородской областей получат после удаления с выборов соперников, Һвряд ли укрепят их политические позицииһ, уверены в ФоРГО.

ҺНет принципиальной разницы между ситуацией в Липецкой и Нижегородской областях с одной стороны и Санкт-Петербургом и Курской областью – с другой, —

возражает эксперт Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина Аркадий Любарев. – Что значит ҺДмитриева и Руцкой сошли с дистанцииһ? Они боролись до конца, но их, как и кандидатов от КПРФ в Нижегородской и Липецкой областях, не допустили к участию в выборах. Чьими руками – другой вопросһ.

Возможны сюрпризы

Балансируют между конкурентным и референдумным сценариями, согласно классификации ФоРГО, кампании в двух регионах: Красноярском крае и Мурманской области.

В Красноярском крае Һисторически силен местный патриотизм, который выливается в протест против Һваряговһ (и. о. губернатора Виктор Толоконский – Һварягһ из Новосибирской области), что Һможет конвертироватьсяһ в голосование за кандидатов от КПРФ Валерия Сергиенко и ҺПатриотов Россииһ Ивана Серебрякова, поддержанного влиятельным местным бизнесменом Анатолием Быковым. Что касается Мурманской области, то опасность для губернатора Марины Ковтун представляет выдвиженец СР, вице-спикер облдумы Александр Макаревич.

Лишь три кампании ФоРГО называет конкурентными: это выборы в республике Алтай, Якутии и Астраханской области.

На Алтае губернатору Александру Бердникову угрожает выдвиженец ҺГражданской силыһ Владимир Петров, в коалиции с которым фактически выступает коммунист Николай Ромашкин, Һчто увеличивает риск второго тураһ. У главы Якутии Егора Борисова один сильный оппонент – кандидат ҺГражданской платформыһ Эрнст Березкин. В Астраханской области губернатору Александру Жилкину противостоит известный в регионе оппозиционер, справоросс Олег Шеин.

Главы Алтая, Якутии и Астраханской области, скорее всего, победят, но, возможно, их результаты лишь ненамного превысят отметку в 50%, гласит доклад.

На вопрос ҺГазеты.Ruһ, чем кампании в регионах, балансирующих на грани референдумного и конкурентного сценариев, отличаются от субъектов с Һчистоһ конкурентным сценарием – ведь и там, и там не исключается второй тур, – руководитель департамента региональных программ ФоРГО Виталий Иванов пояснил, что речь идет о различной степени вероятности второго тура.

ҺВ первом случае вероятность ниже, во втором выше. Но за то время, что готовился доклад, вероятность конкурентного сценария в Красноярском крае увеличилась. По степени угрозы второго тура я бы, пожалуй, поставил этот регион на первое место, — говорит Иванов. – Толоконский оставил при деле внутриполитических менеджеров, работавших у прежнего губернатора, которые в 2011 году крайне неудачно провели выборы в Госдуму, а в прошлом – выборы в горсовет Красноярска, в результате чего кампанию выиграли ҺПатриоты Россииһ. Если команда Толоконского будет работать также неэффективно, а его соперники, отрабатывающие тему регионального патриотизма, – также эффективно, то вероятность второго тура будет высокойһ.
Губернаторы без сюрпризов

В Кремле не ожидают сюрпризов по итогам губернаторских выборов. Проводившиеся на местах закрытые соцопросы предрекают победу глав регионов уже в… →

Как уже писала ҺГазета.Ruһ, по данным на июль, рейтинг и. о. губернатора составлял лишь 30%. В настоящее время, по нашей информации, рейтинг несколько вырос, но не достиг и 40%.

ҺВ республике Алтай конкуренты губернатора Бердникова Петров и Ромашкин могут вместе набрать больше голосов, чем если бы в выборах участвовал один из нихһ, — продолжает Иванов. По его словам, этот регион находится на втором месте по степени вероятности второго тура.

На третьем месте – Астраханская область: ҺШеин, безусловно, очень сильный конкурент губернатору Жилкину. Вопрос в том, есть ли у него внутренняя мотивация побеждать, или же он участвует в выборах потому, что не мог не участвовать. От этого может сильно зависеть содержание его кампании и, в конечном счете, результатһ.

На четвертом месте по возможности второго тура – Якутия: ҺБерезкин – ресурсный, активный кандидат, у которого проблем с волей к власти нетһ.

И на последнем месте – Мурманская область: ҺВ отличие от Красноярского края, где кампания изо дня в день смещается в сторону конкурентного сценария, в Мурманской области все наоборотһ, — говорит Иванов.

ҺОсновному сопернику Марины Ковтун, Макаревичу, будет сложно провести эффективную кампанию, так как уровень поддержки ҺСправедливой Россииһ в Мурманской области не так уж высок, — добавляет председатель правления ФоРГО Константин Костин. – Общий совет для губернаторов всех пяти регионов, чтобы избежать второго тура, – это мобилизация своих сторонников и консолидация вокруг себя всех политических силһ.

Делать окончательные прогнозы, по словам Костина, пока рано: ҺМногое будет понятно 7 сентября, когда будет отработан агитационный этап кампанииһ.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев заявил ҺГазете.Ruһ, что в целом согласен с тем списком регионов, выборы в которых авторы доклада относят к конкурентным и балансирующим на грани конкурентности: ҺНо я бы кое-что добавил: есть конкурентные сценарии с предсказуемым финаломһ. К таковым, по мнению Калачева, относятся выборы в Астраханской области, Красноярском крае и Якутии. В этих субъектах, если не произойдет чего-то непредвиденного, выборы пройдут в один тур: ҺВ Астраханской области результат наиболее предсказуем: для избирателей Шеин вписывается в образ депутата, но не вписывается в образ губернатора. То же самое касается Красноярского края: кандидат Һот Быковаһ так и останется для избирателей кандидатом Һот Быковаһ — люди даже его фамилию запомнить не могут. За Һчеловека Быковаһ можно проголосовать на выборах в горсовет, но не на выборах губернатора. А и. о. главы края Толоконский относится к кампании серьезно, ходит на дебаты. С политической точки зрения он – глыбаһ.

В Мурманской области, по мнению Калачева, второй тур мог бы быть, если бы вокруг выдвиженца СР Макаревича сплотились финансово-промышленные группы, не поддерживающие губернатора Марину Ковтун, но, скорее всего, этого не произойдет. ҺИз пяти регионов вероятность второго тура выше всего в республике Алтай, где у губернатора высокий антирейтингһ, — резюмирует эксперт.

В целом в губернаторских выборах участвуют кандидаты от 24 партий, что вдвое больше, чем в прошлом году. Это является Һсвидетельством реального развития политической конкуренцииһ, уверены в ФоРГО. Что касается Һмуниципального фильтраһ, то оппозиционные кандидаты преодолевали его как при поддержке ҺЕдиной Россииһ, так и самостоятельно – например, в республике Алтай и Якутии. Из этого авторы доклада делают вывод, что фильтр, Һвопреки утверждениям критиков, не является непроходимым препятствием, а является показателем состоятельности кандидатовһ.

ҺМуниципальный фильтрһ по-прежнему работает так, как хочет власть, — считает в свою очередь Аркадий Любарев. – Допускают того, кого хотят. Не захотели участия Руцкого или Черногорова (экс-губернатор Ставрополья) – они и не участвуют. В Санкт-Петербурге захотели, чтобы фильтр прошел кандидат ҺЗеленыхһ, – он прошел, а Дмитриева – нет.

Случаи, когда кандидаты преодолевают Һмуниципальный фильтрһ без поддержки ҺЕдиной Россииһ, единичныһ.

Если же говорить о выводе, что удвоение числа партий, чьи кандидаты участвуют в выборах, свидетельствует о реальном развитии политической конкуренции, то, по мнению Любарева, это тоже не так: ҺНе считаю, что количество участвующих в кампании партий – показатель конкурентности. Само по себе это ничего не дает. В прошлом году было восемь губернаторских кампаний, в этом – тридцать, соответственно, выдвижение проходит более разнообразноһ.

При этом, подчеркивает Любарев, средний уровень конкуренции на губернаторских выборах снизился с пяти кандидатов на регион в прошлом году до 4,6 в нынешнем. Сильных соперников глав регионов в целом ряде случаев отсеяли: «Если авторы доклада сами признают, что конкурентный сценарий вероятен только в пяти регионах, то о чем говорить?»
http://www.gazeta.ru/politics/2014/08/24_a_6188453.shtml

25 августа, 2014 Главные новости Новость дня Политика

Добавить комментарий

*