Чем в большую пропасть мы погружаемся, тем больше нам говорят, что Путин – это и есть Россия, а вокруг нас все врагиQ54

9 ноября, 2014 в 11:37
images

Тем не менее, одной из главных составляющих падения, конечно, является цена на нефть. Путин сказал, что это политика.

Непонятно, почему это он сказал китайцам, которым цена на нефть низкая выгодна, которые являются не потребителями нефти, и более того, китайский спрос на нефть, собственно, являлся драйвером, который задрал цены вверх в последнее десятилетие. Действительно это объяснение политика в России очень популярно. Причем есть одно объяснение – путинское, а есть другое объяснения, согласно другой теории – ее тоже Борис Немцов озвучивал – мол, Саудовская Аравия уронила цену, чтобы выжить с рынка американскую сланцевую нефть.

Я уже говорила об этом на прошлой неделе, но я повторю, потому что это очень важный вопрос, потому что я бы согласилась, что в этом есть политические решения. Более того ваша покорная слуга сразу после того, как случилась история с Украиной, сказала, что цена на нефть будет падать, в том числе, из-за политических решений, потому Һчто американский авианосецһ развернулся и будет проводить политику сдерживания России. Но это вопрос, что называть политической, потому что падение цены на нефть – я сейчас попытаюсь сформулировать это точнее – это перемена целой эпохи, это реакция того, что можно называть расширенным рынком — помните ҺРасширенный фенотипһ Ричарда Докинса? – на некие злокачественные процессы нефтяного ценообразования за последние 10 с небольшим лет, потом. Я очень коротко повторю, что падение цены на нефть связана с уменьшением проса на фоне увеличения предложения; на фоне того, что Китай стал потреблять меньше нефти, чем ожидалось; США стали добывать больше – они увеличили в прошлом году добычу на один миллион баррелей в день, они в будущем году станут крупнейшей нефтедобывающей державой мира. В этих условиях Саудовская Аравия снизила цену одновременно увеличив добычу. Поскольку саудовский бюджет престает сходится при цене ниже 80 долларов за баррель, у Саудовской Аравии 800 миллиардов долларов резервов, она объявила о своей готовности потерпеть, сохраняя долю китайского рынка. При этом на добычу сланцевой нефти падение цен критического влияния не окажет – там себестоимость колеблется от 25 до 90 долларов, но в любом случае при цене ниже 80 убыточны не более 4% производства.

Но самое главное, в чем тектонический сдвиг? На протяжении большей части 20-го века энергетическая составляющая в конечной цене продукта, мягко говоря, небольшой. Я напомню, что до 1973 года цена на нефть не превышала 3 долларов за баррель. Нефтяное эмбарго – это был страшный шок, но это было 12 долларов. В 96 году цена на нефть 20 долларов, в 98 – 11. Даже если вы считаете с поправкой на инфляцию, то она весь 20-й век болталась в районе 20-30. То есть на протяжении большей части 20-го века нефть совершенно не стоила того, чтобы цивилизованный мир разрабатывал какие-то хитроумные способы ее добычи или вводил войска на нефтяные поля. Проще было купить недорогой продукт из «черного ящика». Что этот «черный ящик» делал с деньгами с деньгами: строил дворцы для саудовских принцев, закупал хлеб для колхозов – было неважно. Потом Китай начинает стремительный экономический рост. В мире прибавляется 400 миллионов человек, которые потребляют практически на уровне первый стран мира – цены начинают идти вверх – и в друг те страны, которые были сырьевыми придатками свободного мира, превращаются в качественно новое явление: петрократия – переполненные деньгами и амбициями режимы, чья политическая паранойя питается сверхдоходами от нефти. А дальше случается неизбежная реакция рынка, потому что если что-то приносит сверхприбыль, то рынок всегда найдет, что программа предложить. И не было бы сланцевой нефти, нашлось бы что-нибудь другое, например, нефть из угля.

А после этого сработала, конечно, еще одна вещь: срабатывает механизм защиты и погруженный в спячку свободный мир понимает, что за сверхдоходы предоставленные петрократиям и разным параноидальным режимам приходится расплачиваться; что именно благодаря дорогой нефти режимы с манией величия, которые где-нибудь в конце 19-го века служили предметом насмешек западной цивилизации, вдруг стали крупными региональными силами – они возмещают недостатки своей экономики внешнеполитическим хамством. Кстати, если вы думаете, что я говорю о России, вы заблуждаетесь. Например, посмотрите на Ближний восток и на ASIS. Заметьте, кстати, что там тоже относительно исламизма наступило сильное отрезвление и за последние пару месяцев на Западе как-то замолкли многочисленные люди доброй воли, протестовавшие против применения беспилотников.

Как я уже говорила, цены на нефть вышли на новый уровень, и все равно они не опустятся до 20-30, как в 20-м веке. Будет некое новое равновесие, которое позволит российскому бюджету свести концы с концами по формуле Немцова, но при этом – внимание! – сильно уменьшит нефтяную ренту. И речь идет не просто об опущении цен на нефть, а о перераспределениях мировых доходов от нефти в пользу свободного мира. И, к сожалению, ужас заключается в том, что последние несколько лет мы все жили не по средствам, разница, так или иначе, возмещалась из нефтяной ренты. Теперь эта рента станет меньше. Вряд ли это вызовет критическое недовольство руководством страны или умерит амбиции Кремля внутри страны, но внешнеполитический эффект от этих амбиций, возможно, будет снижен.
Юлия ЛАТЫНИНА
http://echo.msk.ru/programs/code/1433026-echo/

9 ноября, 2014 Главные новости

Добавить комментарий

*