«Чернобыль ждет высокая изменчивость животных, хотя летающих крокодилов здесь не появится»

9 февраля, 2015 в 1:03
чернобыль

Несмотря на возрождение природы, последствия чернобыльского «эксперимента» будут преследовать нас десятилетия

Биолог Сергей Гащак из Чернобыльского центра по проблемам ядерной безопасности, радиоактивных отходов и радиоэкологии заявил в интервью Би-би-си, что получение фотодоказательств появления в зоне давно пропавших бурых медведей — настоящее открытие: для Украины они уникальны. Но самый главный фактор восстановления природы и животного мира вокруг места, где в 1986 году случилась ядерная катастрофа — это, конечно же, отсутствие людей, пояснил в эксклюзивном интервью ҺMKRU-Наукаһ доктор биологических наук из московского Института биологии развитии РАН Алексей Куликов.

«В результате Һнежелательного случайного экспериментаһ вряд ли появятся новые виды или возродятся вымершие».

По словам Сергея Гащака, несмотря на радиацию в Чернобыле появляются уникальные виды животных и птиц. Растет количество лосей, оленей, волков, рысей, енотовидных собак, диких кабанов, а также лошадей Пржевальского, которых сюда завезли в девяностых годах. В объективы фотоловушек попадают редкие черные аисты из Красной Книги. В селе Красное на севере зоны, где едва ли не самая сильная радиация, ученые нашли тропу животных.

В 1990-х годах в России удачно провели программу по реинтродукции животных в Брянские леса, и это способствовало приходу медведей в зону. «Первые следы медведя мы с коллегами зафиксировали в 2003 году, но тогда этим материалам не поверили», — пожаловался Гащак. Доказать появление медведей позволили новые технологии. «Бурого медведя зафиксировала наша фотоловушка в западной части зоны. Несколько лет я менял участки, на которых их расставляли, и вот удача», — восторгается Гащак. Фотоловушки автоматически снимают все излучающие тепло объекты, которые движутся на расстоянии до 15 метров. По словам этого украинского энтузиаста, в зоне появилось много «краснокнижных» черных аистов, которые любят селиться подальше от людей. В зоне отчуждения фиксируются 14 видов летучих мышей, три из которых занесены в международную «Красную книгу»: «гигантская посиделка», «широкоушка» и «прудовая ночница».

Но самый главный фактор восстановления природы и животного мира вокруг места, где в 1986 году случилась ядерная катастрофа — это, конечно же, отсутствие людей, пояснил в интервью ҺMKRU-Наукаһ доктор биологических наук из московского Института биологии развития РАН АЛЕКСЕЙ КУЛИКОВ.

ҺУ природы есть большие запасы прочности, говорит российский биолог. И, наверное, антропогенный фактор — это один из самых разрушительных. Человек разрушает экосистемы и поддерживает ту, которая ему выгодна. Вокруг заводов и городов формируется зона Һвторичных лесовһ: обедненный ландшафт, где часть видов погибает, часть — становятся редкими. В Чернобыле в отсутствие человека идет восстановление нормального биотопа (от греч. βίος — жизнь и τόπος — место. — ҺMKRUһ)һ.

В то же время, продолжает ученый из Москвы, если человек не будет воздействовать на местную экосистему, то последствия радиации, безусловно, скажутся. Ведь речь идет о дополнительном факторе мутогенеза. У чернобыльских живых существ на молекулярном уровне будут значительные изменения: в генофонде всех видов будут формироваться вредные мутации. Хотя, конечно, любая популяция способна справиться даже с 90-процентным вымиранием. Формально чернобыльская катастрофа скажется на том, что появится значительно большее разнообразие нейтральных мутаций. Вредные мутации будут появляться непрерывно, но будут отбраковываться.

По словам Куликова, системы репарации способны восстанавливать нормальный геном, когда нет запредельной интенсивности радиации. К счастью, сегодня радиационный фонд в Чернобыле падает…

– Виды, которые возвращаются и еще вернутся в Чернобыль здешнюю экосистему и восстановят, уверен доктор биологии. В первую очередь будет вестись отбор на предмет репарационных возможностей (т.е. способностей к восстановлению после ослабления стрессорного фактора. — ҺMKRUһ). Мы знаем, например, что на Камчатке, на Сахалине, в других местах есть выходы радоновых источников. То есть, где достаточно высокий радиационный фон. И там совершенно нормальные флора, фауна. На Сахалине и на Камчатке встречается, конечно, гигантизм. Ведь там выходят термальные воды и повышен радиационный фон. В тех местах растения в несколько раз больше Һсвоейһ величины. Соответственно изменчивость допускает гигантизм.

По словам биолога, в результате Һнежелательного случайного экспериментаһ (термин «MKRU») вряд ли появятся новые виды или возродятся вымершие. Есть другой случай подобного НСЭ, где антропогенный фактор принимал активное участие:

– Речь о пересыхании Арала. Климат там стал более аридным (сухим. — ҺMKRUһ), объясняет российский специалист. То, что Амударья и Сырдарья резко обмелели, связано, видимо, было не только с засухой, но и с тем, что значительная часть отводилась на сельхозугодья. Поскольку делалось все безграмотно, все превратилось в солончаки (тип почвы, характеризующийся наличием в верхних горизонтах легкорастворимых солей в количествах, препятствующих развитию большинства растений. — ҺMKRUһ). Есть очень хороший опыт Израиля, где вода подается порционно и через всякие пористые трубки, специально проложенные. И вода не проникает в глубокие слои и не вызывает поднятие соли. А у нас арыки просто заполняли водой: сколько есть — столько есть. И все это пропитывалось до глубоких слоев, где шло отложение солей. Теперь эти угодья использовать, увы, нельзя.

Так вот, в Арале много животных погибло. Остались роющие моллюски, которые раньше ходили под слоем песка. А сейчас освободились для них экологические ниши. У них изменилась форма раковины, форма ноги, которой они отталкиваются и за счет которой обеспечивается натяжение. И, по мнению палеонтологов, на такие изменения необходимы миллионы лет, хотя это произошло за десятилетия.

По мнению Алексея Куликова, Чернобыль ждет высокая изменчивость, хотя летающих крокодилов не появится. Но, например, насекомое, которое раньше бегало по земле, вполне может начать лазать по растениям или перелетать с ветки на ветку. ҺТакое может получится, но не сразуһ.

Японцы в случае со своей атомной трагедией (в Хиросиме и Нагасаки) значительно глубже анализировали и учитывали последствия катастрофы, чем мы. Они отмечали у себя усиленный мутогенез, врожденные нарушения, наследственные заболевания. На человеческой популяции их атомная драма сказывалась достаточно долго. У мужчин это влияло на сперматогенез и последующие поколения вынуждены были нести нарушения. А у женщин это повлияло на оогенез (развитие женской половой клетки). Мутации могли проявляться во втором поколении.

ҺПоследствия атомной катастрофы будут существовать длительное время и нарушать формирования нормальных сперматозоидов и яйцеклеток. Этот эффект длился десятилетия в Японии, и тоже самое касается Чернобыля. Но потом это потихонечку сойдет на нетһ.

* * *

В заключение стоит вспомнить и об апокалиптическом сценарии ядерной катастрофы. ҺПережить ядерную войну какие то виды смогут, но люди нетһ, считает доктор биологии Куликов. Как показывают модели, это приведет к ядерной зиме. Если сохраниться хотя бы умеренный климат в тропиках, то Земля достаточно легко, через какие-то десятки или сотни тысяч лет восстановится. Если же это будет глобальное похолодание, когда все покроется ледяной коркой, то судя по всему, сохранятся только простейшие бактерии и все начнется в какой-то степени заново.

«Хотя вообще-то жизнь — штука довольно устойчивая».

Дмитрий Алексеев
http://www.mk.ru/science/2015/02/06/nesmotrya-na-vozrozhdenie-prirody-posledstviya-chernobylskogo-eksperimenta-budut-presledovat-nas-desyatiletiya.html

9 февраля, 2015 Главные новости Это интересно

Добавить комментарий

*