Чисто интеллектуальное убийство?

11 февраля, 2014 в 12:04
4-1.Один против всех

Начало предолимпийской недели. Вторник. Но в рутину этого будничного дня врывается жуткая новость – убийство.

Убийство средь бела дня на глазах многих свидетелей. Подозреваемый в убийстве – молодой человек 25-26 лет, выпускник МГУ, будущий ученый. Жертва – его бывший работодатель, директор  Института геологии алмаза и благородных металлов СО РАН Александр Смелов, состоявшийся ученый. Чуть позже мы узнаем, что подозреваемый – сын Георгия Яковлева, основателя «Туймаады Даймонд», скончавшегося несколько лет назад.

Новость дня молниеносно обрастает деталями, кочуя из одного электронного издания в другое, плавно превращаясь в главную новость недели наравне с открытием Олимпийских игр в Сочи. И есть вероятность, что именно она будет ассоциироваться у нас с этим главным событием года.

Новость на то и новость, что все начинают говорить о ней. Убийство всегда шокирует и дает повод для разговоров, становясь общей темой, дающей возможность заговорить с любым. Но ныне предпочитают высказывать свое мнение в другом пространстве, скрываясь за никами, не рискуя быть кем-то осужденным, если не дай бог, не так выскажется. Тем более, тут далеко не рядовой случай. Подозреваемый – сын известного человека, руководителя, что дало повод повесить на него модный ярлык «мажора», жертва – тоже руководитель, известный в интеллектуальных кругах ученый.

Чисто интеллектуальное убийство на почве мести? В копилку жутких преступлений нашей сравнительно малонаселенной республики добавляется еще одно – совершенно отличающейся по своему мотиву, почерку. Ведь, если совершено убийство, должно быть орудие убийства (охотничий нож), и мотив. Мотив, как раз странный – месть за увольнение. За это, простите, достаточно морду побить, заблаговременно накачав себя спиртным. Хотя, все могут быть когда-нибудь уволены, мало ли на свете начальников-самодуров, но люди как-то иначе выходят из ситуации. Яковлев молод, умен, мог бы предложить свои услуги другим работодателям. Но у него довольно-таки узкая специализация, да ладно.

Что его толкнуло на этот отчаянный шаг? Если это месть, об этом намекали источники, ссылаясь, как бы на слова самого подозреваемого, то должна быть очень веская причина, и не одна, о чем опять-таки намекали анонимы на местных форумах.

МЕСТЬ, явно рассчитанная на публику, на широкий резонанс. Заставить заговорить весь мир хотя бы таким образом? Это удел более заурядных личностей, которым никогда в жизни не вырваться за рамки этой самой заурядности. А у Яковлева-младшего были все шансы выделиться из толпы иным способом, хотя, будь ты трижды гениальным ученым, тебя будут признавать только в узких кругах. У него был свой мир. У ученого несколько иной путь, и этот путь не всегда ведет к славе. Слава и почет – идут в довесок к другому, состоянию что ли, когда более важен сам процесс. И достижение цели, чувство удовлетворения, естественно. Он живет этим, ничего вокруг для него уже не имеет значения. И пока не будет достигнута цель, он не сойдет с однажды избранного пути.

И вот, представьте себе, в один миг всего этого не станет. Лишают возможности заниматься своим делом. Дело не в хлебе насущном, не в карьере, а в совершенно другом. Бывает одержимость иного толка. Все скажут, что нужно приспосабливаться, жить в социуме, с оглядкой на общественное мнение. Надо жить, как все. Но всех не заставишь. Есть исключения. Не могу утверждать, что сей молодой человек настолько гениален, что весь мир у него в долгу. Это – всего лишь моя версия, одна из версий.

Версия вторая — НЕНАВИСТЬ.

 Причем это чувство порой сильнее, чем все остальные. Если не справиться с этим наваждением, оно рано или поздно направит стрелы или против кого-то конкретно, или на самого себя, или на весь мир.

Но настолько ненавидеть кого-либо, чтоб идти на такое? Рискуя, да что там, жертвуя всей своей жизнью, убить, уничтожить объекта своей ненависти? На то должны быть ОЧЕНЬ ВЕСКИЕ ПРИЧИНЫ. Допустим, что молодой, очень амбициозный, как говорят многие, «мажор» мог ненавидеть своего бывшего босса из-за того, что он его безосновательно уволил. Если уж он это планировал заранее, вынашивая идею целых полгода, у него было бы куча возможностей убить другим способом. Таким-то умом мог бы придумать иной, более безопасный для себя любимого, щадящий своих близких, способ. Скольких у нас в Якутске убивают в последнее время, а преступников так и не находят. Сколько громких убийств на прямом контроле МВД и Следственного комитета, а результатов ноль. А сколько пропадает людей без вести? Есть человека, нет человека. Даже дети пропадают средь бела дня бесследно.

Мог бы отомстить втихаря, и жить дальше с чувством исполненного долга. Да нет, наш человек настолько ненавидел, что убил объекта своей ненависти средь бела дня на глазах у всех. Преступление, рассчитанное на публику? Из-за личной мести, чтоб возвыситься на глазах своих коллег? Вот мной помыкали, а я отомстил, мол.

Неужели им двигала одна ненависть, которой подвержены многие (и я не исключение)? Такие показные убийства, как обычно, называют ПРОТЕСТОМ.

 

Если уж начали говорить о ненависти, страшнее ненависть ради ненависти, но и у нее бывают причины, как правило, социальные. Именно она становится своеобразным детонатором, точкой отсчета иного времени. Личные неурядицы не всегда ведут к трагедии, но когда весь мир загоняет человека в угол, ему уже некуда деваться – или нужно рывком вырваться, отскочить на сторону, или же сделать самому шаг в вечность…

 

Что стоит за убийствами на совершенно трезвую голову? Это в лучшем случае ненависть. А в худшем – ЧТО-ТО толкнуло, или же, что еще хуже, это было чисто механическое действие. Нас, выросших на классической литературе, где Раскольников кается, за преступлением обязательно последует наказание, еще что-то держит. Мы отчетливо понимаем, что есть грань между миром вымышленным, настолько искривленным, что вечное зло плавно  переходит в область зыбкого добра и миром реальным. Но если человека с самого рождения пичкать одним негативом, он будет воспринимать мир именно таким. И никаких граней. НЕАДЕКВАТЕН – выносим мы свой вердикт. Это для нас он такой, а для самого себя – в порядке вещей, иной реальности он просто не знает.

Адекватен или нет – последнее слово за психиатрией. Но она у нас немного отстает от все ускоряющегося времени. Наше сознание давно уже искажено, изъедено всеобщим негативом, постоянными стрессами, что уже пора ставить иные планки. Коль уж осознающая и созидающая часть больна, берет вверх наше бессознательное, в чьей власти мы все, над чем бессильны догмы и барьеры, в глубинах которого столько всего, о чем боязно даже говорить. Хотя, раз речь идет о природе убийства и ведущей, толкающей к нему ненависти, звери, чья сущность во власти этого бессознательного, как раз не подвержены чувству саморазрушения и уничтожения себе подобных. Значит, мы сознательно идем на это. В нас с созидающим началом соседствует и разрушающее начало.

Уж сколько запутавшихся в реально-нереальном мире молодых людей, оставшихся один на один со своей бедой? Мы стали настолько равнодушны, чтобы достучаться до всех, приходится прибегать к непопулярным мерам. Для очень молодых или не совсем взрослых людей окном в мир стал один интернет. Хотя он и дает на всё ответ, я бы воздержалась сказать, что он адекватен.

 

Шокирует то, что молодые идут на отчаянный шаг. Убийство – если было пиком ненависти, то стало чуть ли не обыденным явлением.

Ненависть – вроде бы сугубо личное чувство, но именно она является главным симптомом кризиса любого общества. Это – начало конца. И, если этой самой ненавистью пропитываются умные, на первый взгляд абсолютно адекватные молодые люди, пора бить во все колокола. Говорить начистоту, не блуждая в виртуальных просторах, упиваясь своей непричастностью. Легко быть моралистом, заполняя зияющие пустоты натуры готовыми догмами, нежели говорить о проблеме в открытую, даже в несколько ином контексте. Все предстанет в совершенно ином цвете, если чуть-чуть поменять ракурс, посмотреть другими глазами, не вливаясь в хор большинства.

 

Да, меня шокировало это убийство. И я ни за что на свете не поверю, что подававший надежды молодой человек, без пяти минут ученый, средь бела дня вонзивший нож в сердце своему бывшему руководителю, руководствовался только непонятными темными инстинктами. Были на то причины, хотя ими никак не оправдаешь этот вопиющий случай. Могла бы просто растиражировать эту жуткую новость в угоду своей нынешней профессии, или попытаться освежить ее некоторыми деталями, попытаться морализировать еще по этому поводу, и с чувством исполненного долга переключиться в режим заслуженных выходных. Олимпиада же началась, праздник спорта. Все. Точка поставлена, а завтра пойдут уже другие новости. Это мы, журналисты (смею причислить себя к этой касте избранных, постольку пока я с ними в одном союзе) делаем их, почти автоматом тиражируя те или иные факты. А убийство – это новость номер один, гвоздь номера. Такого рода новости — залог успешности, продаваемости и читаемости. Что бы там ни говорили, это закон жанра, издержки производства. Да что там проблема, мы ограничены колонкой, количеством знаков. Кричащие заголовки, ключевые слова и предложения, пару «загугленных» фотографий и материал готов, жди гонорар. Не знаю даже, это мы приучили читателя к такого рода писанинам, или они задают тон, лишь бы читали, газеты и без того на ладан дышат, «кирпичи» — это вчерашний день.

В том, что убийства стали обыденным явлением, есть и наш вклад. Убил – попал в первую колонку новостей. На другой день – другое ЧП, если повезет, местного масштаба. Бог даст, не поленимся проследить за дальнейшим развитием событий, а копнуть дальше, глубже, беспристрастно – увольте, нам такого не задавали, как говорится. Да что там новости, вся творческая фантазия нацелена на один негатив. Убийство – основная фишка, вокруг этого вертится сюжет. Опять же из-за тиражей, в угоду времени. В итоге что? Все это становится нормой жизни. Человеку современному некогда думать, ему удобнее впитывать информацию на ходу. Да что там о других, о судьбах других – о себе любимом некогда подумать. Говорить, обдумывая каждое свое слово, делать что-то, репетируя каждый свой шаг – на это нет времени.

 

У всех своя правда, а истина где-то рядом. Копни глубже – она обнажится, заденет многих, станет неуютно всем. Что заставило светлую голову Виталия Яковлева идти на этот отчаянный шаг нам не узнать. Но попытаться понять, хоть на минуту представить себя любимого на его месте, повторяя шаг за шагом, можно было бы. Он лишил человека жизни, но вместе с тем перечеркнул вмиг свою жизнь. ЧТО заставило встать за ту сторону черты? Он остался один на один со своей бедой, один против всего мира. Многим наверняка хотелось бы, чтоб он мучился угрызениями совести, проклиная себя. А что, если он с совсем иным чувством, которое сродни чувству исполненного долга, спокойно ждет своей участи, которая и так тяжела, и без наших  словесных уколов. На столько глубоко копнуть никому не удаться, но попытаться бы стоило.

Что заставляет даже школьников, причем еще и отличников, идти с мечом против всего мира? Сыновей против отцов и матерей, женщин против мужей, и наоборот? Или запущенная давным-давно программа на самоуничтожение ведет нас к ожидаемой развязке?

Страшнее то, что сама жертва, глядя в глаза своему палачу, и сам человек, собирающийся в следующую секунду лишить человека жизни, так и не поймут этого…

Тяжело родным и близким – человека не вернуть, не менее тяжело родным другого человека – механизм уже запущен, жизнь разрушена.

 

Адекватен он был или нет (все знают, какова плата за гениальность), была ли это местью или просто ненависть заставила его идти на это – это ВЫЗОВ. Вот оно поколение, родившееся в пограничном времени, выросшее на осколках идеалов или на фоне полного отсутствия их. Вот он – один из тех, кто вырос на фоне всеобщего негатива и равнодушия. За ними – наше завтра, это факт. Можно и так сказать, а можно иначе.

 

Боюсь, даже каким-то образом вызывая огонь на себя, рискуя быть на краю пропасти и даже сорваться в эту самую пропасть, тем заставляя запустить перезагрузку в умах некоторых, ничего в этом мире не изменить. Коль было некое подобие перезагрузки, выявившее хотя бы неравнодушие некоторых, вселяет надежду на то, что не все потеряно. Хотя в это слабо верится. Наступит завтра и все забудется. Пока еще что-то случится. А случится – начнем наперегонки тиражировать.

Венера ПЕТРОВА (по паспорту).

11 февраля, 2014 Главные новости

Добавить комментарий

*