Эмиграция как квест

1 апреля, 2015 в 0:46
загружено (3)

Алина Фаркаш вместе с мужем и двумя детьми переезжает из Москвы в Израиль. Она расскажет обо всех этапах пути, о том, как увезти любимый скутер, как не развестись с мужем, не потерять старых друзей и завести новых. О том, как заработать деньги, найти лучший город земли для жизни и построить новый дом в новой стране

Три паспорта

 

Последние месяцы я только и делаю, что рассказываю всем спрашивающим о нашем переезде в Израиль. В прошлом июле мы получили израильское гражданство и вернулись в Москву. Официально — чтобы завершить дела и разобраться с документами. Неофициально — чтобы отдышаться, прийти в себя и поверить, что мы действительно уезжаем.

Решение получить гражданство было сумбурным и импульсивным. До прошлой весны ни мне, ни мужу не могло прийти в голову, что мы можем захотеть жить где-нибудь, кроме Москвы. Это наш город, мы тут родились и выросли, тут родились и выросли наши родители, тут все наше счастье, не говоря уже о друзьях и работе.

А вот теперь мы, еще не уехав и сами того не желая, стали чем-то вроде экспертов по современной эмиграции. Мне звонят и пишут самые разные люди: бывшие однокурсники и одноклассники, случайные коллеги и знакомые из фейсбука. Большинство из них я никак не могла заподозрить в каких-либо отношениях с еврейством. Настали времена, в которые, если у людей оказываются хоть малейшие шансы на получение другого гражданства, они хотят знать, как это можно сделать. Просто так. На всякий случай.

Я буду рассказывать о нашей истории тут. Она не будет правильной и идеальной. Мы вообще не лучшие кандидаты для эмиграции. Мы — реальное воплощение того демотиватора из интернета, где жена просыпается с криком: «Мне приснилось, что я маркетолог, а ты журналист!» А муж в ответ: «Спи спокойно, это всего лишь кошмар!» Я действительно журналист, а муж на самом деле маркетолог. У нас сын второклассник и полуторагодовалая дочка.

Впрочем, о работе будет потом. Сейчас о гражданстве. Мне сложно пересказать то количество слухов, которыми нас пугали окружающие и которые мне сейчас приходится ежедневно опровергать. Поэтому я буду только о практике и только о нашем опыте. По пунктам.

1. Гражданство может получить: еврей, ребенок еврея, а также внук или внучка еврея. И конечно, супруг еврея. То есть гражданство дают по тому же принципу, по которому убивали евреев и их потомков в нацистской Германии. Поэтому, если, допустим, дедушка вашего мужа — еврей, то вы и ваши дети до восемнадцати лет имеете такое же право на репатриацию, как и я со своими чисто еврейскими предками до восьмого колена.

2. Процедура очень проста: вы звоните по телефону в консульство Израиля, записываетесь на прием — обычно его назначают через месяц или два — и приходите туда рано утром всей семьей, включая маленьких детей. С собой надо принести цветные фотографии 3х4, как для визы, и все-все документы о еврейских родственниках, какие у вас есть. Обычно просят, чтобы было как минимум два доказательства еврейства: например, военный билет и свидетельство о рождении. Или свидетельство о браке и выписка из домовой книги — раньше там писали национальность. В идеале все документы должны быть оригинальными: повторные принимаются только те, что выпущены до 1980 года. Считается, что до того времени евреями в документах были готовы называться только настоящие евреи. А потом уже стали мухлевать ради отъезда. В сложных случаях, когда документы утеряны, может помочь обращение в Красный Крест: у них есть архивы со списками всех евреев Советского Союза, бывших в эвакуации. Они дают эту информацию бесплатно. В самых-самых сложных случаях подойдут любые свидетельства: старые фотографии, где, допустим, ваши бабушка и дедушка стоят под хупой, письма, где ваши родственники поздравляли друг друга с Ханукой, и тому подобное. Фотографии еврейских могил ваших предков. Живая бабушка, говорящая на идише, тоже может послужить доказательством. Но, конечно, гораздо проще, когда у вас просто есть документы.

3. После того как консул убедился, что вы имеете право на репатриацию, он ставит вам в паспорт печать с визой. В течение полугода нужно въехать в Израиль, где прямо в аэропорту вы получите гражданство. И это, собственно, все.

4. Вся путаница и странные слухи происходят от того, что в Израиле — три вида паспортов. Внутренний паспорт вы получаете прямо в аэропорту вместе с гражданством, и никто не может у вас его отнять. Ждать его не надо — ни год, ни пять лет, ни даже три месяца. Прямо в аэропорту вам выдадут необходимые документы для жизни в Израиле, а также наличные на первое время, запишут вас в больничную кассу по вашему выбору, выдадут огромное количество литературы с инструкциями по обустройству. Необходимо будет еще раз показать все документы, подтверждающие ваше еврейство, которые вы показывали консулу. Мы не знали об этом и поэтому оставили большую часть бумаг в Москве. Чиновница, узнав об этом, долго и эмоционально кричала на смеси одесского и иврита о безответственных идиотах, которые свалились на ее голову. Потом заставила нас дать честное-пречестное слово, что мы: 1) завтра попросим родителей сделать копии и выслать их на ее личный мейл, 2) в следующий приезд покажем ей оригиналы. И поставила нам визы! Помимо этого она пожаловалась, что ее дочка вышла замуж за марокканца (долго рассматриваем фотографии со свадьбы и соглашаемся, что да, такая красивая, умная и хорошая девочка вполне могла найти себе кого-нибудь получше), а также родила от этого марокканца троих детей (рассматриваем многочисленные детские фотографии и соглашаемся, что да, все — прелесть, какие ангелы, очень похожи на бабушку). Вскоре мы поймем, что израильская бюрократия работает именно так — и в этом весь ее ужас и вся ее прелесть. Напоследок чиновница выдает нам сим-карту для телефона с уже лежащими на ней тремя сотнями шекелей. Чтобы мы могли позвонить друзьям и родным. Чтобы не потерялись и не бегали в поисках сим-карты по городу в тот момент, когда у нас и так много дел и страхов. Сотрудница очень извинялась, что министерство им выдает обычные сим-карты и мини, а вот микро — нет, поэтому для моего пятого айфона придется покупать самостоятельно. А я именно в тот момент отчетливо поняла, что я хочу жить в этой стране всегда. О бесплатном такси, которое отвозит новых репатриантов из аэропорта к их месту жительства, я, к счастью, узнала заранее, иначе, ей-богу, разрыдалась бы, как дура.

5. Многочисленные слухи о паспортах и путаница с ними вызваны тем, что через три календарных месяца вы должны будете получить временный загранпаспорт (лессе пассе). До этого вы можете летать за границу по своему старому российскому. Да, летать можно, никто никого насильно в Израиле не держит. Эти три месяца можно провести в Израиле, что, естественно, будет оптимальным решением. Однако, если у вас остались незаконченные дела в России, то можно улететь обратно, а через три месяца вернуться в Израиль и получить временный загранпаспорт — он дается на два года, а потом продлевается, если это необходимо. И в самом крайнем случае временный загранпаспорт можно получить в израильском консульстве в России. Тогда его дадут только на один год, а потом его будет необходимо продлить.

6. Постоянный загранпаспорт (даркон) вам выдадут через год фактического проживания в Израиле. Впрочем, по отзывам опытных пользователей, принципиальной разницы между временным и постоянным загранпаспортами нет.

7. Стоит учитывать, что в первый год жизни в Израиле новеньким эмигрантам предоставляется масса всяческих льгот. Например, 90% скидки на земельный налог, что составляет чувствительную часть от стоимости аренды квартиры. И это не считая выплат, положенных для свежеприехавших. Семье с двумя детьми полагается что-то около семи тысяч шекелей (1700 долларов) в месяц, что, очевидно, не помешает в первый и самый сложный год жизни в новой стране.

Впрочем, получение гражданства — это самая простая часть квеста. В следующих сериях мы будем пытаться перевезти в Израиль все вещи, включая машину, три велосипеда и гору детских игрушек, найдем лучший город для жизни (я готова спорить, что вы не слышали его названия!), постараемся получить работу и устроиться учиться в самый сильный ульпан в стране.

 

Новые правила

Правила меняются — это надо запомнить. Любую информацию стоит перепроверить: еще три года назад внутренний израильский паспорт, теудат зеут, давали новеньким эмигрантам не в аэропорту сразу по прилету, как сейчас, а через две недели — в министерстве внутренних дел. А пять лет назад надо было получать разрешение на выезд, если вы хотели даже ненадолго выехать из Израиля в первые три месяца после алии. А двадцать лет назад отъезд в первые пять лет после эмиграции грозил огромными штрафами. Поэтому вся информация в сети настолько противоречива, а на двух евреев будет пять мнений и при этом ни одного полностью верного. С этой точки зрения вы будете практически первопроходцами, спрашивать мнения опытных эмигрантов по любому из вопросов бессмысленно и вредно: вам немедленно расскажут и про штрафы, и про разрешение на выезд. Вас может интересовать лишь опыт таких же новичков, как и вы, которые находятся лишь на шаг или два впереди вас: только у них может быть актуальная информация, но и ту стоит проверить еще раз.

Опытные эмигранты, алия девяностых, расскажут вам, что работы нет, что к «русским» относятся хуже некуда. Что особенно нет работы без языка, а выучить язык невыносимо трудно, потому что в ульпанах преподают отвратительно и черт знает кто. Что о профессии можно забыть и вы будете никто и ничто. Что без опыта работы в Израиле вам даже не доверят переворачивать старушек в хосписе. И мое любимое: «Не берите никаких лишних вещей и техники, приедете в Израиль и купите лучше, современнее и такое, как сейчас носят!» Притом что обычный поход по магазинам покажет вам, что в Израиле, по сравнению с Москвой, все гораздо дороже, а выбор этого всего — на порядок меньше. Так что, если у вас есть хорошая техника, одежда, дорогие детские игрушки, любимые велосипеды и прочее ценное и удобное, то везти это стоит. Впрочем, как я уже говорила, правила меняются, и любую информацию стоит перепроверять. Эту — тоже.

Сложно пересказать, какое количество сочувствия и ужасных историй на меня выливали опытные эмигранты, услышав о моей профессии журналиста. Нет в Израиле категории более несчастной, презираемой, нищей, голодной и при этом многочисленной, чем русскоязычный журналист! И это правда.

Но стоит сделать чуть шаг в сторону, как оказывается, что работы много, я сейчас отказываюсь от восьмидесяти процентов предлагаемого мне, выбираю самое перспективное и интересное. Большинство моих друзей-журналистов нашли свою первую работу еще до того, как выучили иврит. Несколько вариантов заработка журналистов из моего ближайшего окружения: писать научно-популярные книги и учебники — на подобные русскоязычные книги есть спрос как в Израиле, так и в России, готовить тексты — пресс-релизы, рекламу, информационные письма — для русскоязычных клиентов и пользователей в крупных международных компаниях. Переводить программы и сайты на русский и английский для маленьких IT-стартапов. И это не считая тех, кто продолжает писать для российской прессы, и тех, кто начал зарабатывать на своем хобби, которое до переезда не рассматривал в качестве источника заработка. Например, моя бывшая коллега сейчас работает иллюстратором детских книг и игр, а другая приятельница открыла успешную школу танцев. Работы, в том числе и для журналистов, много, разной! И это тоже правда.

Собственно, только ваш настрой и окружение сделают ту или иную правду вашей личной правдой. Я знаю немало историй, когда люди оставили все мысли об эмиграции только потому, что им кто-то очень авторитетно сказал, что для этого нужно быть галахическим евреем. Я знаю девушку, опытного адвоката, которую знакомые настолько запугали рассказами о сложности и дороговизне подтверждения диплома в Израиле, что она даже не попробовала и сейчас работает кассиром в супермаркете. И знаю экономиста, который подтвердил все свои дипломы еще до окончания ульпана. Моя подруга, которая вышла замуж за израильтянина, ни разу до этого не побывав в стране, через месяц после переезда организовала компанию, занимающуюся консалтингом и обучением работе на фондовой бирже, а через год уже зарабатывала столько же, сколько ее муж-программист, выросший в Израиле. Впрочем, это правило — спрашивать у тех, кто смог, а не у тех, кто нет, — актуально для любой сферы жизни.

В любом случае, каждый зарабатывает свой опыт самостоятельно. Мой будет не похож ни на один предыдущий. Ваш — тоже. Но, по моим наблюдениям, оптимистичный и наивный взгляд в будущее принесет несколько больше дивидендов. Знаете, это как искать ключи в большой сумке: если вы точно, стопроцентно знаете, что они там есть, то найдете, даже если они давным-давно провалились за подкладку. А если практически уверены, что потеряли их где-то еще, то не найдете, даже если они будут лежать на самом верху. Оптимизм помогает продолжать действовать, а деятельность — это же в общем основа успеха где угодно. А еще язык и хорошее место для жизни. Впрочем, это уже тема для отдельного выпуска.

Проблема в том, что никто не знает, как правильно уезжать. Вот ты принял решение об эмиграции и, возможно, даже оформил документы, а что дальше? С чего начать? Сначала искать квартиру, а потом перевозить вещи? Брать только самое необходимое и ехать налегке, потому что все равно придется какое-то время мотаться по съемным квартирам? Или везти все, потому что в Израиле это все гораздо дороже, а квартиры сдают голыми коробками даже без холодильника и плиты. Как бросить хорошую работу, а главное, в какой момент это сделать? Нужно ли переводить и заверять мой диплом журфака МГУ, который и в Москве мне ни разу не понадобился? Или язык! Учить иврит заранее или поберечь деньги на обустройство и переезд, а язык сам выучится в бесплатном ульпане и путем общения с местными жителями? Странное ощущение: надо разломать по кирпичикам всю свою прежнюю жизнь, и совершенно невозможно придумать, в какое место ударить первым. И какие кирпичики стоит забрать с собой, а какие навсегда оставить на родине.

Множество знакомых и незнакомых людей задают мне сейчас сотни вопросов: всем интересны алгоритмы переезда. Практические советы. Готовые решения. Но их не существует! Я честно искала, я собрала почти всю имеющуюся информацию, но нет — каждый случай уникален. Чужой опыт может вдохновить, но не может послужить примером. Два самых популярных вопроса — про работу и про переезд. Я пока не знаю, насколько здорово мы все придумали и насколько рабочими окажутся наши планы. Про работу я уже писала, про вещи: мы думаем взять с собой все, кроме мебели и крупной бытовой техники.

Перевозить будем «Аэрофлотом»: у них есть такая услуга — доставка частных грузов. 90 рублей за килограмм, плюс полторы тысячи сбор, плюс тысяч восемнадцать за таможенного брокера в России. В Израиле мы попробуем растаможить самостоятельно: мы не везем ничего, кроме личных вещей, и новые эмигранты не платят таможенных сборов, я знаю немало людей, которые отлично со всем справились без профессиональной помощи. Плюс доставка маленьким грузовичком. Плюс работа грузчиков. В любом случае получается удобнее и выгоднее, чем продавать тут и покупать там. Также мы вызывали компанию упаковщиков: трое мужчин вошли в квартиру и за шесть часов и шестнадцать тысяч рублей аккуратно упаковали нашу квартиру в восемьдесят картонных коробок.

Сейчас мы вскрываем одну за другой и старательно перебираем вещи, выбрасывая, отдавая и продавая лишнее. Из восьмидесяти уже осталось сорок, и мы планируем сократиться до тридцати. Кажется, нормальные люди действуют как-то иначе. Но я не знаю ни одного такого нормального, поэтому мы идем своим путем: перебирать уже сложенные коробки оказалось гораздо легче, чем шкафы, к которым даже подступиться было и страшно, и слезно.

Опыт подсказывает мне, что очевидные и самые распространенные решения не всегда самые лучшие. Иначе мы бы до сих пор ночевали в пещерах и выкапывали корешки с помощью удачно найденной палки. Всю информацию надо проверять и перепроверять. Все источники, которые были нам доступны, утверждали, что морем (два месяца ожидания) отправлять грузы намного дешевле, чем самолетом (два дня). Реальность оказалась несколько иной: морской контейнер стоил бы нам около шести тысяч долларов, а самолет, по предварительным расчетам, не будет стоить больше двух. Впрочем, и этому тоже не стоит верить, лучше позвонить по нескольким конторам и выяснить все самостоятельно.

Собственно, поэтому мы не стали останавливаться ни в одном из известных эмигрантских городов. Мы получили визу на ПМЖ до того, как хотя бы раз побывали в Израиле. Мы были переполнены романтическими фантазиями и идеями. Мы летели в маленькую теплую Америку с восточным колоритом и социализмом, а попали в натуральный Бейрут! Надо было выбирать: или немедленно разворачиваться и лететь обратно, или учиться всем сердцем любить этот безумный восточный базар.

Мы выбрали второе. И для того, чтобы любить было легче, мы нашли лучшее место для жизни в Израиле. Логика была такая: все равно первые годы будет сложно, так пусть будет сложно в том месте, где очевидно, зачем нам все это. Переходные варианты нередко становятся постоянными, и я против жизни начерно.

Наши мечты об идеальном городе были такими:

1. Недалеко от центра и Тель-Авива.

2. Много зелени.

3. Красивый, ухоженный и чистый город.

4. Сильные школы.

5. Интеллигентная молодая публика, такой хороший средний класс.

6. Однородный состав горожан, без «русских» или арабских общин.

О том, что там ко всему прочему будет еще и недорого, мы даже не мечтали.

На то, чтобы найти именно такое место, нам понадобилось ровно девять месяцев. И как только мы определились, дело пошло гораздо быстрее: ехать куда-то конкретно оказалось не в пример, на порядок легче, чем уезжать в неизвестное никуда.

http://snob.ru/selected/entry/90267

1 апреля, 2015 Главные новости

Добавить комментарий

*