Это Азия или 11,5 дней безумия-2

11 ноября, 2014 в 8:08
4.3.Суп Фо и пиво Сайгон

После телепортации

Когда объявили «Москва – Камрань», я не сразу врубилась, что это и есть наш рейс. Ну, что было дальше, оставим за кадром. Хлоп – посадка, хлоп – уже идем на снижение. Будто телепортировались, и эти двенадцать часов полета показались, как двенадцать минут прыжка в никуда…

Ах, какие мальчики-таможенники нас любезно впустили в свою страну. Ах, какие деревья или это были кусты с розовыми цветами.
Розовые кусты
И мы оказались в парилке. Душно и влажно. Что тут говорить, +35 градусов.
Трансфер от «Пегас-Туристика», естественно. Сопровождающая Алсу бегло ознакомила нас по дороге из небольшого аэропорта Камрани в курортный городок Нячанг со всем тем, с чем предстоит нам жить в эти 11,5 дней. Ошалевшие от жары мы пытались запомнить прессованную информацию – курс донга к доллару: 1 доллар – 21000, 100 долларов – 2000100 донгов; «здравствуйте», да и «до свидания» будет «син-тяо», «спасибо» — «комон», что тут все дешево, нужно торговаться, надо запомнить слово «самзя» (скидка), что будет весело, здесь безопасно, но надо осторожно переходить улицу, ездить желательно на такси, у всех счетчики и очень дешево (как потом оказалось, не очень-то дешево: 150000 донгов (около 300 рублей) против 7000 донгов в маршрутном автобусе (14 рублей). Кстати, деньги здесь пластиковые, не мокнут, не рвутся.
4.1.Вьетнамские донги

Едем в потоке мотоциклистов.
Байки Сайгон
Машин мало, автобусы в основном туристические. Тут все предпочитают ездить на байках. Это стиль жизни, образ жизни. Ездят все, нередко всей семьей, по три-четыре человека здесь норма. Хотя какая норма во Вьетнаме. Здесь все НЕНОРМАЛЬНО. Для нас. Где еще увидишь такое – на байке и целый двухкамерный холодильник можно провезти, и корову. Коровы у них не дойные, ибо у вьетнамцев, как и других жителей Индокитая и Южной Азии, непереносимость лактозы. Они не пьют молоко. Если не дай бог выпьют разок, считай, на неделю они пропали. Мы один раз купили местное пакетированное молоко – так оно было сладкое! Что молоко, мясо может быть сладким и помидоры… Зато они с охотой пьют кокосовое и соевое молоко.

К черту хронологию, все в памяти ожило и просится сюда.
В первый же день все стало на свои места. Что-то быстро мы адаптировались ко всему. Кроме донгов. У меня пожизненно проблема с математикой, не могу в уме считать даже в пределах ста. А тут надо в уме прикинуть, сколько эта вещь стоила бы у нас в рублях. И торговаться нужно за каждую мелочь, за каждый магнитик. Не люблю я шопинг, что есть, то есть.

В первый же вечер мы почувствовали себя, как у себя дома. Как будто век тут жили. Чтоб я так жил, как говорится.
Трущоба

Ведь, по большому счету, все мы азиаты. Меня все тут устраивало, кроме влажности. Но потом и к ней привыкаешь. Даже крем для лица не нужен. Для меня, всю свою сознательную жизнь не евшей рыбу, произошла революция. Тут все связано с морем. Во все почти блюда вьетнамцы добавляют рыбный соус. Эту свою изюминку они берегут, как зеницу ока. Соус нельзя вывозить из страны. А готовится он следующим образом. Мелкая рыба гниет в бочке около трех лет, по-моему. Сок этой гнилой рыбы и есть рыбный соус. Мне суждено было бы загнуться в этой экзотической стране от рыбной аллергии. И некому было бы похоронить меня где-то на рисовом поле, чтоб потом достать кости и сжечь, а пепел хранить в красивой вазе дома, и зажигать свечи в честь меня, когда-то жившей…
Вера

Но чудо – у меня нет аллергию на морскую рыбу!
Морские гады
Я ела все – все морепродукты, рыбу и все блюда с этим пахучим рыбным соусом, и мясо крокодила, страусиное мясо, конечно.
Морепродукты по местному

Век бы мне тут жить – питаться дарами моря, не пить коровье молоко (я его терпеть не могу), вставать с первыми петухами, ложиться рано. Купаться же я обожаю. А деревья… Природа. Это рай для меня – вечное лето…
Рай
Вьетнамцы очень рано встают и рано ложатся, ибо темнеет тут рано. В шесть часов вечера такая темень, будто уже глубокая ночь.

Тут время течет по-другому. Эти одиннадцать дней показались мне целой жизнью. У себя дома неделя так быстро проходит, аж жуть. Месяц, год, так и вся жизнь пройдет. А там мне показалось… Хотя, может, это от того, что мы просто за день много успевали, столько много новых впечатлений и все это остается в памяти. Кстати, днем у них сиеста – хлоп, и все завалились спать. А спать днем – это самое то. Рыбаки же выходят в море ночью, днем спят. А некоторые, у кого рыбная плавучая ферма прямо на море, и вовсе годами живут на воде, семью не видят.
Рыбацкая деревня
Разводят дорогущих лобстеров, а живут в лачуге на плоту, спят на циновках. Зато каждый день едят то, что в лучших ресторанах за баснословные деньги подают.
Рыбацкие лодки

А между тем всех туристов распределили по отелям, нас высадили последними. Наш отель Муантань стоял в самом конце Первой береговой линии, на севере Нячанга.
Муантань и Азия
Весь Нячанг, его европейские кварталы находятся по трем береговым – Первая, Вторая и Третья береговая. Потому заблудиться невозможно. Есть, конечно, множество других переулков, вьетнамских кварталов – но это уже другая история.

Кулинарное и не только

Прилетели мы рано, заселение только в час дня. Мы рядом с отелем Муантань отобедали. По старой привычке заказали первое, второе, да еще и салаты. Вскоре девушка-картинка приносит заказ. Да, перебор, не то слово. Все это просто невозможно съесть в один присест. Салат можно было и не заказывать, ибо зелень с пряными травами они и так приносят. Супа Фо было бы достаточно.
4.3.Суп Фо и пиво Сайгон
Почему-то картофельное пюре еще заказала. Оно оказалось слишком приторным. Напоследок, о девушке. Да тут все девушки, как картинка.
О вьетнамской кухне можно говорить бесконечно. Главная особенность – все готовится из свежих продуктов.
Свежие морепродукты
Курица или поросенок тут же в клетке ждут своего часа. Рыба, морепродукты выставлены напоказ в сосудах с кислородом. Выбираешь понравившуюся рыбу, а они тут же вытащат ее и начнут колдовать. Морозильники держат лишь для льда, охлаждения напитков. Вьетнамцы обожают кофе. Они кофе со льдом могут пить! И что примечательно, они вышли на первое место по производству и экспорту кофе, обогнав даже Бразилию!
С одной стороны они по жизни азартны, стремление быть впереди планеты всей заметно во всем. Но в то же время не скрывают бедность, простоту быта. У них не принято что-то приукрашивать. Привыкли мусорить везде, где можно, не стесняясь зевак-туристов, могут вылить помои прямо на дорогу, даже из окна второго этажа. Нечасто увидишь урны для мусора. Вначале искали глазами что-нибудь, куда можно кинуть окурок или обертку, но потом привыкли. Мусорить тут принято. Если ты все же, с большим трудом найдя мусорный ящик, кинешь туда бычок, могут обидеться. Тем ты оставляешь без работы дворника. Таких противоречивых моментов очень много.

Но тем самым не хочу сказать, что там можно все. То, что принято в Нячанге, не прокатит в горном Далате, этакой вьетнамской Швейцарии. А в Сайгоне, вообще на севере совсем другая жизнь.

Кстати, моя знакомая уверяла меня, что здесь обожают русских или россиян. Надо же, осталось-таки место на земле, где нас еще любят. Год назад, может быть, и любили, сейчас же все изменилось. Говорили, что Вьетнам – копеечная страна. Нынче же все подорожало. Хотя по сравнению с нашими ценами там и вправду все до смешного дешево. Ну, где ты еще купишь баночку отменного пива за 6000-7000 донгов (12-14 рублей!)?
Русских, может быть, еще любят. Но любят за деньги… Мы для них вечный источник лишних денег. «Давай, давай!», «Мадам, купи» — на каждом шагу. Все с вожделением смотрят на ваш кошелек. Ну, где еще ты почувствуешь себя миллионером?..
Помидоры

Лишние деньги всегда нужны. Вьетнамцам особенно – зарплата у них маленькая, пенсия только у бывших госслужащих. Хотя, все относительно. С голоду не умрешь – урожай собирают четыре раза в год, море кишмя кишит рыбой, бери не хочу. Сами вьетнамцы с утра сидят в кафешках, будто дома недосуг готовить. Секрет в том, что им те же блюда, которые нам подают, продают намного дешевле.
В кафе вьеты
Потом оказалось, что у них жизнь напоказ. Любят общаться. Пить чай или то же пиво в кругу друзей, знакомых, соседей. Они и детей воспитывают на улице.

Кафешка – это выставленные прямо на тротуар миниатюрные пластмассовые столики и стульчики. Тут же жарят, варят и подают. Пиво вьеты заказывают помногу. Они стоят рядом со столиком в ведре со льдом. Сидят, общаются.
Вьеты в кафе
С ними легко скарефаниться, даже не зная языка. Они тут же одарят чем-нибудь вкусным. Они вообще любят дарить подарки. У них очень крепкие родственные связи. Один молодой гид потом обмолвился, что живя здесь, надумаешь жениться на вьетнамке, то придется содержать всю ее семью и весь ее род. А свадьбы какие…
Свадьба по вьетнамски
Но об этом позже.
Они щедры, азартны (хотя во Вьетнаме азартные игры официально запрещены, они из всего делают соревнования), легко вроде бы расстаются с деньгами, в то же время пытаются экономить во всем.
Кафе для своих
Заглушают мотор, в ожидании зеленого света светофора (светофоры и зебры все-таки существуют), думая, что этим экономят бензин и т.д. Могут из азарта сбавить цену товара до запредельного минимума. Это нормально. Для Вьетнама…

Так вот, отношение к русским и россиянам всем, соответственно, изменилось с недавних пор. Даже в глубинке в крестьянской тростниковой хибаре есть телевизионные тарелки. Политикой и тут пичкают. За десять минут новостей диктор раз десять повторяла несколько искаженную одну фамилию – ПОРОСЕНКО… Они двумя руками за Советский Союз, а нынешнюю Россию они не понимают. «Вас, русских, не поймешь, вы слишком непредсказуемы», — говорят они. Позже самый лучший гид по всему побережью Нячанга Дима – Зима (во вьетнамском языке нет звука «д») высказался по этому поводу: «Нас боятся, и это круто».

Венера ПЕТРОВА (Продолжение следует)

11 ноября, 2014 Главные новости

Добавить комментарий

*