Политика

Невидимые советники Госдумы

13 ноября, 2014 в 11:05
RIAN_00112043.HR.ru-pic510-510x340-64253

Комитет по информационной политике Госдумы переформатирует экспертные советы

Новый глава думского комитета по информационной политике Леонид Левин озаботился организацией обратной связи с медийным сообществом. Добиться взаимопонимания он намерен за счет переформатирования экспертных советов, которые формально существуют при комитете, но фактически они не функционируют. Ситуация с советами — частный пример того, насколько чуток к мнению экспертного сообщества российский парламент.

ҺМы сейчас переформатируем экспертные советы при комитете. В них войдут все ключевые игроки интернет- и медиаиндустрии. Рассчитываем, что они станут реальным рабочим органом, cмогут более эффективно отстаивать интересы отрасли, смогут не только участвовать в обсуждении законопроектов, которые вносятся депутатами и правительством, но и сами предлагать комитету необходимые медиаотрасли законопроектыһ, — рассказал ҺГазете.Ruһ руководитель комитета Леонид Левин (ҺСправедливая Россияһ). Новый состав советов должен сформироваться до конца ноября.

Сейчас при комитете Госдумы по информационным технологиям, согласно информации на его сайте, функционируют 11 экспертных советов: по информационным технологиям, связи и телекоммуникациям, телевидению, радиовещанию, печатным изданиям и информагентствам, издательской деятельности, рекламе в СМИ, интернету, почтовой связи, блогосфере и киберспорту. Однако никакой реальной работы в них не велось.

Большинство этих советов никогда не собирались, а заявленные в них эксперты подчас даже не знали, что входят в их состав.

В частности, журналист Антон Кривенюк, имя которого фигурирует в списке участников совета по блогосфере, с недоумением встретил вопрос корреспондента о своей работе в нем. ҺОказывается, я являюсь членом экспертного совета по блогосфере при комитете Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи. Причем, судя по всему, очень давно. Потому что там обозначен как руководитель ҺБольшого Кавказаһ, откуда я ушел уже очень давноһ, — поделился он после разговора с корреспондентом ҺГазеты.Ruһ в фейсбуке.

Гражданская активистка Мария Баронова рассказала, что уже два года формально числится в составе совета по блогосфере. ҺНо я там никогда не была, потому что он собирался ноль раз. Во всяком случае, меня туда не приглашалиһ,

— говорит Баронова.

ҺМне прислали приглашение. Я ответил следующим образом: ҺМой многолетний опыт как одного из руководителей телевидения говорит, что мое мнение и мнение других экспертов игнорируется. Если есть какие-то гарантии, что в работе этого совета мнение экспертов игнорироваться не будет, они смогут его публично выражать, то я с удовольствием готов работать сам, со своими юристами. И привлечь еще много профессионалов с телевидения. А участвовать в театральной поставке я не будуһ. Однако ответа не получилһ, — рассказывает гендиректор РБК-ТВ Александр Любимов. Тем не менее его имя — в списке членов совета по телевидению.

Никогда не принимали участия в заседаниях экспертного совета по интернету и электронной демократии его члены — завкафедры новых медиа журфака МГУ Иван Засурский и исполнительный директор ҺВикимедия.руһ Станислав Козловский.

ҺЯ не ходил ни разу, — отметил Засурский. — Но если такой совет есть, был бы счастлив поучаствовать, пусть зовутһ.

ҺВ совете собраны люди, которые разбираются в проблеме, представители крупнейших интернет-компаний. Но он, насколько я помню, ни разу не созывался, — говорит Станислав Козловский. Но действенная площадка для совместной работы законодателей и представителей медиасферы необходима, подчеркивает он.

ҺГосдума стала очень закрытой. Там появляется законопроект — и в течение недели без обсуждения принимается, — сетует Козловский. —

Если вспомнить, как работал предыдущий созыв, там обсуждения шли. И если у законов были недостатки, они по крайней мере проговаривались вслух, какие могут быть последствия. В Совете Федерации этим занимался Гаттаров, но он ушел (назначен замгубернатора Челябинской области. — ҺГазета.Ruһ). Если сейчас снова сделают реально работающий совет, то я готов в нем работать. Но боюсь, что соберут такой состав, что там все будут голосовать единогласноһ.

ҺНе хотел бы обсуждать политику бывшего председателя комитета (Алексея Митрофанова, отстраненного от должности из-за неучастия в работе Госдумы. — ҺГазета.Ruһ). Работа комитета была не слишком эффективной. Мы начинаем, что называется, с чистого листа, — поясняет первый зампред комитета по информационным технологиям Владимир Крупенников (ҺЕдиная Россияһ). — Принято принципиальное решение усилить работу комитета экспертными советами. Будут созданы пять советов по направлениям: телекоммуникации, связь, интернет, телевидение и радиовещание, печатные издания. Они будут формироваться из профессионалов этих отраслей. Решение правильное, как оно заработает, жизнь покажетһ.

13 ноября, 2014 Главные новости Новость дня Политика

Россия — более серьезная проблема для Обамы, чем «Исламское государство»

12 ноября, 2014 в 2:48

«Если не вдаваться в подробности, в Вашингтоне, кажется, возобладало мнение, что из двух текущих кризисов тот, что на Ближнем Востоке, требует большего внимания, чем украинский», — пишет обозреватель Financial Times Гидеон Рахман. Сам он с этой точкой зрения не согласен.

12 ноября, 2014 Главные новости Мнение Политика

Анализ региональной политики за 3–9 ноября 2014 г.

11 ноября, 2014 в 2:17
images

Прошедшая «короткая» неделя вопреки ожиданиям оказалась весьма насыщенной на события как международного, так и федерального уровня. Ожидание кризиса-2015 усиливается во всех сферах: топливной, продуктовой, финансовой, коммунальной.

11 ноября, 2014 Политика

Алексей ВЕНЕДИКТОВ: «В России резко возросла агрессия. Это стали понимать и во власти. Я не про политику с ними разговариваю, я говорю: давайте собьем температуру»

9 ноября, 2014 в 13:31
Ток-шоу "Школа: Институт социализации или образования"

Почему надо засунуть голову в холодильник и как относиться к политической риторике

9 ноября, 2014 Главные новости Мнение Политика

Рубль рухнул: что будет с экономикой и рейтингом Путина

9 ноября, 2014 в 11:00
images

Власти и ЦБ винят злых «спекулянтов» в крушении нацвалюты — на деле инвесторы, почувствовав воздействие на застойную экономику России западных санкций и падения цен на нефть, толкают рубль все ниже. Рядовые россияне тоже сбрасывают рубли и опасаются будущего. Путин завел Россию на тропу экономического спада, подобно советским руководителям. Неужели его рейтинг не дрогнет? — пишут СМИ.

9 ноября, 2014 Главные новости Новость дня Политика

Бывший приближенный: у Путина нет стратегических планов

7 ноября, 2014 в 6:47
images

Бывший сенатор и совладелец «Межпромбанка» Сергей Пугачев «в отместку» за претензии российских правоохранительных органов «решил публично высказаться о своем бывшем боссе» Владимире Путине, пишет журнал Time. Это первое интервью Пугачева американскому СМИ, подчеркивает автор публикации Оливер Буллоу.

«Путин не тот человек, который выстраивает стратегические планы. Он живет сегодняшним днем», — сказал бизнесмен, с 2011 года перебравшийся в Лондон. Как пишет со слов Пугачева Буллоу, Путин «может с всепоглощающим энтузиазмом погрузиться в какой-нибудь проект (например, в проект роскошного отеля, который строил Пугачев), но этот энтузиазм может в одночасье испариться, без всяких объяснений. По словам Пугачева, строительство отеля Путин свернул, несмотря на то, что до этого настолько был им увлечен, что помогал составлять технические условия для персональных комнат. Кремлевская охрана даже не позволила людям Пугачева забрать со стройки компьютеры. Здание так и стоит незавершенным. По словам Пугачева, такое поведение в его стиле — как внезапная аннексия Крыма весной этого года».

Пугачев рассказал: «Он был как черный ящик, и никто не знал, что внутри. Я с ним разговаривал чуть ли не каждый день, но, если бы кто-то спросил тогда, возможно ли то, что мы имеем теперь, я бы ответил отрицательно. Но все это не какой-то злой гений выдумал, просто такой он человек… У него всегда были хорошо наточенные карандаши, чистый лист бумаги и газета. Не было никаких документов, ничего. Я на тот момент (знакомства с Путиным. — Прим. ред.) был в политике лет десять и всех видел. У этих людей были горы документов. Они всегда что-то делали. А у него всегда было тихо, никаких посетителей, никаких собраний, тишина. Он просто сидел или смотрел телевизор. Смотреть телевизор ему очень нравится… У него не было планов, становиться президентом он не собирался. Он об этом не думал. Он вообще не собирался оставаться во власти».

«Пугачев рассказал, что было две основных причины, почему кремлевская команда выбрала Путина на роль преемника Ельцина на выборах 2000 года, — продолжает Буллоу. — Во-первых, не было других вариантов — почти все остальные бросили больного, страдавшего алкоголизмом Ельцина. Во-вторых, Путин ассоциировался с обаянием своего бывшего начальника Анатолия Собчака, экс-мэра Санкт-Петербурга, который имел репутацию смелого реформатора и демократа».

Собеседник Time рассказал о своей встрече с Путиным, состоявшейся летом 2000 года. Только что избранного президента пришлось уговаривать, и согласился он лишь при условии, что сам выберет место: «О встрече я узнал всего за два часа до назначенного времени. Позвонил и спрашиваю: «Где будет встреча? В Кремле или где?» А он говорит: «Нет, я решил все сделать неформально». Встретились на даче Сталина. Это было очень символично».

По мнению Пугачева, именно из-за символизма Путин это место и выбрал — сам он раньше на даче Сталина в Кунцеве не был. Как пишет Буллоу, «шашлыками заведовал нефтяной магнат Роман Абрамович, которому по сей день удается сохранить хорошие отношения с Путиным, в отличие от некоторых других приглашенных [на ту встречу]. Разговор не клеился».

Буллоу цитирует Пугачева: «Я потом сказал: «Почему вы у него ни о чем не спросили?» — а они [другие приглашенные] отвечают: «А что мы могли спросить? Это агент КГБ, он отвез нас на дачу Сталина. Достаточно того, что выпустил. Что еще мы должны были у него спросить?»

«Если Путин говорит, что хочет что-то купить, ты не можешь сказать, что не хочешь это что-то продавать, — сказал Пугачев. — Если он говорит: «Я хочу то-то и то-то купить», то ты говоришь: «Спасибо, что сказали, что хотите это купить, а не просто забрали».

По словам Пугачева, экономические проблемы России Путина не заботят: «Владимир Путин не понимает экономику. Он ее не любит. Она сухая. Скучно выслушивать эти доклады, скучно их читать. Он любит четкие, ясные вещи: Россия движется вперед, как все здорово. Глубокого понимания происходящего у него нет. Приближенные Путина знают, что он любит хорошие новости, так что они всегда приходят к нему с хорошими новостями. Что бы ни происходило, все хорошо. Ему этого хватает, чтобы пребывать в хорошем настроении».

Уходить с политической сцены Путин не собирается, добавил в заключение Пугачев: «После всего, что было сделано в последние 15 лет, он не может представить себе, как жить без России и без власти».
Источник: Time

http://inopressa.ru/article/06Nov2014/time/Pugachev.html

7 ноября, 2014 Главные новости Мнение Политика

Перемирие на Украине сорвано, начинаются приготовления к войне

7 ноября, 2014 в 6:31
images

«Если у кого-то из местных жителей еще сохранялась вера в перемирие — так называемый Минской протокол, подписанный 5 сентября, — то в последнюю неделю им пришлось с иллюзиями расстаться. И украинские войска, и пророссийские сепаратисты занялись мобилизацией личного состава и оружия для очередного раунда ожесточенных боев», — пишет корреспондент журнала Time Саймон Шустер.

Советник мариупольской городской администрации Василий Арбузов сказал журналисту об ополченцах: «Днем и ночью они бомбят нас с двух направлений. Так что да, большинство готовится к тому, что в любой момент, с минуты на минуту может начаться вторжение». В понедельник президент Украины Петр Порошенко сообщил, что Мариуполь подготовлен к обороне, в частности оборудовано три линии фортификации, город обеспечен современным оружием. Шустер, тем не менее, сомневается, что эти меры окажутся достаточными.

«Мы едва продержались», — сказал о предыдущей, августовской атаке Сергей Тарута, в то время исполнявший обязанности губернатора Донецкой области. Как пишет автор статьи, в сентябре Тарута рассказывал ему, как в местных кузнечных цехах он смог достать огромные стальные листы, из которых на окраинах города соорудили «систему защищенных от бомбежек бункеров». Российские войска «пытались расчистить себе путь интенсивными артиллерийскими обстрелами, но бункеры устояли». Украинские бойцы, рассказал Тарута, «выпрыгивали из стальных ящиков и стреляли по подходящим колоннам русских из гранатометов». Так продолжалось несколько дней, и в конце концов атака прекратилась.

К срыву перемирия, продолжает Шустер, привело «решение повстанцев провести в воскресенье выборы на отколовшихся территориях вдоль российской границы». «В ответ на повстанческое голосование» Порошенко решил отозвать закон об особом статусе мятежных территорий — «ключевую уступку, на которую он пошел в сентябре ради подписания соглашения о прекращении огня», говорится в статье. «Вместо этого должен быть принят новый закон, которым сепаратистские территории будут четко отграничены и отрезаны от всех видов снабжения со стороны центрального правительства в Киеве».

«Если это попытка измором вынудить повстанческое руководство к подчинению, то она вряд ли сработает, — полагает Шустер. — Россия дала понять, что до тех пор, пока ополченцы противостоят киевскому правительству, она готова поддерживать их дешевым топливом и другими поставками. Когда мирный договор будет разорван, у них возникнет соблазн расширить подконтрольные территории. В результате на новых переговорах, когда бы они ни начались, Порошенко будет вынужден уступать им все больше и больше земли».

В заключение Шустер приводит высказывания Олега Царева, который по результатам воскресных выборов был назначен «спикером» парламента повстанцев. В письме по электронной почте он заявил: «Я убежден, что мы должны замкнуть круг. Гражданская война началась в Одессе, в Одессе она должна и закончиться». По мнению корреспондента Time, это означает, что повстанцы намерены захватить «почти весь юг Украины», в результате чего Россия получит сухопутный коридор в Крым. В то же время в последовавшем за перепиской телефонном разговоре Царев постарался смягчить свое первое заявление: «Мы в ближайшее время не планируем идти маршем на Одессу… Но, если украинцы на нас нападут, пусть знают, что мы будем не просто защищаться — мы пойдем в контратаку».

Источник: Time

http://inopressa.ru/article/06Nov2014/time/ukraine2.html

7 ноября, 2014 Главные новости Политика

Цинковые гробы для США

7 ноября, 2014 в 6:22
гробы

Барак Обама намерен провести наземную операцию против ИГ

Президент США Барак Обама намерен просить у Конгресса разрешения на проведение сухопутной операции против «Исламского государства» (ИГ). Об этом глава американского государства заявил в среду, 5 ноября, сразу после победы Республиканской партии на промежуточных выборах в Конгресс.
Обама заверил, что победа республиканцев не является трагедией для Белого дома, но при этом пообещал «прислушиваться к идеям республиканцев» и добавил, что «услышал сигнал» от американских избирателей.
В числе главных задач, которые стоят перед США, Обама назвал не только борьбу с Эболой, но и противостояние террористической группировке «Исламское государство». «Я вновь обращусь к Конгрессу с просьбой разрешить использовать вооруженные силы против «Исламского государства». Мир должен видеть, что мы едины в этом вопросе и наши военные нуждаются в нашей поддержке»,— заявил Барак Обама.
Напомним: ранее в Вашингтоне заявляли, что США будут использовать против ИГ только авиацию, хотя Пентагон настаивал на наземной операции. В конце сентября глава Объединенного комитета начальников штабов США Мартин Демпси заявил, что наносимые коалиционными силами авиаудары хотя и разрушают инфраструктуру исламистов, но недостаточно эффективны.
Демпси отметил, что для операции по освобождению захваченных «Исламским государством» территорий на востоке Сирии потребуется до 15 тысяч бойцов вооруженной сирийской оппозиции, и что США готовы обучить 5 тысяч из них.
Тогда же газета New York Times сообщила, что военная кампания США по уничтожению «Исламского государства» может состоять из трех стадий. Первая заключается в нанесении авиаударов по силам террористов, вторая будет направлена на тренировку и снабжение обмундированием иракских и курдских вооруженных отрядов, третья предполагает уничтожение армии боевиков.
Сейчас, видимо, обстоятельства заставили Барака Обаму вернуться к этому плану. Какой будет сухопутная кампания США против ИГ, и чем она закончится?
– Обама на этот раз в числе угроз назвал лихорадку Эбола и «Исламское государство», а Россию пропустил и вообще не упомянул Украину, – отмечает военный эксперт Виктор Мясников. – Это важный момент. Видимо, выборы в Конгресс поменяли приоритеты Барака Обамы, и он скорректировал курс своей администрации. В частности, президент США понял, что особую тревогу у американских граждан вызывает ИГ, и решил усилить свою политику в этом направлении.
Но при этом Обама не предпринял сразу никаких решительных действий, а предпочел заручиться поддержкой Конгресса. Если конгрессмены поддержат предложение начать наземную операцию, США могут – сроки пока не оговариваются – принять более деятельное участие в борьбе против ИГ.
«СП»: – Каким конкретно будет это участие?
– Это может быть отправка в Ирак ограниченного контингента американских военнослужащих – до нескольких тысяч человек. Они будут воевать совместно с иракскими войсками, но не на передовой, а поддерживая иракцев высокотехнологичными средствами борьбы.
Это американские ударные вертолеты с соответствующим персоналом, артиллерия, прежде всего самоходная, различная бронетехника. Плюс группы американского спецназа и разведывательные подразделения, в том числе, технические. Кроме того, США возьмут на себя прием и доставку военных грузов.
На мой взгляд, таким и будет участие американцев в сухопутной операции, чтобы минимизировать потери. Американцы, как известно, очень болезненно относятся к потерям среди своих военнослужащих, и на передовую не полезут.
«СП»: – США могут подтянуть под сухопутную операцию союзников, чтобы воевать чужими руками?
– Союзники регулярно участвовали в операциях США на Ближнем Востоке. И сейчас против «Исламского государства» воюют Кувейт, Саудовская Аравия, возможно, еще какие-то арабские государства, которые свое участие в кампании не афишируют. Но, как правило, в наземных операциях контингенты этих стран участия не принимают.
Проблема в том, что у монархий Персидского залива, которые поддерживают США, нет собственных серьезных воинских контингентов. Как правило, армии небольших эмиратов вообще сплошь состоят из зарубежных наемников, нанятых в частных военных компаниях (ЧВК). Иногда этим подразделениям придается статус воинского контингента, и тогда они выступают под флагом, например, Катара или Омана.
«СП»: – Эти зарубежные ЧВК американские, типа скандальной Blackwater?
– Нет, речь идет о европейских ЧВК. В основном, это англичане – бывшие военнослужащие из спецподразделений. Воюют за монархии и немцы, в последнее время – поляки и французы. Американские ЧВК если и воюют, то руками дочерних компаний, которые базируются где-нибудь на Карибских островах, и нанимают специалистов в Европе. Таким образом, связь наемников с теми, кто их зафрахтовал, не прослеживается.
Собственно, американские ЧВК, как правило, занимаются только охраной – дипломатов, каких-либо важных объектов. Во фронтовых операциях они участвуют крайне редко.
«СП»: – Могут ли США, в случае наземной операции, под предлогом борьбы с ИГ вторгнуться в Сирию?
– С Сирией американцы хотят расправиться чужими руками. Как раз в Сирии борьба с ИГ ведется очень сдержанно. Зато Штаты заинтересованы в том, чтобы ИГ помогло свергнуть Башара Асада, а затем американцы постарались бы раздавить исламистов и установить в Сирии марионеточное правительство.
Американцы, кроме того, поддерживают курдов, что очень не нравится Турции. Курды де-факто объявляют о своей автономии, и начинают объединяться уже на трансграничной основе. Это означает, что вполне может сформироваться единый курдский фронт, который будет включать в себя Ирак, Сирию и Турцию.
Анкару такая перспектива беспокоит больше всего. Турция была заинтересована, чтобы «Исламское государство» разгромило в Сирии курдское ополчение и вытеснило курдов из приграничных с Турцией районов. Тем не менее, Анкара была вынуждена пропустить в Сирию отряды курдской «пешмерги», потому что в самой Турции курды оказались на грани восстания из-за сирийских событий.
Американцы в этой ситуации ведут двурушническую политику и пытаются противопоставить курдов Башару Асаду, чтобы расколоть Сирию. При этом США совершенно не волнует мнение союзника – Турции. Впрочем, в Вашингтоне понимают, что если курды сыграют отведенную им роль в Сирии, американцам, возможно, придется помогать уже Турции в борьбе с курдами, но это их тоже не волнует. Политика «разделяй и властвуй» – конек Вашингтона. Громить курдов подчистую США тоже не с руки, чтобы ограничить влияние Турции и держать ее на коротком поводке.
«СП»: – Что больше пугает США в действиях ИГ? Угроза захвата крупных нефтяных месторождений, например, в Саудовской Аравии или перспектива, что радикальные исламисты станут главной – и неподконтрольной – силой в регионе?
– Победа ИГ в Ираке будет огромным внешнеполитическим провалом США. Именно американцы свергли иракского диктатора Саддама Хусейна и попытались насадить в стране демократию западного типа. Но в итоге оказалось, что американцы отвоевали территорию для самых отъявленных исламских экстремистов, которые намерены создавать – ни много ни мало – целый халифат.
В результате, может измениться геополитическая карта мира. Халифат не признает границ, и распространение «Исламского государства» пойдет по всем направлениям. Афганские талибы уже заявили, что поддерживают ИГ, аналогичные заявления сделали еще несколько радикальных исламских группировок.
Но самое главное – до тысячи европейцев и американцев ежемесячно вступают в ИГ, приезжают в Ирак и Сирию, воюют на стороне экстремистов. А потом возвращаются обратно и несут заразу по западному миру. В последнее время в рядах «Исламского государства» замечены и китайцы. Пока их очень немного, но угроза радикальной исламизации отдельных районов Китая – похлеще лихорадки Эбола.
Кроме того, у «Исламского государства» достаточно много сторонников в арабских странах. Если вдруг эти сторонники поднимут мятежи при поддержке контингента, который имеется у ИГ в Ираке, и возьмут власть в Саудовской Аравии и монархиях Персидского залива, – половина мировых запасов нефти окажется в руках радикальных исламистов. Это будет крушением для мировой экономики.
«СП»: – Ваш прогноз: как выглядят перспективы американской наземной операции?
– Восток – дело тонкое. Операция может закончиться формальной победой США: территория Ирака будет вроде бы очищена от ИГ. Однако основная часть войска исламистов рассеется под видом мирного населения. В подходящий момент, когда американцев поблизости не будет, а в Ираке возникнет кризисная ситуация, они снова выйдут на поверхность, и все повторится.
Мы уже это видели. Американцы, например, ничего не добились в Афганистане, не могут ничего добиться в Ливии. Методы США явно не соответствуют ситуации, американцы не способны победить идеологию исламского экстремизма. А вся проблема упирается именно в идеологию…
– Обама понял, что авиаударами не решить проблему «Исламского государства», – считает директор Центра изучения стран Средней Азии и Ближнего Востока, полковник в отставке Семен Багдасаров. – ИГ на эти удары не обращает особого внимания, а успешно ведет наступление в двух направлениях – иракском и сирийском. Более того, военные формирования ИГ вплотную подошли к Багдаду, и начинают стягивать вокруг него кольцо. Падение Багдада будет колоссальным геополитическим поражением США, которые рассчитывали Ирак контролировать.
Именно поэтому Обама принял во внимание заявление главы Объединенного комитета начальников штабов США генерала Мартина Демпси о необходимости наземной операции.
Операция, на мой взгляд, будет выглядеть следующим образом. США первым делом возьмут под контроль аэропорт в Багдаде и высадят там 20-50 тысяч человек – именно такие цифры называл Демпси. Но, думаю, по ходу действий американский контингент возрастет до 100-150 тысяч человек.
Целью американцев станут стратегически важные города – Мосул, Тикрит, Фаллуджи. И здесь возможны два сценария. Любо боевики ИГ поступят, как сделал в свое время «Талибан»: уйдут из крупных городов и стратегических районов, а в оставшихся развернут партизанскую войну, и постепенно перейдут в контрнаступление. Либо «Исламское государство» окажет сопротивление, и будут бои. В этом случае американцы возьмут стратегические города под контроль за два-четыре месяца…
Фото: EPA/ ТАСС
http://svpressa.ru/war21/article/103209/

7 ноября, 2014 Главные новости Политика

Алексей Левинсон: Власть нам подмигивает, а мы радуемся

6 ноября, 2014 в 7:05
1415206278_856927_97

Социолог, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра» Алексей Левинсон — о массовом сознании жителей России, новом двоемыслии, символическом Путине, желании вставать по одному гудку и о том, почему нельзя кричать, что Россия сошла с ума.

— В августе, в разгар боев в Донбассе, я ездила по русским хуторам около границы с Украиной. Все местные знали, что рядом идут бои, что в полях стоят минометы российской армии, слышали, как те обстреливают Украину. Но при этом половина местных говорила: да, российская армия участвует в войне, но пусть это останется между нами, мы же все патриоты. А половина — что никаких минометов нет, стреляют только в Украине, а слышим мы эхо. Так говорили десятки людей. До сих пор не понимаю: они врали мне? Или себе? И не врут ли так же себе россияне, когда отрицают, что наши военные воевали в Украине, и говорят, будто мы не виноваты в этой войне?

— Наверное, это главный вопрос, который сегодня перед нами стоит. Мы постоянно наблюдаем кричащую очевидность противоречия между тем, что люди видят и что говорят. Феномен этот можно назвать новым двоемыслием. Новым потому, что слово «двоемыслие» — doublethink — Джордж Оруэлл применил к описанию общества, очень похожего на советское, где люди говорили для власти одно, а для себя другое. Те, кто жил в советское время, это застали. Но то, что было выпестовано в путинскую эпоху и может считаться главным политико-психологическим достижением этого периода, — двоемыслие совсем другого рода.

В ситуации, о которой писал Оруэлл, было две стороны — власть и общество. Сейчас надо вести речь о трех субъектах. Один — это власть, персонифицированная Путиным. Другой — общество. А третий — мысленная общность, которая не существует как реальное сборище людей, а является образом мыслей, дискурсом. Это образ мыслей, который присутствует в массовом сознании, он живет внутри нашего общества, но выражает подходы, которые у нас ассоциируются с Западом, ориентируясь на его мораль и ценности. Проще всего описать их как корпус норм международного права, общечеловеческих ценностей.

Сознавая, что это присутствует в нас, и зная, как будут выглядеть наши действия (тогда только замышлявшиеся) с этой точки зрения, Путин заранее объявил тех, кто будет выражать такие взгляды, «пятой колонной». Штука в том, что эти взгляды, повторю, принадлежность всего общества и всех, включая высших руководителей. Но разница в том, как с ними обращаться. Дать им звучать внутри и вовне или заглушить иным подходом: мы заведомо лучше вас и мы заведомо правы, а вы нет. Путин — или его режим — предложил такой тип отношений: с Западом мы говорим на его языке, ценности демонстрируем западные (права человека, свобода и т.д.) и даже можем выставить политического деятеля, который скажет, что «свобода лучше, чем несвобода».

Все это власть говорит чужим, а своим подмигивает: мол, мы-то с вами всё понимаем! И наши люди получают важный месседж: «Мы свои позиции перед Западом не сдаем». Таких Путин послал множество, и это находило и находит поддержку. Вам же сказали, что мы как патриоты не будем признавать то, что мы знаем как жители. Признавать перед кем? Перед Западом, который там, за бугром, и перед Западом, который внутри нас.

И если в первом случае это лукавство примитивное, то во втором это очень сложная для сознания и для души комбинация. Она уродует душу народа. Но это скажется потом, а сейчас все тонет в волнах упоения.

Во время присоединения Крыма этот… не диалог, а глубинный унисон власти и публики против Запада заработал вовсю. Что на самом деле происходит в Украине, кто в кого там стреляет, чьи войска воюют — все это известно, но вытеснено, если психологические термины использовать. Назвать лицемерием это нельзя. Правда сейчас совершенно не нужна, она подрывает самоуважение страны. Если ты признаешь, что «наши танки на чужой земле», то себя ты должен признать предателем.

— Потому что ты идешь против большинства?

— Ты идешь против самого себя.

— Можно оправдывать себя тем, что ничего не в силах сделать, ты беспомощен перед властью.

— Нет, ситуация сложнее. С одной стороны, сознание людей утверждает: воевать — это наше право великой державы. С другой: то, что мы делаем, вполне соответствует этим вашим международным стандартам — то есть «их» стандарты мы принимаем! Общество проглотило правозащитную и демократическую ценностную систему и понимает, что нарушать их плохо.

Получается очень интересная штука. Изолируясь от всего мира, россияне полагают, что изолируются не на базе каких-то медвежьих ценностей, противоположных мировым. Нет! Они думают, что у нас все так же, как на Западе, может, даже лучше. Просто Запад про нас чего-то не понял. В опросах люди говорят, что хотят поддерживать хорошие отношения с Европейским союзом и Соединенными Штатами. Но при этом на вопрос «Есть ли у России враги?» 84% отвечают, что да, и среди врагов на первых местах США и ЕС.

Идет очень сложное вращение одной системы ценностей внутри другой, притом что они друг другу яростно противоречат. Это противоречие, которое сопровождает всю нашу историю, просто сейчас оно приняло формы, которых не принимало никогда, — в этом смысле ситуация историческая.

— Получается, раскол между ценностными системами будет продолжаться? Раз мы так сильно нарушили нормы международного права, мы не можем отступить назад, покаяться и свести эти две системы ценностей в одну.

— Мне легче всего сказать «да». Но это все равно не избавляет нас от вопроса: ну и тогда что? Россия, которая ощетинилась против всего мира, будет существовать сколько? Небольшие страны, от Камбоджи до Северной Кореи, могут тянуть долго. Но России это сделать нелегко. При всех разговорах о том, что мировая изоляция нам на пользу, наши ресурсы невелики. И без помощи друзей из-за рубежа мы входили в кризис мировой экономики, в кризис собственной экономики. И теперь на это наложились санкции и контрсанкции. Четыре фактора… Тяжело будет, конечно. А насчет покаяться — это было бы хорошо для душевного здоровья нации. Но для этого нужен такой исповедник, которого признает вся нация, праведник. А такого пока не видно. Быть может, на следующем шаге…
«Нельзя кричать: «Россия сдурела»

— Я здесь помянул бы идею Алена Безансона, французского историка и социолога. У него есть наблюдение, что в советской истории сменяют друг друга периоды, которые он назвал по первым примерам «военный коммунизм» и «НЭП». «Военный коммунизм» — условное название, с коммунизмом там ничего общего нет. Это режим, при котором государство берет на себя тотальный контроль за общественными ресурсами и употребляет их, как оно разумеет, чаще всего в интересах бюрократии, включая ее силовую часть в первую очередь. И, таким образом, истощает общество до какого-то последнего предела, после чего происходит переключение в другой режим, для которого он использовал слово «НЭП». При НЭПе дается ход общественной и частной инициативе, естественным энергиям общества. Оно наполняется ресурсами — при НЭПе в течение года в магазинах появились белые булки — и тогда через некоторое время никуда не исчезавшая бюрократическая система кладет ему конец и начинается второй цикл.

За этими двумя фазами стоят два типа элит и разные наборы институтов. В первой — экспроприирующие и перераспределяющие, строящие военную экономику, культуру и проч. Во второй — институты предпринимательства, свободных гражданских объединений и т.д. Нетрудно заметить, что люди моего возраста успели прожить несколько разных фаз, и понятно, что сейчас происходит очередная смена.

— Фаза, в которую мы входим, в России обычно длиннее предыдущей.

— Тут надо говорить уже о политических обстоятельствах, о том, какие элиты в стране сильнее. Российская история демонстрирует, что у нас всегда сильнее государственные, бюрократические элиты. Но и у этого периода непременно будет конец, и он настанет тогда, когда этот режим истощит общественные ресурсы. Он будет это делать быстро.

— Ну в условиях санкций…

— Санкции просто украсили эту ситуацию. Общество и так думало, что Запад против нас, а теперь он просто сказал: да, мы против вас.

— То есть санкции обрадовали людей, потому что уменьшили раскол в умах?

— Покойный Борис Дубин говорил об этом именно как о радости. Россияне с облегчением отринули Запад, говорил он. Можно объяснить это тем, что эти либеральные, западные, универсалистические ценности, выражаясь в психоаналитических терминах, играют роль своего рода суперэго, внешнего контролера, помещенного внутрь. Бунт против него объясним. Но тут нельзя делать вот что. Нельзя кричать: «Россия сдурела». Кричать, что это общественное помешательство, патология, шизофрения… Квалифицировать это как патологию — значит отказаться от понимания.

Как бы то ни было, это облегчение временное — быть «заодно с правопорядком», как называл Пастернак. Но долго так быть не может. Отделять себя от власти, противопоставлять себя ей — это черта русской культуры. Не диссидентской, не интеллигентской — всей культуры. Про власть принято говорить «они»: это они не починили дорогу, это они сделали так, что пенсии маленькие. Они, а не мы.

Временно устранить это противоречие мечтают все, и интеллигенция в том числе. Слиться с народом — вот ее мечта. То есть все три компонента этой схемы хотят быть друг с другом и никогда надолго слиться не могут.

— Недавно вы написали, что в обществе сохраняется поддержка заявлений власти, но снижается поддержка ее действий.

— Да. Тут тонкие вещи получаются. Российское общественное мнение всегда — ну, по крайней мере, после Афганистана — было против того, чтобы посылать на войну «наших мальчиков». Люди не хотят, чтобы наши были замечены в Украине, в Крыму. Но поскольку мы сейчас так поддерживаем наше руководство, то мы поддержим его и в случае вторжения. Поэтому 74% в марте обещали поддержать руководство в случае возможного военного вторжения в Украину. Эта поддержка стала снижаться, когда пришло реальное понимание того, как действует там российская сторона (в конце августа вторжение в Украину поддержал 41% респондентов «Левада-центра». — Е.Р.). Идет эта так называемая гибридная война, без объявления, без знаков различия, без признания. И российское общество говорит: да, такую политику мы поддерживаем, а вторгаться не надо.

— То есть Путин следует воле народа?

— Я думаю, инициатива всегда за Путиным. При этом оговорюсь, что я не знаю, что за человек Путин и как устроено его мышление, и вообще, один ли это человек, или группа, или несколько групп, и как они принимают решения. Это не моя профессия. Я говорю только о той символической фигуре «Путин», которая в глазах населения.

Важно еще, каков статус происходящего — в глазах российского общества. До поры до времени все единение совершалось вокруг символических фигур, объектов. Когда объект имел форму Олимпиады — для символического дороговато, но черт с ними, с деньгами. Но теперь вместо действий чисто символических люди реально убивают людей, разрушили треть соседней страны. Ради чего? Что совершает символический Путин? Он объединяет нас на платформе великой державы. Вот и все. За это чувство единения заплачена такая цена, что будет чувствоваться десятилетия.
«Воспевание бедности идет от отчаяния»

— В октябре 62% опрошенных «Левада-центром» заявили, что западные санкции не создадут проблем ни им, ни их семьям. Вы писали, что респонденты улыбались и говорили: «Ничего, поедем в деревню, будем картошку сажать». Люди не понимают, что могут столкнуться с серьезными проблемами? Или в нынешнем приподнятом состоянии не считают возможным говорить об этом?

— Мне кажется, дело в том, что пока это реальность завтрашнего дня. Данные последнего опроса говорят, что 20% считают наше время тяжелым, 31% — что тяжелые времена позади и 37% — что они впереди. При этом, отвечая на другой вопрос, 65% утверждают, что дела идут в правильном направлении. То есть идут-то правильно, а впереди что? Самые тяжелые времена.

— Ульяна Скойбеда писала в «Комсомольской правде», что мы будем штопать колготки, варить клейстер и ходить в резиновых сапогах, и писала радостно, как о возвращении чего-то настоящего.

— Да, ведь у нас плюс ко всему есть идея, что бедный всегда более прав, чем богатый. Но воспевание бедности идет от отчаяния. Другое дело, что окажется приятнее: правота или чтобы дома батареи работали?

— Почему мы видим это нарушение логики, а респонденты нет?

— Потому что когда мы спрашиваем, в каком направлении мы идем, человек думает: то, которое есть, — хорошее? Правильное? Я скажу, что да, я — за. Потому что Крым наш, потому что Путин сделал, как мы все хотим, потому что реализовались все наши исторические надежды на то, что Россия — великая держава. Потом его спрашивают про времена. Он прикидывает: да, все дорожает, зима придет, с ценами на нефть плохо. Да, трудные времена впереди. Это — логика другого рассуждения, как «умный» и «красивый». Поэтому не следует нам — тем, кто смотрит на эти данные, — говорить: ребята, у вас не в порядке с головой. Это просто разные дискурсы.
«Мы ужасно одиноки в стране»

— Согласно вашим опросам, тех, кто не поддерживает политику Путина, в стране всего 16%. Как им — нам — быть?

— Не обязательно 16, это может быть 9%, может быть 7% — смотря какой вопрос взять. Мы — люди, которые читают вашу газету или думают как-то близко к тому, как я, — уже пережили шок от ощущения, что мы ужасно одиноки в стране.

Я предлагаю нам приноровиться к новой ситуации и понять: именно из нашего языка, нашего дискурса, нашей ценностной системы приняты на вооружение обществом чуть ли не самые главные постулаты. Они извращены, конечно. Но их существование значит, что мы не некое социальное ничтожество в углу общества. Мы те, чья духовная продукция была востребована. И будет востребована и впредь. Но к тому моменту она должна быть, должны быть выработаны суждения и постулаты, которые будут годны для того, а не нынешнего момента. Они должны покоиться на наших базовых ценностях, но отвечать запросам того времени. А не сегодняшнего либо вчерашнего дня.

Интеллигенции требуется генерировать новые идеи. И мне более всего жалко, что кончилось время Болотной не в том смысле, что никто больше не стоит под стенами Кремля и не машет кулаком, а в том, что прекратилась та очень мощная волна интеллектуальной проработки ситуации, которая сопровождала протест. Сейчас, мне кажется, остались единицы людей, которые думают, осмысляют. Остальные просто сидят, взявшись за голову: «Боже…» Или взявшись за чемодан.
«У людей испуг, как у детей в лесу»

— Судя по опросам «Левада-центра», люди чувствуют, что стоят одни против всего мира. Видимо, в условиях борьбы со всеми должно начаться конструирование новой личности?

— Именно так. И меня это очень беспокоит. Потому что из большинства живущих сейчас новую личность уже не сконструировать. Но есть совсем молодые члены нашего общества — попросту говоря, дети, — которым телевизор и напуганные всем происходящим учителя сейчас закладывают в голову нынешнее видение мира как базовое. Мир изменится, а они его будут видеть так.

— Как полярный и враждебный?

— Да. «Мы живем в окружении врагов, пиндосы хотят нас захватить» и т.д. Когда смотрю телевизор, я понимаю, что он лжет. А они об этом не думают. И когда учитель будет говорить им про мир, состоящий сплошь из врагов — искренне или неискренне, не важно, — они это примут. Конечно, с тем уровнем недоверия, который в нашу культуру вообще заложен («никому нельзя верить, ни учителю, ни телевизору, ни прогнозу погоды» — но приходится верить). И это ужасно, потому что они пронесут это мировоззрение по всей жизни, сколько бы жизнь ни учила их, что они не правы. Дальше какие-то молодые люди будут из этого ощущения выламываться и выкручиваться, для каждого из них это будет реальной драмой. А остальные будут жить так, как сейчас доживают те, кто не смог вписаться в нынешнюю жизнь, — это чуть ли не треть страны.

За короткий период с начала 1990-х наше общество пережило колоссальные социальные трансформации. Когда говорят «развал Союза», это означает развал огромного количества социальных конструкций. Рухнули системы, от которых зависели жизни людей, их самопонимание. Системы были коллективистскими. Теперь мы не встаем по одному гудку, не работаем многотысячными коллективами, других жизненных — вот слово «скрепы»-то откуда! — скреп стало гораздо меньше. Живи сам! У людей испуг, как у детей в лесу. И необходимость символически — не реально, а символически! — объединяться.

Почему аудиторию удается кормить советскими фильмами? Потому что в их картинке, бытовых мелочах проскакивает вот это некогда большое и единое целое, которого сейчас люди не находят. И они стремятся найти заменяющие его символы единства. Советское кино — это единство, которое в прошлом, а Путин — это символ единства, которое сейчас.

— Видно, как, параллельно с отношением к советскому меняется восприятие, например, сталинских репрессий. Это отражается в опросах?

— В эпоху гласности открывалось столько, что общество столбенело: «Боже мой, Коммунарка. Неужели здесь расстреляли столько людей?» Реакция ужаса прошла. Никто не говорит, что там не расстреливали. Да, это было. Ну и что? Понимаете, гласность была построена на идее, что, как только мы увидим, какую гигантскую историческую ошибку совершили, мы покаемся, исправим ее и сделаем все по-другому. Теперь выяснилось, что правда сказана — а стены не рухнули. Второй раз сказать людям: «Сталин — палач»? Да, скажут вам — Сталин палач, но при этом герой, с которым мы одержали победу, которая есть самое великое событие в истории XX века. В сознании людей одно другому не противоречит.
«Лицо нужно сохранить целой стране»

— Сколько может существовать общество с нынешним двоящимся сознанием?

— Недолго. Другой вопрос: как оно начнет меняться? Что послужит триггером? Пока есть гипотеза, что общественное сознание будет медленно возвращаться к исходному состоянию за счет забывания или ослабления политического интереса. Другая гипотеза — что должно произойти что-то оглушительное.

— Громче, чем падение малайзийского «Боинга»?

— Да, и при этом событие катастрофического характера. Его нельзя исключать, потому что ситуация очень рискованная, или была очень рискованной, сейчас мы чуть отошли от края. А третья гипотеза — что возникнет такое… ощущение пустоты. «Ничего не было, все кончилось и не о чем говорить». Если я правильно понимаю, то пока внутренняя защита выстраивается именно таким образом. Сейчас очень много говорят, что сторонам конфликта надо не терять лица. Здесь лицо нужно сохранить целой стране.

http://www.novayagazeta.ru/politics/65985.html

6 ноября, 2014 Главные новости Мнение Политика

Анализ региональной политики за 27 октября – 2 ноября 2014г.

6 ноября, 2014 в 6:31
light_9bdd9450e1ca0f8df7b65ecb4e9f218d

Минувшая неделя оказалась богаче на внутренние, нежели на внешние события. Ее можно назвать «неделей регионов», т.к. с губернаторами первые лица страны встречались чаще, чем с зарубежными коллегами. Довольно много прошло мероприятий экономической тематики. Регионы получат право задействовать в борьбе с пожарами социально ориентированные НКО – соответствующий законопроект успешно проходит парламентские процедуры. Президент РФ Владимир Путин отреагировал на «наркотический ад» и внес в Госдуму законопроект, усиливающий ФСКН. Продолжается давление регионов на муниципалитеты.

Украинский кризис: газ, выборы, война

Политика России на украинском направлении развивалась сразу в нескольких направлениях. Во-первых, достигнуты договоренности о поставках газа на Украину (гарантом оплаты выступил ЕС), ей гарантирована скидка. Во-вторых, при конструктивном диалоге на газовом направлении стороны продолжили обмениваться резкими заявлениями (антиамериканская речь президента РФ Владимира Путина на Валдайском клубе была дополнена обвинениями со стороны министра обороны Сергея Шойгу, а на торжественной церемонии Путин пообещал высшему офицерскому составу дальнейшее перевооружение и усиление армии и спецслужб). В-третьих, на территорию Донбасса прибыл очередной гуманитарный конвой, а председатель правительства РФ Дмитрий Медведев заявил о внимательном рассмотрении обращений общественности Донецкой и Луганской областей о предоставлении помощи. В-четвертых, представители российской власти присутствовали на успешно прошедших в ДНР и ЛНР выборах глав и парламентов.

Бизнес: развивать нельзя кошмарить

Заметно увеличилось число мероприятий, посвященных экономическому развитию.

На правительственном заседании по развитию гражданского судостроения было принято решение о выравнивании военного и гражданского заказа на верфях, а также о «прикреплении» крымских судостроительных заводов к крупным российским.

На другом правительственном заседании (по развитию текстильной промышленности) министр промышленности и торговли Денис Мантуров предложил предоставлять предприятиям легкой промышленности госгарантии по кредитам на техническое переоснащение (объем 4-5 млрд руб. ежегодно, общий срок – не менее 5 лет).

На форуме «Опоры России» Дмитрий Медведев в Концертном зале «Планета КВН» описал способы решения главной проблемы малого бизнеса – недоступности финансов: Агентство кредитных гарантий (50 млрд руб., первые выданные гарантии – 500 млн); формирование региональных гарантийных фондов (81 регион, общая капитализация – 40 млрд руб.); система микрофинансирования для бизнеса, которому недоступны банковские кредиты (29 регионов, 1,5 млрд руб.); законопроект, дающий регионам право вводить двухлетние налоговые каникулы. Хорошей новостью стала информация о том, что в рейтинге Doing Business от Всемирного банка Россия поднялась на 30 позиций, заняв 62-е место, и даже обошла партнеров по БРИКС.

Кроме того, Медведев в очередной раз заявил, что «недопустимо кошмарить бизнес».

С другой стороны, несколько противоречат озвученным намерениям действия государства в отношении «Башнефти» (фактически конфискована в пользу государства решением суда), а также наделение регионов и муниципалитетов правом допуска к налоговой тайне – законопроект одобрен правительственной комиссией и готовится к обсуждению на заседании правительства РФ. В случае одобрения региональные налоговые инспекции будут обязаны передавать информацию о налоговых отчислениях конкретных компаний, что, по словам экспертов, может привести к увеличению числа коррупционных схем и усилению давления на бизнес.

Закрома Родины

Мониторинг Минсельхоза за прошедшую неделю показывает некоторый рост цен на зерновые культуры и молоко, ритейлеры начали получать уведомления от производителей гречки о грядущем повышении отпускных цен на 20–100% (причина – потеря урожая в Сибири из-за как всегда внезапных холодов), производители консервов прогнозируют заметный рост цен на шпроты (причина – невозможность замещения балтийского сырья из-за санкций).

Электронным паспортам быть

На заседании правительственной комиссии по использованию ИТ для улучшения условий бизнеса было отмечено, что эволюция услуг налоговой службы происходит даже быстрее прогресса в бизнес-среде, ежегодное число запросов на портале ФНС составляет 580 млн. На этом же заседании была одобрена концепция региональной информатизации в рамках образования, медицины, социальных услуг, транспорта, а также озвучен пилотный проект перехода к электронным паспортам (2015–2017гг., Севастополь, Республика Крым, Ростовская область и Краснодарский край).

Самые эффективные регионы

На заседании правительства РФ его председатель заявил, что самые эффективные регионы по итогам 2013г. получат финансовое поощрение (3,5 млрд рублей распределят между 20 регионами). Первые места заняли Татарстан, Тюменская область, ХМАО. Кроме того, отдельный грант получит за хорошую работу, конечно же, Чечня.

Минсельхоз в качестве региона, чей опыт паспортизации сельских поселений (формирование всей информации о демографической, социальной, экономической ситуации, состоянии инфраструктуры и жилищного фонда и т.д.) достоин быть образцом для остальных, назвал Волгоградскую область.

Кто из губернаторов близок к «телу»?

Очередной рейтинг лоббистов, по версии Агентства экономических новостей, показал, что наибольшим лоббистстким потенциалом среди губернаторов по-прежнему обладают главы Москвы (Сергей Собянин), Татарстана (Рустам Минниханов), Чечни (Рамзан Кадыров). Отмечается также, что успешно вошел в рейтинг глава Волгоградской области Андрей Бочаров, а также заметно улучшил позиции Владимир Миклушевский (Приморский край).

Очередной губернатор-«лузер»

Каждый рейтинг поднимает целую «медиаволну» обсуждений, самым популярной темой которых являются возможные отставки губернаторов. Упоминавшаяся в предыдущих обзорах волна обсуждений отставки главы Калининградской области Николая Цуканова стихла, и о его экскорпорации говорить перестали (несмотря на появляющиеся «по инерции» негативные новости наподобие низкой эффективности ОЭЗ в регионе). Теперь главным кандидатом «на вылет» стал губернатор Тверской области Андрей Шевелев. Другой глава региона, ставший объектом нападок, – Сергей Ястребов (Ярославская область), у которого оппозиционный депутат Борис Немцов обнаружил конфликт интересов (дочь работает в фармацевтической компании, поставляющей в рамках госзаказа лекарства в регион по завышенным ценам). Губернатор же Владимирской области Светлана Орлова, в прошлый раз попавшая в скандал, в этот раз попала в ДТП по дороге из Москвы в регион.

ТОР: в ожидании чуда

Законопроект о ТОР, внесенный в Госдуму, поддержанный бизнесом и губернаторами, стал первым документом, который подвергается новой процедуре – общественному обсуждению (формат «нулевого чтения»), введенному в августе

ФЗ «Об основах общественного контроля». В ближайшие три года планируется создать 5 ТОР, 6 инвестпроектов на 90 млрд руб., 6,5 тыс. рабочих мест. Впрочем, уже один только Приморский край планирует разместить на своей территории 5 ТОР; по словам губернатора края Владимира Миклушевского, затраты на развитие инфраструктуры составят 3–10 млрд руб. на каждую ТОР. Вообще Миклушевский в преддверии ТОР развил чрезвычайно бурную деятельность: встретился с генконсулом КНР (договорились о проведении роуд-шоу в провинциях Китая) и с президентом Корейской международной торговой ассоциации (обсудили развитие туризма и создание совместного инновационного центра).

Региональные заксобрания: непрофессионализм и совместительство

В регионах полным ходом идет «малая реформа» легислатур. Региональные заксобрания (в Белгородской, Волгоградской, Тульской, Вологодской, Курганской, Мурманской, Нижегородской, Новосибирской областях и т.д.) переходят на работу на неосвобожденной (бесплатной, с сохранением основного рабочего места) основе. Такая практика является очевидной реинкарнацией советской модели функционирования бесправных советов-легитиматоров решений правящей партии. Основной озвучиваемый мотив – экономия бюджетных средств – достаточно спорен, эффект от него нивелируется снижением качества работы. Все или почти все оставшиеся оплачиваемые мандаты занимают единороссы, так что говорить об активном участии даже системной оппозиции в законотворчестве не приходится.

Муниципальный «клинч» Куйвашева

Продолжается «перекройка» муниципальной системы губернаторами, регулярно провоцирующая конфликты.

Главы Астраханской области (Александр Жилкин) и Приморского края (Владимир Миклушевский), изначально объявив о намерении сохранить избираемых мэров, на деле поддержали их ликвидацию.

Не прекращаются попытки губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева разделить крупные города на муниципальные районы, что вызывает протесты. Гордума Екатеринбурга приняла обращение с губернатору с просьбой не торопиться с реформой МСУ, по сути, повторяя слова полпреда в ДФО Игоря Холманских. Стоит отметить, что игнорирование Куйвашевым мнения полпреда может привести к тому, что главе региона придется «вести войну на два фронта». Ответным действием муниципальной легислатуры можно считать попытку создания междумской (объединяющей гордуму и облдуму) счетной комиссии, контролирующей губернатора и уполномоченной делать вывод о соответствии занимаемой должности.

Другое направление реформы – укрупнение муниципалитетов (объединение районов с городами, т.е. возврат к прежней районно-городской модели МСУ) – планируется к реализации в Орловской области. В Приморском крае подписано соглашение о создании Владивостокской агломерации, куда войдут два городских округа и два муниципальных района, а также (по плану) ТОР и игорная зона.

Крым: не ТОР, но СЭЗ

Дискуссия по формату развития Крыма завершена – правительство одобрило создание там свободной экономической зоны (СЭЗ), подразумевающей налоговые льготы (сниженные налог на прибыль и страховые взносы, освобождение от налогов на имущество и землю, двухлетние налоговые каникулы малому бизнесу) и режим свободной таможенной зоны для инвесторов, вложивших не менее 100 млн руб., режимы «свободного флага» и «удобного порта» (свободные экспорт и импорт); упрощенный 30-дневный визовый режим (с получением визы на границе).

Для республики, 75% поступлений в бюджет которой составляют федеральные дотации, принятие подобного закона критически важно. Основной спорный момент – новации в законодательстве, существенно упрощающие изъятие земель у собственников для строительства инфраструктуры (Керченский мост и СЭЗ), что создает угрозу перераспределения земель, располагающихся в курортной зоне. Крым является единственным регионом РФ, где продолжается строительный бум, так что риск использования закона «рейдерами-девелоперами» велик.

Кроме того, потенциально конфликтным может стать процесс бурной национализации, идущий в Крыму. В настоящее время национализированы предприятия, принадлежавшие Украине (несколько сотен) и украинскому олигарху Игорю Коломойскому (111 объектов), а также приватизированные ранее с нарушением законности (в т.ч. бывшими и действующими чиновниками).

Централизовать власть, призреть бесхозных

Масштабные рокировки произошли в правительствах Челябинской области и Санкт-Петербурга. В первом случае принятые Борисом Дубровским меры (совмещение должностей губернатора и председателя правительства, ликвидация вице-премьеров, введение двух первых заместителей губернатора и общее увеличение числа замов, подчинение минфина непосредственно главе, «блочное» кураторство заместителями ведомств) означают усиление ручного управление и контроля первого лица над принятием решений. Во втором случае кадровые решения (переход в правительство бывших федеральных чиновников и предоставление им более широких полномочий, перевод соратников губернатора Георгия Полтавченко на другие места работы) означают, по всей видимости, аппаратные игры и трудоустройство «бывших» на очередную синекуру.

Глава Чувашии Михаил Игнатьев уволил министра информационной политики и массовых коммуникаций и назначил на данную должность главу своей администрации, что, по слухам, может свидетельствовать о подготовке к выборам-2015.

К выборам начали готовиться и в Пермском крае, согласовав с федеральным центром перенос с 2016 на 2015г. выборы в гордуму и краевое собрание, дабы «разгрузить» выборы в Госдуму РФ.

В целом можно отметить высокую динамику событий, весь объем которых с крайним трудом помещается в формат одного обзора.

Обращает внимание, что ужесточение экономической ситуации влечет за собой ужесточение ситуации политической, в регионах партийная конкуренция окончательно выхолощена и о партиях и легислатурах можно говорить лишь в атрибутивном смысле. Милитаризация экономики пока встречает лишь декларативную реакцию федеральной власти.

Обнадеживает, что, по словам губернатора Белгородской области Евгения Савченко, «есть все возможности, чтобы эффективно работать в регионах». С особым вниманием мы далее будем следить за проектом общественно-экспертного контроля за органами власти, разработанным «Открытым правительством».

http://club-rf.ru/politic/38

6 ноября, 2014 Главные новости Политика